Сивац, Нусрета

Нусрета Сивац (босн. Nusreta Sivac; родилась 18 февраля 1951 года) — боснийская активистка за права жертв изнасилований и других военных преступлений, бывшая судья. Во время Боснийской войны она содержалась в концлагере Омарска, управляемом боснийскими сербами в окрестностях Приедора, города в северо-западной Боснии и Герцеговине, где её и других женщин в лагере насиловали, избивали и пытали. После закрытия лагеря в августе 1992 года из-за освещения в прессе она стала активисткой в поддержку жертв изнасилования, и ей отводят важную роль в признании изнасилования во время войны военным преступлением в рамках международного права. Нусрета Сивац — член Женской ассоциации Боснии и Герцеговины.

Нусрета Сивац
Nusreta Sivac speaking at the 2006 Omarska camp commemoration.jpg
Дата рождения 18 февраля 1951(1951-02-18) (71 год)
Место рождения
Страна
Род деятельности правозащитница

Ранняя биографияПравить

Нусрета Сивац родилась 18 февраля 1951 года в боснийском Приедоре, входившем тогда в состав Югославии, где она окончила среднюю школу и изучало право[1]. Сивац работала судьёй с 1978 по 1992 год, когда разразилась Война в Боснии и Герцеговине[2].

Боснийская войнаПравить

В апреле 1992 года сербские солдаты сообщили ей, что она больше не работает в муниципальном суде Приедора. Босняки и хорваты, проживавшие в Приедоре, были вынуждены носить белые повязки и вешать белые флаги у окон своих домов. Их дома были разграблены и сожжены, пока сербы переправляли их в концентрационные лагеря Кератерм, Омарска и Трнополье. Через два месяца после того, как сформированная боснийскими сербами Армия Республики Сербской взяла под свой контроль Приедор, ей было предложено явиться в местный полицейский участок под предлогом допроса; однако по прибытии она и ещё 25 женщин[3] были доставлены в концлагерь Омарска. Она была среди 36 других женщин и 3500 мужчин, которые находились там в заключении[4].

В течение трех месяцев её и других женщин в концлагере насиловали, избивали и пытали[3]. Она вспоминала, что худшими «были ночи для женщин, потому что охранники приходили в комнаты и забирали нас куда-нибудь в лагерь и насиловали. Это происходило регулярно»[4]. Во время своего пребывания её вынуждали удалять следы крови из комнаты для допросов[5]. Она отмечала, что видела тела убитых сербами на траве перед «белым домом», где проводились самые страшные пытки. Убитых, по её свидетельству, помещали в грузовики и куда-то увозили. Также, по её словам, люди в концлагере Омарска умирали в основном от пыток[4].

В начале августа 1992 года лагерь посетили представители Красного Креста и европейской прессы, после чего он был закрыт[4]. Пять женщин не выжили в концлагере[3]. Сивац отмечала, что останки четверых из них были позже найдены в братской могиле, а останки пятой до сих пор не обнаружены[4]. Она также сетовала на отсутствие мемориала жертвам концлагеря, в то время как в школах Приедора отмечают 24 мая, день открытия близлежащего концлагеря Трнополье[3]. В районе Приедора было обнаружено 56 братских могил, а также человеческие останки в 357 различных местах[6].

Правозащитная деятельностьПравить

«Мужество, с которым эти женщины выступили и поделились своими историями, свидетельствует о необходимости положить конец молчанию и остракизму, связанным с сексуальным насилием в условиях конфликта ... Эти выжившие помогают покончить с безнаказанностью, обеспечивая привлечение виновных к ответственности.»

— Зайнаб Бангура, специальный представитель ООН по вопросу о сексуальном насилии в условиях конфликта[5]

После своего освобождения Сивац бежала в соседнюю Хорватию, где она вместе с хорваткой Ядранкой Цигель, также бывшей заключённой концлагеря Омарска, начала собирать свидетельства о сотнях жертв изнасилований[5]. Она также вступила в Женскую ассоциацию Боснии и Герцеговины, штаб-квартира которой располагалась в Загребе[2]. В июне 1995 года они оказали помощь в подготовке первого обвинительного заключения Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ). Накопленные доказательства вскрыли тяжесть изнасилований в военное время и рассматриваются Организацией Объединенных Наций (ООН) в качестве крупного «поворотного пункта» в деле признания их военным преступлением[5]. Она лично давала показания в МТБЮ[4] и помогла посадить в тюрьму человека, который неоднократно насиловал её в концлагере Омарска. Сивац также давала показания по многим другим делам, в том числе по делу Радована Караджича, президента самопровозглашённой Республики Сербской[5].

В 1997 году Нусрета Сивац и Ядранка Цигель стали главными героинями документального фильма «Взывая духов», рассказывающего об их жизни в концлагере Омарска[7]. Спонсорами премьеры фильма выступили организации Amnesty International, Коалиция за международное правосудие, Центр по правам человека и гуманитарному праву и боснийское отделением международной организации «Женщины за женщин»[8].

В 1999 году Сивац вернулась в Приедор[9]. В 2000 году Федеральный окружной суд Южного округа Нью-Йорка обязал Радована Караджича выплатить 745 миллионов долларов в качестве компенсации Сивац, Цигель и ещё девяти другим женщинам[10]. Летом 2002 года Сивац отвоевала и выкупила квартиру, из которой её выгнали во время войны. Помещение было занято, а её имущество разграблено бывшим коллегой. После её возвращения слово «Омарска» неоднократно писали на двери её квартиры[3][11]. Сивац не смогла восстановиться на работе, которую она имела до войны[11]. В 2003 году Сивац и ещё более сотни других выживших и родственников жертв концлагеря Омарска впервые провели церемонию их поминовения[12]. В 2005 году Сивац была среди тысячи женщин, номинированных на Нобелевскую премию мира[13]. В 2008 году она поддержала возможность создания регионального суда по военным преступлениям, говоря, что «есть некоторые препятствия, которые действительно должны быть исключены, потому что в конституциях государств региона не допускается возможность экстрадиции и т. д. Местная судебная система должна быть более подготовленной, более многочисленной. Конечно, должно быть больше руководителей и судей»[14].

В 2012 году Нусрета Сивац следующим образом прокомментировала отрицание военных преступлений в Приедоре: «нынешние сербские власти в Приедоре постоянно пытаются стереть часть истории между 1992 и 1995 годами и создать такую ситуацию, чтобы о ней не писали и не говорили. Это ранит нас больше всего. Эта часть истории принадлежит нам, гражданам Приедора, и мы никогда не забудем и не позволим забыть ее из-за гражданских лиц, убитых здесь»[15].

ПримечанияПравить

ИсточникиПравить

СсылкиПравить