Предвыборная кампания

Предвы́борная кампания (также избирательная кампания) — совокупность агитационных мероприятий, осуществляемая кандидатами на выборные должности и их партиями в избирательной борьбе, чтобы получить максимальную поддержку избирателей на предстоящих выборах[1].

Ричард Никсон во время предвыборной кампании в 1972 году

В предвыборной кампании могут участвовать в том числе группы поддержки избирателей, общественные организации, средства массовой информации. К основным способам ведения предвыборной кампании относят проведение предвыборных собраний и митингов, печатание статей, памфлетов, предвыборных афиш и плакатов, выступления в СМИ. Избирательная кампания весьма подробно регламентируется избирательными законами. В частности законы могут регулировать сроки, порядок проведения и формы агитации, источники финансирования и др.[1]

Большую роль в избирательных кампаниях играют, так называемые, политические технологи, которые оказывают участникам предвыборной гонки целый ряд профессиональных услуг: от анализа предвыборной ситуации до написания предвыборных речей кандидатов.

Практики организации избирательных кампаний в РоссииПравить

Практики избирательных кампаний в современной России имеют свою специфику: по мнению ряда исследователей и специалистов, одними из наиболее значимых ресурсов для проведения избирательной кампании являются «финансы и административная поддержка»[2][3][4][1] . Соотношение этих двух аспектов в значительной степени определяет успешность или неуспешность выборной кампании для ее участников.

Модели проведения избирательных кампаний

Социолог Светлана Барсукова с соавторами в рамках исследования «Неформальные практики организации и проведения избирательных кампаний в России», выполненного при поддержке фонда социальных исследований «Хамовники»[5], по результатам опроса политтехнологов, председателей участковых избирательных комиссий, волонтеров-наблюдателей, представителей местных элит и бизнесменов[6] выделяют «жесткую» и «мягкую» модели применения административного ресурса:

  • «Жесткая» модель предполагает широкомасштабное использование административного ресурса на всех этапах избирательной кампании при ориентации на обязательное достижение запланированных показателей по явке и проценту голосов за представителей «партии власти». Финансовые ресурсы, обеспечивающие проведение выборов, практически полностью подконтрольны власти и становятся вариантом «оброка», которым власть облагает бизнес.
  • «Мягкая» модель предполагает сохранение определенного «окна возможностей», по крайней мере, для представителей системной оппозиции. Это расширяет возможности использования финансового ресурса и политических технологий для продвижения кандидатов, не согласованных с властными структурами"[2].

В случае применения «жесткой» модели проведения избирательной кампании все заточено на результат и целевые показатели, поэтому уровень конкуренции, даже декоративной, максимально снижается. Действующая власть разными способами мобилизует на достижение целевых показателей бюджетников, силовиков, студентов. В этих условиях исследователи отмечают постепенную «деградацию политического цеха» — при изменении условий и проявлении малейшей конкуренции, допуске до выборов сколь-нибудь реальных политических игроков даже административный ресурс уже не может обеспечить в полной мере нужный результат[7].

«Мягкая» модель предполагает большую роль финансовой составляющей, поскольку до избирательной кампании допускается большее количество участников: как реальных политических игроков, так и партий-спойлеров. В этой модели значительно возрастает роль политтехнологов, консультантов, которые получают заказы на проведение избирательных кампаний несколькими путями:

«Первый — прямой заказ администрации президента. Есть пул политтехнологов, которые устойчиво получают заказы на ведение избирательных кампаний в разных регионах РФ. Многие из них не желают выезжать в регионы и в рамках субподряда передают их более мелким конторам. Почему? Потому что результат практически гарантирован — так думали практически все.

Второй вариант получить заказ — хорошие отношения с действующей властью в регионе. Если вы находитесь в статусе советника губернатора, например, и вы какой-то субъект Российской Федерации прочно ведете много лет, администрация президента обычно не настаивает на смене действующего политтехнолога»[7].

