Открыть главное меню

История сибирской иконописиПравить

Начало сибирского иконописания относится к 1620-м годам[2]. Поскольку на формировавшиеся иконописные традиции Сибири оказали влияние как особенности различных иконописных школ европейской части России, так и киевские барочные традиции, каноны северного и южного старообрядческого письма, то единая иконописная школа в Сибири не существовала[3].

Первым сибирским иконописным центром стал Тобольск, который в 1620 году стал центром новообразованной Сибирской епархии. Первый митрополит Сибирский и Тобольский Киприан (Старорусенников) привёз с собой в свою новую епархию двух иконописцев. При митрополите Киприане был создан четырёхрядный иконостас Софийского кафедрального собора, в котором наряду с иконами, привезёнными из европейской части России, Деисус, праздники, пророки и праотцы были написаны на месте[4]. Первая точно датированная сибирская икона — Знамение Пресвятой Богородицы была написана в 1624 году для тюменской церкви иконописцем из Великого Устюга Спиридоном Иконниковым[2].

 
Абалакская икона (список XIX века)

В 1637 году на основе видения крестьянской вдовы Марии из села Абалак протодиакон Матфей Мартынов написал икону Божией Матери в иконографии «Знамение» с приписными святыми Николаем Чудотворцем и Марией Египетской (т. н. «Абалакская икона»), которая прославилась как чудотворная и стала сибирским палладиумом[2]. Первообраз Абалакской иконы был утрачен в 1930-е годы после закрытия Абалацкого Знаменского монастыря, но сохранились его многочисленные списки.

Дозорная книга 1624 года и перепись 1624—1625 годов сообщают о проживании в Тобольске четырёх иконописцев[5]. В середине XVII века Тобольский архиерейский дом уже имел школу, в которой, получая жалование, работали два учителя иконописания. Доминирующая роль тобольской иконописной школы в сибирской иконописи сохранялась более ста лет до середины XVIII века[2]. Протоиерей и историк сибирской старины А. И. Сулоцкий отмечал, что «по примеру архиерейского дома и монастыри Тобольской епархии, по крайней мере некоторые в прежние времена имели своих иконописцев или из своих вотчинных крестьян и монастырских служек, или из своих послушников и монашествующих»[6]. Занимались иконописанием и сами сибирские архиереи, например архиепископ Сибирский и Тобольский Герасим (Кремлёв)[7].

 
Спас Нерукотворный (средник 1-я половина XVII века, барочные клейма рамы — 2-я половина XVIII века)

В начале XVIII века на Сибирскую митрополию стали назначаться архиереи выпускники Киевской духовной академии и вместе с ними в сибирскую иконопись проникли южно-русские и украинские влияния и началось утверждение барочных форм[2]. При Филофее (Лещинском) иконостас Софийского собора Тобольска был заменён на новый, и, по утверждению А. И. Сулоцкого, в качестве его храмовой иконы Софии Премудрости Божией был помещён список с аналогичного образа киевского Софийского собора[8].

Традиции западного (фряжского) письма проникли в сибирскую иконопись через иконописную школу Демидовых при Нижнетагильском заводе. С середины XVIII века стала распространяться живопись на холсте. Характерным примером фряжской живописи в сибирской иконописи является образ Благовещения, написанный для тобольского Покровского собора. При этом в сибирской иконописи строгановское и барочное письмо существовали параллельно, создавая порой свой синтез[2].

Первая половина XVIII века ознаменовалась постройкой в Сибири огромного количества новых церквей для которых требовались иконы. Это привело к расцвету сибирского иконописания. Однако после секуляризации церковных земель в 1764 году Тобольский архиерейский дом лишился многих мастеров, что привело к потере профессионального уровня оставшихся. Одновременно рост крестьянского населения обусловил потребность в иконах, ориентированных на народный вкус[2].

Народная икона СибириПравить

 
Архангел Михаил (сузунская икона, 2-я половина XIX века, мастер И. В. Крестьяников)

Несмотря на все попытки священноначалия установить должный контроль над иконописанием в Сибири, на её огромных территориях возникли разнообразные по технике и сюжетам, так называемые иконы «краснушки», «чернушки», полосатые, щепные. Их происхождение связано с нижегородскими, костромскими, ярославскими и вятскими иконописцами[9]. Исследователями выявлено около десяти центров сибирского народного иконописания. Среди них Сузун и Колывань (Новосибирская область), Притюменье, Рудный Алтай (ныне Казахстан), Иркутская область, Забайкалье, окрестности Енисейска[2].

