Славяне-мусульмане Косова и Метохии

Боснийцы-мусульмане в Косове
(перепись 2011 года).

Славя́не-мусульма́не Ко́сова и Мето́хии — народы и этнические группы/этнорелигиозные группы, имеющие славянское происхождение и исповедующие ислам, живущие на территории исторических регионов Косова и Метохии. Выделяются переселенческие группы (как правило, из Черногории и Санджака) и группы коренного славянско-мусульманского населения[1][2].

Чаще всего славяне-мусульмане идентифицируют себя как боснийцы (босняки) и горанцы. По данным переписи населения 2011 года в Косове и Метохии проживает 27 533 боснийца и 10 265 горанцев. Из них основная часть боснийцев живёт согласно административно-территориальному делению частично признанной Республики Косово в общинах Призрен (16 896), Драгаш (4 100), Печ (3 786) и Исток (1 142), горанцы живут преимущественно в общине Драгаш (8 957), кроме того, горанской указали свою национальность 655 человек в общине Призрен. Родным языком боснийский назвали 28 989 жителей Косова и Метохии, причём во время переписи славяне-мусульмане указывали родным языком как боснийский, так горанский и сербский языки[3].

Основные группы славян-мусульманПравить

Южнославянские мусульманские группы Косова и Метохии разделяют на две группы.

К первой группе относится мусульманское население, недавно переселившееся в Косово и Метохию в основном после Второй мировой войны из Черногории (населённые пункты Рожае, Биело Поле, Плав, Гусине) и частично из сербской области Санджак. Основной областью их расселения является Северная Метохия (несколько селений в окрестностях города Печ), также они живут в ряде селений в центральном Косове, в частности, в большом селении Мазгит возле города Приштина. Исламизированные славяне переселялись в Косово и Метохию на территорию, населённую главным образом близкими к ним по вере албанцами-мусульманами, они занимали земли, которые оставляли при отъезде из Косова православные христиане (в период между двумя мировыми войнами в Косово и Метохию переселялись христиане преимущественно из Черногории и частично из Герцеговины, но уже во время Второй мировой войны и в послевоенный период христианское население было из Косова и Метохии в основном вытеснено). Бо́льшая часть славян-мусульман Северной Метохии и Центрального Косова сохранили славянское самосознание, они относят себя к черногорцам-мусульманам или к мусульманам-боснийцам; меньшая часть стала осознавать себя албанцами, в последнее время (в основном после 1999 года) часть представителей данной мусульманской группы выехала из Косова[4].

 
Расселение славянско-мусульманских групп на юго-западе Косова и Метохии

Ко второй группе мусульман Косова и Метохии относится коренное славянско-мусульманское население, размещённое преимущественно на юго-западе края (в северной части Шар-Планины и на нижних склонах со стороны Призренской котловины — в областях Гора, Жупа (Средска) и Подгора). Вопрос о том, является ли славянско-мусульманское население этих областей самостоятельными этническими группами или субэтническими группами в составе какого-либо крупного этноса, является спорным и неоднозначным[5]. Главные этнические признаки, по которым выделяются славяне-мусульмане юго-запада Косова и Метохии (прекокамцы, горанцы и средчане) среди остальных этнических групп Южной Метохии — мусульманская религия и южнославянская языковая принадлежность. Несовпадение по религии и языку препятствует слиянию данных групп с окружающими их этносами, как с албанской (с которой они сходны по вероисповеданию, но отличаются по языку), так и с сербской (с которой они близки лингвистически, но различаются по религиозному признаку). Для исламизированных групп Южной Метохии характерно осознание отличия от других этнических групп, живущих в соседстве с ними, осознание своей самобытности и единства. Признавая своё славянское происхождение, мусульмане Южной Метохии в то же время осознают своё отличие как от сербов-православных, так и от единоверных албанцев. В период существования Социалистической Федеративной Республики Югославия сложился и официально был признан такой этнос, как мусульмане (муслимане) (в 1963 году)[6], бо́льшая часть представителей славянских исламизированных групп юго-запада Косова и Метохии стала идентифицировать себя как муслиман. В 1990 годы мусульмане Боснии и Герцеговины сформировались в боснийский народ, этноним босняки был принят также и значительной частью мусульманских славянских общностей в Косове, при этом славяне Южной Метохии стали подчёркивать свою принадлежность к косовской босняцкой этнической общности, осознавая своё отличие от босняков в Боснии и Герцеговине как по происхождению, так и по языку[7]. Близки этническим группам Шар-Планины рафчане, живущие в населённом пункте Ораховац (Южная Метохия, область Подрима), которые утратили своё славянское самосознание, считают себя албанцами, но при этом продолжают говорить по-славянски (говоры рафчан идентичны говорам православных сербов, живших в окрестностях Ораховца)[8].