Финансирование избирательных кампаний

Избирательная кампания по действующему законодательству идет 3 месяца. Все участвующие в выборах кандидаты и партии формируют избирательный фонд, из которого должны быть оплачены траты кандидата на ведение кампании (издание газет и листовок, поездки, аренда залов для встреч с избирателями, политическая реклама и т. п.). Формируются они за счет средств самих кандидатов, партийных бюджетов и пожертвований. При этом, закон ограничивает максимальный размер пожертвования и параметры жертвователя (например, не допускаются анонимные взносы), а также размер избирательного фонда, дифференцированный по уровням выборов и по регионам. Однако практически всегда помимо официального избирательного фонда формируется «теневой фонд», который позволяет повысить финансовую гибкость кампании[8]. Спонсорами этих фондов зачастую являются представители регионального бизнеса. Так, например, социолог Светлана Барсукова выделяет «активное и пассивное политическое инвестирование» бизнеса в избирательные фонды:

  • Пассивное политическое инвестирование бизнеса сводится к удовлетворению финансовых требований власти в области политических проектов (финансирование деятельности партий и избирательных кампаний). Бизнес принуждают к финансированию политических проектов под угрозой занесения его «в черный список», что отразится на отношениях с властью.
  • Активное политическое инвестирование носит добровольный, инициативный характер и направлено на то, чтобы делегировать своих представителей во власть — в ходе выборов получить мандат депутата, пост мэра или губернатора.

То есть при пассивном политическом инвестировании представители бизнеса вынуждены оплачивать политические проекты, тем самым инвестируя в отношения с властью. При активном инвестировании бизнесмены получают непосредственный доступ к власти, лично получая депутатские мандаты или приводя к победе доверенных лиц.

Собранные средства поступают в официальный или «теневой» избирательные фонды и обеспечивают финансирование избирательной кампании партии власти, финансовое подкрепление административного ресурса или финансирование кампании партий-спойлеров. Такая практика административного давления на бизнес с целью сосредоточения финансовых ресурсов является повсеместной. Однако при внутриэлитных политических разборках такой алгоритм сосредоточения финансов используется как формальный повод для обвинения чиновников в коррупции[9][2]

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Избирательная кампания // Большой юридический словарь. — М.: Инфра-М. А. Я. Сухарев, В. Е. Крутских, А. Я. Сухарева. 2003.
  2. 1 2 Завершен второй этап проекта «Неформальные практики организации и проведения избирательных кампаний в современной России». — ХАМОВНИКИ. khamovniky.ru. Дата обращения: 19 июня 2020.
  3. Путина выберут тихо - Свободная Пресса. svpressa.ru (2 декабря 2017). Дата обращения: 19 июня 2020.
  4. Прошедшие выборы в Мосгордуму отличись 'исключительно масштабным использованием административного ресурса в пользу партии 'Единая Россия', заявил в эфире радиостанции 'Эхо Москвы' глава Института национальной стратегии Станислав Белковский.. Эхо Москвы. Дата обращения: 19 июня 2020.
  5. Неформальные практики организации и проведения избирательных кампаний в современной России — ХАМОВНИКИ. khamovniky.ru. Дата обращения: 19 июня 2020.
  6. Завершен 3 этап проекта «Неформальные практики организации и проведения избирательных кампаний в современной России». — ХАМОВНИКИ. khamovniky.ru. Дата обращения: 19 июня 2020.
  7. 1 2 Деловой квартал. «Скумбрия против всех». Когда политика становится фарсом, люди превращают ее в карнавал. ekb.dk.ru. Дата обращения: 19 июня 2020.
  8. Мария Немцева. «Политический оброк»: как бизнес финансирует избирательные кампании в России. Daily Storm (30 марта 2020). Дата обращения: 19 июня 2020.
  9. J. M. Stein. The effect of adrenaline and of alpha- and beta-adrenergic blocking agents on ATP concentration and on incorporation of 32Pi into ATP in rat fat cells // Biochemical Pharmacology. — 1975-09-15. — Т. 24, вып. 18. — С. 1659–1662. — ISSN 0006-2952. — doi:10.1016/0006-2952(75)90002-7.

СсылкиПравить