Открыть главное меню

Пронин, Борис Константинович

Борис Константинович Пронин (17 декабря 1875, Чернигов — 29 октября 1946, Ленинград) — режиссёр, театральный деятель, актер, участник ряда театральных начинаний В. Э. Мейерхольда. Создатель литературных кабаре в Петербурге: «Бродячей собаки» и «Привала комедиантов».

Борис Константинович Пронин
Портрет
Дата рождения 17 декабря 1875(1875-12-17)
Место рождения
Дата смерти 29 октября 1946(1946-10-29) (70 лет)
Место смерти
Страна

В Черниговской гимназии, учился вместе с Ильей Сацем — будущим композитором МХАТа, — урокам предпочитал прогулки по городу. Пронин рассказывал: «Мы с Ильей интересовались лишь греческим и латынью, остальные предметы нас оставляли равнодушными, и мы их вовсе не учили. Нас оставили на третий год в пятом классе и не выгнали только оттого, что мы знали латынь и греческий лучше всех в городе».

В конце XIX века учился в Петербургском, затем в Московском университете. Был выслан из Москвы за участие в студенческих беспорядках. Вернулся в 1901 году в Москву где поступил в Школу МХТ. Принимал участие в создании студенческой театральной студии на Поварской. В студии занимался хозяйственной частью и выполнял обязанности секретаря при Станиславском. Студия вскоре прекратила своё существование (В. Э. Мейерхольд. Переписка. М., 1976, с.58).

В составе Товарищества новой драмы Комиссаржевской уехал в Тифлис (1906). Вскоре покинув студию. В 1908 году вместе с П. М. Ярцевым пытается создать свою студию в Москве, в доме Перцова.

Борис Пронин был один из лидеров формирования особой культуры театрального клуба предреволюционных лет. Участвовал в создании «Лукоморья», «Дома Интермедий» в Петербурге, с 1911 по 1919 г. вел дело в «Бродячей собаке» и «Привале комедиантов».

В 1914 году Борис Пронин вступает в брак с Верой Александровной Лишневской-Кашницкой. Он познакомился с ней в «Бродячей собаке» в 1914 г. на чествовании поэта Эмиля Верхарна.

Бродячая СобакаПравить

В историю русской культуры и Серебряного века Борис Пронин прежде всего вошел как создатель литературно-художественного кабаре «Бродячая собака». В разное время на маленько сцене кабаре выступали со своими стихами Маяковский, Гумилев, Ахматова, Мандельштам, Поль Фор и другие поэты. Читал лекции итальянский футурист Маринетти. Пел «романсы» собственного сочинения Михаил Кузмин. Великая балерина Тамара Карсавина танцевала под музыку Люлли. Сергеем Городецким в декабре 1912 года сделал доклад об акмеизме и его отношении к символизму. Кафе славилось также выступлениями известной цыганки Б. Казарозы. В нем ставились пьесы, выступали певцы и музыканты.

В «Бродячей собаке» отмечались юбилеи (например, К. Бальмонта, Т. Карсавиной), отмечались всевозможные праздники.

В кабаре существовало разделение посетителей на две категории: «артистов» и «фармацевтов», то есть, те кто не принадлежал творческому миру и богеме. Входной билет для «фармацевтов» был очень дорогим в несколько раз дороже билета для представителей богемы.

В своих воспоминаниях Дмитрий Тёмкин пишет: «В своих спорах в „Бродячей собаке“ мы обсуждали новые странные формы танца: приплясывания африканских племен или змеиные движения индийских храмовых танцовщиц. Звучали даже идеи о некоем кубическом балете, с танцующими параллелограммами». В письме Бориса Пронина к Владимиру Полю от 5 мая 1914 года хранящемуся в Музее Музыкальной культуры в Москве, сохранилось свидетельство о желании провести в кабаре «Индусскую неделю»: "Непонятно мне было, кто должен взять на себя все расходы? — С. Л. Толстой, «Собака» или Инайат Кхан? Умоляю уговорить и устроить ряд лекций в «Собаке» с иллюстрациями и танцами, которые можно устроить по середине «Собаки» на очень красивом ковре, на котором танцевала Т. П. Карсавина — ковер голубой. Таким образом можно будет объявить «Индусскую неделю» в «Бродячей собаке».