Народная икона имела массовое производство, в результате чего максимально упрощались технологические процессы: отсутствует ковчег, паволока заменяется на бумажную или полностью отсутствует, исчезают многофигурные композиции, упрощается прорисовка фигур, но при этом сохраняется каноническая схема изображения, что позволяет узнавать изображённого святого[10]. Эти иконы, написанные непрофессионалами, отличает лубочный подбор цветов, их яркость, а также наивность и непосредственность[10].

Особо среди сибирских народных икон выделяют домовые крестьянские иконы написанные на лубе под оклад в 2-3 краски. Особо характерно изготовление подобных икон было для Тоболского района[10].

Стилистические характеристики сибирских иконПравить

В качестве особенности письма сибирских икон XVII века Д. А. Ровинский отмечает, что «лица в них и даже целые фигуры от толстых слоёв красок, наложенных одна на другую, а также и от особенного способа выглаживать левкас на свет, — выступают вперёд, в виде полурельефов»[1]. По мнению А. И. Сулоцкого, это объясняется ориентацией мастеров на простых людей с неразвитым вкусом. По другой версии, подобные полурельефные изображения на иконах обусловлены миссионерскими целями среди коренных народов, у которых изображения богов были объёмными[2]. Тенденция к подобным изображениям проявилась и в том, что на даже не имеющих рельефных изображений сибирских иконах переходы от светлых выпуклых частей фигур или предметов к затенённым выражены резче, чем это было принято в русском иконописном каноне с его плавным многослойным охрением[2].

Другой своеобразной чертой некоторых сибирских икон является ориентация на местный этнический тип населения — на иконах присутствует миндалевидный восточный разрез глаз, а у мужских ликов — вислые татарские усы[2].

Музейные собрания сибирских иконПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Ровинский Д. А. История русских школ иконописания до конца XVII века // Записки Имп. Археологического общества. — СПб., 1856. — Т. 8. — С. 11.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Велижанина Н. Г. О своеобразии иконописи Западной Сибири // Сибирская икона. — Омск, 1999. — С. 194–200. — ISBN 5-85952-088-3.
  3. Гришанова Т. В., Сокольская Т. Е. Сибирская икона: территория открытий // Православное искусство в современном мире. Всероссийская научно-практическая конференция. — Красноярск, 2013.
  4. Велижанина Н. Г. Иконописцы Тобольска в первой половине двадцатых годов XVII столетия: опыт реконструкции по документальным источникам // Русские Сибири. Культура, обычаи, обряды. — Новосибирск, 1998. — С. 161—175.
  5. Тобольск. Материалы для истории города XVII-XVIII вв.. — М., 1885. — С. 7.
  6. Сулоцкий А. И. Исторические сведения об иконописании в Сибири // Тобольские губернские ведомости. — 1871. — № 17. — С. 98.
  7. Герасим (Кремлёв) // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2006. — Т. XI. — С. 158—159. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-017-X.
  8. Сулоцкий А. И. Описание наиболее чтимых икон, находящихся в Тобольской епархии. — СПб.: Тип. духов, журн. «Странник», 1864. — С. 34.
  9. Брук Я. В., Иовлева Л. И. Государственная Третьяковская Галерея. Каталог собрания. — М.: Красная площадь, 1995. — Т. 1. — С. 23.
  10. 1 2 3 Казаринова Н. В. Народные сибирские иконы // Сибирская икона. — Омск, 1999. — С. 200–202. — ISBN 5-85952-088-3.
  11. Иконы в собрании НГХМ
  12. Музейно-туристический комплекс «Сузун-завод. Монетный двор»
  13. Древнерусское искусство в собрании ТМПО
  14. Икона XVII—XIX вв. из собрания ИОХМ

ЛитератураПравить

  • Сибирская икона. — Омск, 1999. — 272 с. — ISBN 5-85952-088-3.
  • Казаринова Н. В. Народные сибирские иконы // Творчество. — 1973. — № 8.
  • Матюхин Д. А. К истории сибирской православной культовой живописи XVII - начала XX вв. // Проблемы охраны и использования историко-культурного наследия Сибири. — Кемерово, 1996. — С. 137—147.