Несмотря на то, что три группы славянско-мусульманского населения Южной Метохии близки по происхождению и у них отмечаются общие черты в культуре и языке, в целом их лингвистические и этнографические различия не позволяют говорить о единой этнической славянско-мусульманской общности юго-запада Косова и Метохии. До настоящего времени каждая группа сохраняет особенности своих говоров и свои обычаи. Включение представителей шар-планинских групп сначала в муслиманскую, а затем в боснийскую общность не привело к существенному уменьшению различий между группами. В то же время после 1999 года представителями боснийской элиты Южной Метохии предпринимаются попытки сблизить мусульманско-славянские группы в языковом и культурном плане[9][10].

Как и славяне-мусульмане Северной Метохии и Центрального Косова, исламизированные славянские группы Южной Метохии вследствие экономической отсталости края и периодически вспыхивающих межнациональных конфликтов в разные периоды времени уезжали из Косово[6].

Этническое самосознаниеПравить

 
Распространение языков в Косове
(перепись 2011 года).

Славяне-мусульмане Северной Метохии и Центрального Косова сохраняют черногорское или же боснийское этническое самосознание[4]. Для славян-мусульман Южной Метохии характерно устойчивое региональное самосознание (они называют себя либо «нашенский», либо относят к одной из трёх этнических групп — «горанин», «жуплянин» или «подгоранин»), также для них характерно осознание себя как части славянской общности. В то же время при отнесении себя к более широкому этнотипу жители Шар-Планины могут называть себя как горанцами в широком смысле как национальности, так и турками, мусульманами, босняками и даже албанцами[11].

ДиалектыПравить

Славяне-мусульмане Северной Метохии и Центрального Косова сохраняют говоры тех мест, откуда они переселились — они являются носителями сербохорватского зетско-южносанджакского диалекта с рядом языковых особенностей, характерных для речи южнославянских мусульман (наличие фонемы /х/, утрата противопоставления по палатальности в парах аффрикат)[4].

Горанские говоры характеризуются сочетанием в них как сербских, так и македонских языковых элементов, в частности, горанские говоры являются единственными среди остальных южнославянских говоров Косова, для которых характерно наличие определённого артикля[12][13]. Говоры рафчан по диалектным чертам близки говорам сербов, живших рядом с мусульманской славянской общиной (после 1999 года сербы покинули Ораховац и окрестности), но значительно отличаются от говоров славянского населения Шар-Планины[8].

ИсламизацияПравить

Исламизация на территории Южной Метохии, которую населяют современные мусульманские славянские группы, представляла собой длительный процесс. Начало исламизации было обусловлено вхождением земель Шар-Планины в Османское государство с середины XV века — в период его господства большинство местного населения перешло в мусульманскую веру, завершение исламизации фиксируется к началу XX века. Среди части представителей мусульманских групп распространена точка зрения, согласно которой ислам был принят на Шар-Планине до прихода турок[6][14].

Раньше всего исламизировались славяне в области Подгора, последние группы подгорских христиан приняли ислам к середине XVIII века. В области Гора мусульманство окончательно закрепилось в середине XIX века. В области Средска христианство сохранялось в отдельных семьях до начала XX века. При этом если в Горе и Подгоре исламизация была завершена полностью, то в Средской Жупе полностью исламизировано было только население горных районов, примыкающих к Горе и Ополью, населённых мусульманами (тесные контакты горанцев и средчан отражены в появлении целого ряда общих диалектных черт в говорах горных селений в Средске (Манастирица, Нижнее Любине, Верхнее Любине, Небрегоште) и в горанских говорах). В восточной части Жупы ближе к реке Бистрица ислам почти не распространялся.

