Открыть главное меню

Религиозный копинг — обращение к религии при переживании жизненных трудностей, поиск социальной поддержки в группе единоверцев. Данный тип совладания включает в себя внутреннее (при помощи собственной системы ценностей, убеждений, намерений и действий), горизонтальное (в основе - связь между людьми благодаря их общей идентичности в общине единоверцев) и вертикальное (осуществляемое за счет отношений между человеком и Творцом) совладание. Религиозный копинг — адаптивный вариант в когнитивной сфере (задействует формы мышления, направленные на оценку трудностей по сравнению с другими жизненными событиями).

Содержание

Классификации копинг-стратегийПравить

Интерес к копинг-стратегиями у психологов возник не так давно и, на данный момент, единой классификации не существует. Для систематизации имеющихся на данный момент подходов, уже прилагаются усилия по классификации самих классификаций. При этом, большинство исследователей не упоминают религиозный копинг как отдельную стратегию совладания с трудными жизненными ситуациями.

Существующие классификации копинг-стратегий:

Классификации религиозного копингаПравить

Широко известных классификаций религиозного копинга, на данный момент, всего две, так как данный термин был введен в начале XX века и к настоящему времени психологи, работающие в данной области, только начинают разрабатывать собственные классификации.

Классификация К. ПаргаментаПравить

Кеннет Паргамент предложил следующую классификацию:

  1. Совместный копинг — решение психологических проблем совместно с Богом;
  2. Подчиненный копинг — предоставление своих проблем воле Бога;
  3. Самостоятельный копинг — стремление решить проблемы собственными силами, без обращения к Богу.
  4. Также К. Паргамент выделил четыре позиции терапевта в их отношении к связи религии с психотерапевтической практикой: «реджектионист» (отрицающий наличие связи религии и психотерапевтической практики), «эксклюзивист» (работающий исключительно с верующими людьми), «конструктивист» (использующий исключительно логическое объяснение событий), «плюралист»(верующий в несколько начал бытия)..

Классификация уровней религиозного копингаПравить

И. М. Шмелев[1] предложил следующую классификацию религиозного копинга:

  • Надсознательное поведение — высший уровень, включающий в себя: принятие ответственности, поиск духовной и личной поддержки. На данном уровне происходит положительная переоценка ситуации, принимается решение, совершаются конкретные действия с целью разрешения трудной жизненной ситуации. В качестве ресурсов на данном этапе выступает религиозная вера, приобщение к высшим ценностям и смыслам, наличие высших духовных ценностей, метаценностей, жизнестойкости. На данном уровне основной упор делается на соотнесение себя с духовным бытием.
  • Осознаваемое поведение — высокий уровень, включающий в себя: работу над проблемой, социальную связь с другими, контроль над собой и своими чувствами, сохранение оптимизма, личное развитие. Ресурсами данного уровня являются: целостность и устойчивость Я-концепции, равная выраженность внутреннего и внешнего локуса контроля, эмпатия, аффилиативные способности, оптимизм, жизнестойкость, самоэффективность, осознание своих физических, интеллектуальных, характерологических, социальных и прочих свойств влияющих на эффективность копинга.
  • Средний уровень осознаваемого поведения включает в себя стратегии подавления конкурирующей активности; поведенческое, когнитивное самоустранение, сфокусированность на эмоциях и их проявлении, уход-избегание. Ресурсы совладания: субъективное восприятие влияющих на собственную личность внешних факторов; тенденция в сильном проявлении внешнего или внутреннего локуса контроля, недостаточное развитая, стабильная и устойчивая Я-концепция.
  • Низший уровень совладающего поведения проявляется в простых неосознаваемых копинг-реакциях: избегание (бегство), активизм (борьба), агрессия (разрушительная ненависть), рефлекс мнимой смерти (паралич, оцепенение), алкогольное самоустранение. Ресурсы совладания: неустойчивая, диффузная, слабо дифференцированная Я-концепция, внешний локус контроля.