Постоянными гостями были самые известные и блистательные представители богемы Серебряного века: М.Кузмин, А.Ахматова, Н.Гумилев, Рюрик Ивнев, Ю.Анненков, О.Мандельштам, Н.Альтман, Марк Шагал, М.Григорьев, М.Добужинский, А.Бенуа, В.Шилейко, Георгий Иванов, Николай Клюев, Игорь Северянин, а также — В.Маяковский, А.Луначарский и многие другие.

Привал комедиантовПравить

После скандального закрытия полицией «Бродячей собаки», создает новое заведение — «Привал комедиантов», открытие которого состоялось 18 апреля 1916 в подвале «Дома Адамини» на углу Марсова поля и набережной Мойки. В артистической жизни кабаре принял активное участие Всеволод Мейерхольд, возобновивший специально для «Привала комедиантов» свою знаменитую постановку пантомимы А.Шницлера «Шарф Коломбины». Сам Мейерхольд принимал участие и во многих вечерах вместе с конферансье Н.Петровым («Коля Петер»).

Бурная художественная жизнь «Привала комедиантов» продолжалась до апреля 1919. Здесь устраивались многочисленные кукольные представления, вечера поэзии, художественно-литературные доклады.

Москва. 1920-е годыПравить

В 1919 году Пронин переехал в Москву. Его брак с Верой Лишневской распался, в 1923 или в 1924 году он женился на Марии Рейнгардт, в браке родилась дочь Марина (р. 1925, работала художником сцены, сейчас живет в Доме артистов сцены имени Савиной в Петербурге).

В Москве в период НЭПа пытался заниматься тем же, чем занимался в Санкт-Петербурге. 31 декабря 1922 года открыл литературно-артистическое кабаре «Странствующий энтузиаст», в 1925 году создал клуб «Мансарда» на Большой Молчановке.

Арест и ссылкаПравить

В 1926 году Пронин был арестован ОГПУ и как «социально чуждый элемент» выслан из Москвы сроком на 3 года в Йошкар-Олу. По окончании срока ссылки жил в Батуме, в Грузии.

Последние годы жизниПравить

В 1930-е годы добился разрешения переехать в Ленинград. Поселился в том же доме, где некогда находилась «Бродячая собака». Поступил в бывший Александринский театр, где служил до смерти. Умер в 1946 году.

Подозрения в сотрудничестве с ОГПУ–НКВДПравить

В марте 1953 года, рецензируя второе издание «беллетризованных мемуаров» Георгия Иванова «Петербургские зимы» (1952), эмигрантский литератор и публицист второй волны (ди-пи) Борис Ширяев, в прошлом многолетний советский политзаключённый, писал в газете «Наша страна»:

«Куда девался другой наш общий знакомый, прекрасно описанный Георгием Ивановым Борис Пронин, содержатель ночных богемных кабаков и друг всех поэтов “Серебряного века”, я не знаю, но на Соловках я встречал некоторых членов контрреволюционной организации начала двадцатых годов, выданных этим Прониным и почти полностью истреблённых. В их числе было несколько молодых поэтов и артистов» (Алымов А. [Ширяев Б.] Запах трупа // Наша страна (Буэнос-Айрес). 1953. № 164. 7 марта. С. 6).

До настоящего времени эти обвинения не имеют документального подтверждения из заслуживающих доверия источников.

Оценки деятельностиПравить

«Борис Пронин, никогда ничего в театре не сделавший, помощник Мейерхольда, необходимый Мейерхольду, Сацу, Сапунову и мне как воздух, как бессонные ночи, как надежда, как вечно новое. Вечный студент, неудавшийся революционер, бесконечный мечтатель, говоривший, вернее, захлебывающийся от восторга о том, что ценно. Никогда не ошибавшийся, понимавший не знанием, а инстинктом. Незабвенный Пронин!» — утверждал художник Сергей Судейкин.

ЛитератураПравить

  • Иванов, Георгий. Петербургские зимы. Париж. «Родник» 1928. 243 стр.
  • Пяст В., Встречи, М., 1929
  • Мгебров А., Жизнь в театре, т. 2, М.-Л. 1932
  • Лившиц Бенедикт. Полутороглазый стрелец. Предисловие Ц. Вольпе. Ленинград «Изд-во Писателей в Ленинграде». 1933 г. 300 с.,
  • Please Don’t Hate Me. Dimitri Tiomkin and Prosper Buranelli. Garden City, N.Y.: Doubleday & Co., 1959.
  • Лещенко-Сухомлина Т. И. Долгое будущее: Дневник-воспоминания. Москва: Советский писатель, 1991