Характерной чертой славян-мусульман Южной Метохии (в основном горанцев и в меньшей степени средчан) является сохранение некоторых доисламских традиций, имеющих христианское происхождение и восходящих к празднованиям Рождества, Юрьева дня, Благовещения и т. д.[15]

АлбанизацияПравить

Наряду с процессом исламизации в Косове и Метохии протекал процесс албанизации. После поражения сербов на Косовом поле от войск Османской империи и потери Сербией независимости, усилились миграционные процессы, православные сербы стали переселяться в более безопасные горные районы, на их место в долины Косова мигрировали албанцы. Массовое расселение албанцев началось в крае с конца XVII века. Длительное сосуществование албанского и сербского населения приводило к размыванию этнических и межконфессиональных границ, к сближению многих элементов традиционной культуры, что облегчало процесс смены национальной идентичности, начавшийся в основном с XVIII века[6]. Примером может служить славянская область Ополье, которая сравнительно рано была исламизирована, после чего начался постепенный процесс албанизации — к настоящему времени жители Ополья стали албанцами и по языку и по культуре[16], в ряде случаев процесс албанизации не завершился, так, рафчане, считающие себя албанцами, в быту продолжают говорить на южнославянских говорах[8].

Албанизация продолжилась в XX веке в рамках автономного края Косово, в котором албанцы преобладали по численности. В частности, это выражалось в неоднократных попытках ввести среди славянского населения образование на албанском языке, в попытках приписывания славян-мусульман к албанской национальности, в замене фамилий представителей славянско-мусульманского населения по албанской ономастической модели (бóльшая часть исламизированных славян в окрестностях Призрена и в настоящее время сохраняют албанскую модель фамилий — Селими, Идризи и т. п., исключение составляют славяне, принявшие в 1999 году боснийскую идентичность и преобразовавшие фамилии по боснийской модели с окончанием на -ић — Џоговић, Идризовић и т. п.)[17].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Младенович, 2012, с. 115—117.
  2. Младенович Р. Говоры трех мусульманских славянских этнокультурных групп на юго-западе Косово и Метохии (Языки и диалекты малых этнических групп на Балканах: Тезисы докладов на Международной научной конференции) С. 27. СПб.: Институт лингвистических исследований РАН (2004). (Проверено 17 марта 2014)
  3. Data access. Population. Display data in the selected year (2011). Kosovo Detail municipality. Dragash (англ.). Kosovo Agency of Statistics (2012). Архивировано 4 апреля 2014 года. (Проверено 17 марта 2014)
  4. 1 2 3 Младенович, 2012, с. 116—117.
  5. Младенович, 2012, с. 115.
  6. 1 2 3 4 Мартынова М. Проблема Косово: этнический фактор. Полит.ру (12 октября 2009). (Проверено 17 марта 2014)
  7. Младенович, 2012, с. 117—118.
  8. 1 2 3 Младенович, 2012, с. 116.
  9. Младенович, 2012, с. 135.
  10. Младенович, 2012, с. 144.
  11. Младенович, 2012, с. 122.
  12. Младенович Р. Говоры трех мусульманских славянских этнокультурных групп на юго-западе Косово и Метохии (Языки и диалекты малых этнических групп на Балканах: Тезисы докладов на Международной научной конференции) С. 27—28. СПб.: Институт лингвистических исследований РАН (2004). (Проверено 17 марта 2014)
  13. Младеновић, 2000, с. 49—50.
  14. Младенович, 2012, с. 118.
  15. Младенович, 2012, с. 119.
  16. Младенович, 2012, с. 118—119.
  17. Младенович, 2012, с. 119—120.

ЛитератураПравить

  1. Младенович Р. В поисках этнического определения — славянские мусульманские группы на юго-западе Косово и Метохии // Edited by Robert D. Greenberg and Motoki Nomachi. Slavia Islamica. Language, Religion and Identity (Slavic Eurasian Studies No.25). — Sapporo: Slavic Research Center. Hokkaido University, 2012. — С. 165—147. (Проверено 17 марта 2014)
  2. Милорадович С. Славянские языки и диалекты. Степень исследования народных говоров сербского меньшинства в балканских странах // Языки и диалекты малых этнических групп на Балканах: Материалы Международной научной конференции, Санкт-Петербург, 11—12 июня 2004 г. (Институт лингвистических исследований РАН, Комиссия по балканскому языкознанию при Международном комитете славистов). — СПб.: Biblion Verlag, 2004. — С. 45. (Проверено 17 марта 2014)
  3. Младеновић Р. Горански говор // Горанци, Муслимани и Турци у шарпланинским жупама Србије: проблеми садашњих услова живота и опстанка: зборник радова са «Округлог стола» одржаног 19 априла 2000 године у Српској академији наука и уметности / (организатори) Српска академија наука и уметности, Одбор за проучавање Косова и Метохије (и) Географски институт «Јован Цвијић» / Милан Бурсаћ. — Београд: Географски институт «Јован Цвијић» САНУ, 2000. — 105 p. (Проверено 17 марта 2014)