Открыть главное меню
В Википедии есть статьи о других людях с фамилиями Самойлова и Мичурина.

Вера Васильевна Самойлова-Мичурина (1824—1880) — российская актриса из актёрской династии Самойловых[2]. Известна также как Самойлова 2-я[Комм 1]. Дочь В. М. и С. В. Самойловых, сестра Василия Васильевича, Надежды Васильевны, Марии Васильевны Самойловых. Её племянники — известные артисты петербургского Александринского театра Николай Васильевич Самойлов 2-й и Павел Васильевич Самойлов.

Вера Самойлова-Мичурина
Pluchart Samoilova.jpg
Вера Самойлова на портрете Евгения Плюшара
Имя при рождении Вера Васильевна Самойлова
Псевдонимы Самойлова 2-я
Дата рождения 22 ноября (4 декабря) 1824
Место рождения
Дата смерти 20 ноября (2 декабря) 1880 (55 лет)
Место смерти
Гражданство
Профессия
Годы активности 18411853
Амплуа светская дама
Театр Александринский театр

БиографияПравить

До 1840 года училась в частном пансионе Ферай. На сцене Александринского театра дебютировала в роли Варвары в пьесе Филионова «Князь Серебряный» 10 ноября 1841 года — в бенефис своей сестры Надежды. В следующем году, после дебюта в драме Родена «Ифигения в Авлиде» она была принята в труппу театра[3]. Первый большой успех был в пьесе В. Р. Зотова — «Дочь Карла Смелого», где она играла роль дурочки Микаэлы, простой, любящей и страдающей девушки — роль, требовавшую не трагического подъёма, а только искренности чувства. Молодая артистка поразила всех своим исполнением; автор пьесы даже воспел её в стихах. Новые трагические роли (в «Разбойниках», «Отелло», «Коварство и любовь») не способствовали её карьере. Её амплуа ярко проявилось в 1844 году, — в пьесе «Прихоть кокетки». Роль молодой светской женщины княгини Томилиной, наивной кокетки, была оттенена ею с такой простотой и грацией, что эта довольно слабая пьеса долго держалась в репертуаре. С тех пор и определилась область творчества Веры Самойловой — роли светских дам и девиц. Роль Софьи в «Горе от ума» была торжеством артистки. И. С. Тургенев написал для неё две одноактные пьесы: «Провинциалка» и «Где тонко, там и рвётся»; А. М. Жемчужников — комедию «Странная ночь»; Ф. Ф. Корф — комедию «Белая камелия», и никогда потом эти пьесы не видали такой тонкой художественной исполнительницы. Такова же была её игра в пьесах «Отставной театральный музыкант и княгиня», «Евгений Онегин», «Окно во втором этаже». Прекрасно удавалась ей и роль Маши в «Холостяке» Тургенева[2][3].

В 1853 году вышла замуж за полковника А. М. Мичурина и вынужденно (поскольку по тогдашним правилам, жены офицеров не могли быть актрисами, а на отставку Мичурина не согласился император Николай I) оставила сцену; как писал театральный летописец А. И. Вольф она «сошла со сцены в полном цвете лет и полном развитии таланта». Некоторое время была учительницей в Императорской театральной школе; после смерти мужа (1877) давала и у себя дома уроки драматического искусства — среди её учеников были Анненкова-Бернар[4], Александра Брошель[5], И. П. Уманец-Райская, Глафира Мартынова и др[3].

Её дочь — выдающаяся актриса Вера Аркадьевна Мичурина-Самойлова.

 
Могила В. В. Самойловой на Некрополе мастеров искусств Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге

Евдокия Яковлевна Панаева писала в своих мемуарах (А. Панаева Воспоминания. — М.: Захаров, 2002. — 448 с. — ISBN 5-8159-0198-9):

«Вера Васильевна Самойлова покинула сцену скоро, несмотря на то, что её игру публика очень ценила. Даже государь Николай Павлович одно время каждый раз бывал в театре, когда она играла, и часто в антрактах выходил на сцену и разговаривал с ней. Но А. М. Гедеонов невзлюбил Веру Васильевну. Она держала себя с ним гордо. Закулисные сплетни раздували неприязнь, и разные чиновники, разумеется, доносили Гедеонову о каждом слове, сказанном о нём В. В. Самойловой.

Контракт её с дирекцией кончался, и надо было возобновлять его, но Гедеонову этого не хотелось, и он, что называется, допекал её не мытьем, так катаньем. Самойлова потребовала новый лиф к бархатному платью для одной роли. Это такой пустяк, о котором никогда не докладывают директору, а тут услужливые чиновники доложили ему. Гедеонов велел ей ответить, что „и старый хорош для неё“. На репетиции В. В. Самойлова объявила, что не выйдет на сцену в старом лифе. Сшить лиф можно было в несколько часов, тем более, что бархатное платье Самойлова должна была надеть в последнем акте. Гедеонову нужно было, чтобы государь присутствовал в театре, когда Вера Васильевна исполнит своё слово и не выйдет на сцену. Он назначил танцевать в дивертисмент тех воспитанниц, которых государь любил видеть. Государь, точно, приехал в театр, но к последнему акту драмы. В то время за кулисами уже происходила история. Вера Васильевна сидела в уборной и не надевала старого лифа. Антракт затянулся. Государь послал узнать, почему не поднимают занавес. Гедеонов явился в ложу государя и доложил, что Самойлова не хочет одеваться, потому что ей не сделали нового бархатного платья, что она предъявляет такие невероятные требования по своему гардеробу, которые влекут страшные расходы.
— Скажи, что я приказываю ей выйти на сцену, — ответил государь.

Гедеонов, торжествуя, передал волю государя Самойловой. Конечно, она поспешила выйти на сцену. Если бы она знала, что государь приехал в театр, то, разумеется, не стала бы входить в препирательства с Гедеоновым. После этого спектакля она сама не захотела возобновить условия с дирекцией и, покинув сцену, вышла замуж. (Примечание: Вера Самойлова вышла за офицера Мичурина в 1853 году. История с лифом произошла значительно раньше)».[6]

Похоронена была рядом с родителями, в Троице-Сергиевой приморской пустыни. На могильном памятнике было написано: «Алмаз и жемчуг русской сцены». При уничтожении кладбища пустыни была перезахоронена, в 1931 году, в Некрополе мастеров искусств Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге. Тогда же был перенесён и памятник[7].

КомментарииПравить

  1. Летом 1842 года в Александринском театре Самойловой 1-й ещё числилась её мать Софья Васильевна, ещё игравшая небольшие роли пожилых женщин, а Самойловой 2-й — её сестра Надежда. Вера Васильевна стала Самойловой 3-й. Но с октября 1843 года, после ухода матери из театра, Надежда Васильевна значилась Самойловой 1-й, а Вера Васильевна — Самойловой 2-й.

ИсточникиПравить

СсылкиПравить