Открыть главное меню

Поджог стадиона в Загребе (1941)

Поджог стадиона в Загребе (сербохорв. Паљење стадиона у Загребу / Paljenje stadiona u Zagrebu) — диверсионная акция югославских коммунистических партизан, совершённая 22 июля 1941 года в Загребе[1]. В ходе событий девять человек сожгли дотла старый деревянный стадион в загребском районе Максимир.[2]

Поджог стадиона в Загребе
Основной конфликт: Народно-освободительная война Югославии
Stadion Maksimir areal.jpg
Стадион «Максимир», построенный на месте сожжённого стадиона
Дата 22 июля 1941
Место Максимир, район Загреба
Итог стадион сожжён дотла
Противники

 Югославия

 Хорватия

Командующие

Югославия Мартин Моймир

неизвестно

Силы сторон

9 человек

полиция Загреба

Потери

нет

неизвестно

ПредысторияПравить

С самого начала правления хорватских фашистов в Загребе, подчинявшихся руководству Третьего Рейха, в столице Хорватии было неспокойно, несмотря на кажущуюся тишину и не менявшийся темп жизни. Большая часть населения Загреба не приветствовала новую власть, считая её не освободительным движением, а коллаборационистами и предателями. Среди недовольных было особенно много членов Союза коммунистической молодёжи Югославии и прочих антифашистов. Самым первым диверсионным актом против власти усташей стал поджог стадиона в районе Максимир. Бывшие ученики средних школ Загреба были возмущены тем, что на стадионе, на котором ранее проводились тренировки клуба ХАШК, теперь было невозможно просто провести тренировку или разминку: загребские власти решили разобрать стадион, а дерево пустить для военного производства. В ответ на это молодёжь решила сжечь стадион и оставить усташей без ценного ресурса. Первые две попытки не увенчались успехом, и пожарные дважды успешно справились с пламенем.

ПоджогПравить

В третий раз хорватская молодёжь решила подготовиться куда более тщательно. Инициатором поджога стал Мартин Моймир[2], член загребского горкома СКМЮ. Помощь ему оказывали Крешо Ракич, Станко Бронзин, Брацо Белич и Гвозде Будак (выпускники-члены СКОЮ), Любо Шарич, Степан Млинарич, Борис Триглавчан и Райка Бакович (школьники). Райка заняла должность курьера в этой команде[3].

С учётом неудачного опыта заговорщики решили подготовить побольше горючей смеси: на квартире у Мартина Моймира они постоянно проводили эксперименты с нитроглицерином, пытаясь получить нужное им взрывоопасное вещество. После одного из таких экспериментов в квартире прогремел взрыв: пострадавших, к счастью, не оказалось, но одна из комнат Моймира обгорела. В конце концов молодёжь изготовила достаточно взрывоопасного вещества, после чего в 9 часов вечера, разделившись предварительно на две группы, направились к сокольскому стадиону в Максимире. Им удалось тайно пробраться мимо охранников и расставить резервуары с горючей смесью со всех сторон стадиона. Выполнив работу, группа подожгла стадион и незаметно сбежала. К утру выяснилось, что стадион сгорел дотла[2].

ПоследствияПравить

Хорватские власти были в бешенстве, узнав о подобном поджоге, однако до ноября 1941 года им не удавалось даже выйти на след подозреваемых. После долгих допросов и пыток усташская полиция узнала всё-таки имена нескольких заговорщиков. 22 ноября 1941 агенты Усташской надзорной службы на углу Хайнцловой и Звонимировой улиц арестовали Крешо Ракича, Степана Млинарича, Велько Драговича и ещё одного неизвестного, у которого были обнаружены листовки Коммунистической партии Югославии. Милан Ивекович, агент УНС, должен был их доставить в дом 2 по Звонимировой улице на третий этаж, однако Млинарич выхватил пистолет и застрелил агента[2]. Крешо Ракич был арестован, и вскоре его расстреляли ещё с 17 антифашистами в Ракове-Потоке[2]. В память о нём в загребском пригороде Трнско были переименованы начальная школа и культурный центр[4].

В массовой культуреПравить

В 1977 году Душан Вукотич снял фильм о событиях под названием «Операция „Стадион“» (серб. Акција стадион).

ПримечанияПравить

СсылкиПравить