Современные исследования в РоссииПравить

В исследовании Николаева Е. Л. и Лазаревой Е. Ю. «Религиозность и социальная поддержка у больных с хроническими сердечно-сосудистыми заболеваниями»[2], показало, что больные пороками сердца больше, чем другие группы больных, отождествляют религию с поддержкой и утешением. Самый высокий уровень веры в соответствии с их самооценкой среди больных сердечно-сосудистых заболеваниями и значительно превышает аналогичный показатель у здоровых. Люди с гипертонической болезнью демонстрируют самые низкие показатели уровня веры среди всех больных сердечно-сосудистыми заболеваниями. Они больше воспринимают религию как философскую концепцию и верят в магические ритуалы и в меньшей степени, чем другие группы больных, воспринимают религиозное учение образцом моральных норм поведения. Они также проявляют наименьший интерес к псевдонаучным знаниям и непознанным явлениям и имеют самую низкую внутреннюю потребность в вере среди всех больных. Для больных ишемической болезнью сердца характерен высокий уровень восприятия религии как образца моральных норм человеческой жизни. Вопросы нравственности в религии имеют для них большое значение. Сирота Н. А. и Фетисова Б. А.[3]исследовали особенности совладающего поведения женщин больных раком молочной железы с внешне видимым послеоперационным дефектом и при его отсутствии. Результаты исследования показали, что женщины с внешне видимым послеоперационным дефектом, в сравнении с женщинами без него, используют в своем поведении стратегию «отрицательный религиозный копинг», которая служит снятию психического напряжения. Проявляется в виде духовных напряжений и сомнений, ощущения внутренней неуверенности, имеется вероятность возникновения конфликтов и стремление к борьбе с окружающими людьми и высшими силами.

Совладание с психическими расстройствамиПравить

Религиозная копинг-стратегия, может способствовать редукции депрессивных расстройств, особенно в пожилом возрасте Австралийские исследователи показали, что вера и религиозные убеждения в совокупности с религиозным поведением благоприятно влияют на течение депрессии в пожилом возрасте; стоит отметить, что пожилые люди с физической немощью чаще обращаются к религии[4]. Исследования показали, что у истинно верующих людей ремиссия при депрессивном расстройстве наступает быстрее. У людей, больных депрессией, которые, согласно тестам, имеют более высокий балл по шкале истинной религиозности, ремиссии наступали быстрее, чем у лиц с более низкими баллами.[5] Согласно исследованиям, обращение к религиозному копингу учащается в случае тяжелой болезни или приближения к смерти[6] Многие пожилые люди выбирают религию как копинг-стратегию в случае утраты близкого человека, которая, как правило, сопровождается переоценкой ценностей. В данном случае религия является источником утешения[7] Доктор медицинских наук Ю. И. Полищук указал на значительный терапевтический потенциал религиозной веры, ее профилактическое и реабилитационное значение, и отметил важность религиозной стратегии совладания, при которой смирение, покорность и терпение «создают эффект духовно-психологической защиты, играют „психоамортизационную роль“ перед лицом психотравмирующих воздействий, событий»[8] Смирнова Е. Т. указывает на обеспечение психотерапевтическими функциями религии переориентацию неудовлетворенных потребностей и чувств на религиозные объекты; это создает новое состояние с оптимизацией психического настроя.

ПримечанияПравить

  1. Шмелев И.М. Стратегии и ресурсы совладающего поведения верующих молодых людей (рус.) // Вестник Университета Российской академии образования : журнал. — 2011. — № 3. — С. 63–65.
  2. Николаев Е.Л., Лазарева Е.Ю. Религиозность и социальная поддержка у больных с хроническими сердечно-сосудистыми заболеваниями (рус.) // Медицинская психология в России. — 2014. — Март.
  3. Сирота Н.А., Фетисов Б.А. Особенности совладающего поведения женщин больных раком молочной железы с внешне видимым послеоперационным дефектом и при его отсутствии (рус.). — № 21.
  4. Payman V., Kuruvilla G., Ryburn B. Religiosity of depressed elderly inpatients (англ.) // Int. J. Geriatric Psychiatry. — 2008. — № 1. — С. 16-21.
  5. Koenig H.G. Religiosity and remission of depression in medically ill older patients (англ.) // Am. J. Psychiatry. — 1998. — № 155. — С. 536-542.
  6. Bosworth H.B., Kwang-Soo Park, Douglas R. The impact of religious practice and religious coping on geriatric depression (англ.) // Int. J. Geriatric Psychiatry. — 2003. — № 10. — С. 905-914.
  7. Полищук Ю.И. Значение религиозной веры в преодолении реакций горя в позднем возрасте. — Харьков, 2008. — С. 95-96.
  8. Полищук Ю.И. Значение религиозной веры как лечебного и реабилитационного фактора при психических расстройствах непсихотического уровня (рус.) // Независимый психиатрический журнал : журнал. — 2004. — № 4. — С. 63-67.

См. такжеПравить