Роботизация

Роботизация — вытеснение людей из производственного процесса, с заменой их на автоматизированные и роботизированные станки и производственные линии, в связи с чем высвобождаются ресурсы для развития сферы услуг.[1]

Автоматизированные роботы заменяют рабочих в Китае

В последние годы в мире[2][3] и в России[4][5][6] появилось множество статей о социальных рисках (безработица, неравенство и прочее), связанных с внедрением новых «безлюдных» технологий. Есть риск, что существенное число рабочих мест будут автоматизированы, что потребует переобучения и поиска новых мест и форм занятости для миллионов специалистов; в России — около 44 % работников, потенциально подвержено этим процессам[6]. В экономике действуют компенсационные механизмы[7] и различные барьеры, снижающие скорость подобных изменений и способствующие адаптации рынков труда. Среди таких механизмов: переобучение и повышение квалификации рабочей силы (STEAM), развитие новых отраслей (например, ИКТ, креативные индустрии), развитие предпринимательства и др[8].

В исторической перспективе технологический прогресс создавал больше рабочих мест, чем сокращал; а старое поколение постепенно уходило с рынка труда по мере смены технологий[5]. Но есть риск, что скорость изменений после 2020 г. может быть слишком высока, и часть населения будет не готова к постоянному обучению и конкуренции с роботами. Они сформируют так называемую «экономику незнания»[9].

Кризис 2020 г. ускорил цифровую трансформацию экономики: удаленная работа, онлайн-обучение, заказы через интернет, автоматизация процессов и т. д.[10] и снова обострил дискуссию о социальных рисках цифровизации и автоматизации[11].

ПримечанияПравить

  1. Россия в ожидании новой революции. Отставание в промышленной робототехнике может отразиться на обороноспособности страны Архивная копия от 12 апреля 2019 на Wayback Machine // НВО НГ, 12.04.2019
  2. Daron Acemoglu, Pascual Restrepo. The Race between Man and Machine: Implications of Technology for Growth, Factor Shares, and Employment (англ.) // American Economic Review. — 2018-06-01. — Vol. 108, iss. 6. — P. 1488–1542. — ISSN 0002-8282. — doi:10.1257/aer.20160696.
  3. Carl Benedikt Frey, Michael A. Osborne. The future of employment: How susceptible are jobs to computerisation? (англ.) // Technological Forecasting and Social Change. — 2017-01. — Vol. 114. — P. 254–280. — doi:10.1016/j.techfore.2016.08.019. Архивировано 8 марта 2021 года.
  4. Земцов С.П. Роботы и потенциальная технологическая безработица в регионах России: опыт изучения и предварительные оценки // Вопросы экономики. — 2017. — № 7. — С. 142—157. — doi:10.32609/0042-8736-2017-7-142-157.
  5. 1 2 Р. И. Капелюшников. Технологический прогресс - пожиратель рабочих мест?. Вопросы экономики (20 ноября 2017). Дата обращения: 24 мая 2021. Архивировано 24 мая 2021 года.
  6. 1 2 Земцов С.П. Цифровая экономика, риски автоматизации и структурные сдвиги в занятости в России // Социально-трудовые исследования. — 2019. — № 3. — С. 6—17. — doi:10.34022/2658-3712-2019-36-3-6-17.
  7. Vivarelli M. The economics of technology and employment: Theory and empirical evidence. — Aldershot: Elgar, 1995. — ISBN 978-1-85898-166-6.
  8. Степан Земцов, Вера Баринова, Роза Семёнова. Риски цифровизации и адаптация региональных рынков труда в России // Форсайт. — 2019. — Т. 13, вып. 2. — С. 84–96. — ISSN 1995-459X. Архивировано 24 мая 2021 года.
  9. Земцов С.п. Смогут ли роботы заменить людей? Оценка рисков автоматизации в регионах России // Инновации. — 2018. — Вып. 4 (234). — С. 49–55. — ISSN 2071-3010. Архивировано 24 мая 2021 года.
  10. Общество и пандемия: опыт и уроки борьбы с COVID-19 в России. — Москва, 2020. — 744 с. — ISBN 978-5-85006-256-9.
  11. Stepan Zemtsov. New technologies, potential unemployment and ‘nescience economy’ during and after the 2020 economic crisis (англ.) // Regional Science Policy & Practice. — 2020-08. — Vol. 12, iss. 4. — P. 723–743. — ISSN 1757-7802 1757-7802, 1757-7802. — doi:10.1111/rsp3.12286.