Группа по исследованию и изучению европейской цивилизации: различия между версиями

м
Вся прочая критика новых правых также продолжалась в подобном духе. Начиная с 1993 году Алена де Бенуа начали регулярно обвинять в том, что он пытается «замести следы<ref>В нескольких статьях в прессе, критикующих Алена де Бенуа, мыслитель обвинялся за то, что он не принадлежал к партийному спектру, а также за его недостаток «ясности» или «чёткости». На эти обвинения в двусмысленности (в данном случае выраженные в статье о «национал-коммунистическом искушении», опубликованной в номере Le Monde от 26 июня 1993 года) он ответил с правом продолжения дискуссии: «Биффо и Пленель считают, что место, которое я занимаю «во французском интеллектуальном ландшафте», «неоднозначно». Они не совсем неправы. Не всегда легко найти выход между глупостью правых и мошенничеством левых. Более того, нет ничего более невыносимого для сектантских умов, чем мысль, безразличная к ярлыкам и готовым идеям. Однако позвольте мне сказать, что у Le Monde мог быть способ несколько прояснить эту «двусмысленность». Они должны были опубликовать текст подробного интервью, которое я дал этой газете в мае 1992 года и о котором мне тогда сказали что его разместят «быстро». Думаю, я не уклонялся тогда от каких-либо вопросов. Le Monde же, со своей стороны, уклонилась от публикации» (Le Monde, 28 juillet 1993).</ref>», скрывая своё «ультраправое происхождение» в попытке сблизиться с левыми в целом и с коммунистами в частности<ref>Об отношении критики этой кампании в прессе (и вызванного ею «призыва к бдительности») подробнее см. «Esprit démocratique et loi du soupçon. Le sens du débat dans une démocratie pluraliste» ―третью и заключательную часть работы Пьера-Андре Тагиеффа. (см. [http://www.divergences.net/spip/spip.php?article94 рецензию]). В своей книге исследователь протестует против «конспирологической» медийной логики, которая, по его словам, состоит в том, чтобы систематически распространять тезис о том, что Ален де Бенуа замаскированно продвигает и скрывает свои истинные мысли (тема «нацистов в масках»), и постоянно возвращается к обратно к своей злой, преступной сущности, от которой он не может убежать, что бы он не говорил и не делал (а левые, которые вели с ним критически диалог и пришли к вазимному согласию по каким-то вопросам, рассматриваются им лишь как «попутчики»). Фактически эта «нацификация» его образа позволяет наблюдателям легкомысленно относится к его идеям и текстам: «обратите внимание, к примеру, на Рене Монза и его статью «Le rituel SS de la Nouvelle Droite» (Le Monde, 3 июля 1993 года): «GRECE рекомендует использовать символический объект ― "башню Улля", ― для празднования Рождества; однако этот подсвечник, который использовался, в частности, в скандинавских странах, также использовался и СС; поэтому GRECE практикует "ритуал СС"! Это рассуждение может быть воспроизведено в отношении любого языческого символа, обнаруженного нацистами; его доказательная ценность равна нулю, пока не будут предъявлены другие свидетельства».Журналист Рене Монза (…) опубликовал ''Enquêtes sur la droite extrême'', (…) где с помощью классической игры в зеркала разоблачил теорию заговора своего противника путем его демонизации(chap. 13, {{p.|140-164}}), прибегая ровно к тому же самому конспирологическому мышлению. (…) ». О пояснениях Алена де Бенуа относительно контекста данных обвинений см. [http://www.alaindebenoist.com/pdf/sur_jean_edern_hallier.pdf « Sur Jean-Edern Hallier et “L'idiot international” »].</ref>, чем он пытался заниматься ещё в 1980-х и 1990-х годах и о чём говорили, помимо прочего, авторы ''[[Le Monde]]'', ''[[Канар аншене|Le Canard enchaîné]]'' и ''[[Libération|Liberation]]''. GRECE утратила присутствие в журнале ''Figaro'' летом 1981 года и с тех оказалась вынуждена продвигать свои идеи, находясь в относительной медийной изоляции.
 
На пике своего развития, который пришёлся на конец 1970-х годов, GRECE имела порядка четырёх тысяч официальных сторонников<ref>ChiffreВероятно, vraisemblablementзавышенная gonfléцифра, cfсм. Ghislaine Desbuissons, ''La « Nouvelle Droite » ([[1968]]-[[1974]]). Contribution à l'étude des idées de droite en France'', thèse de doctorat en science politique, [[Institut d'études politiques de Grenoble|IEP de Grenoble]], [[1984]]. LeСогласно «отчёту [[Rapport Rousso]] Руссо» (''op. cit.'', chap. 3) donne,их quantчислиленность àнаходилась lui,между entre {{formatnum:2000}} etи {{nombre|3000|membres}} человек.</ref>.
 
Новые правые сумели привлечь к себе людей из разных слоёв общества. С изданием ''Nouvelle École'' сотрудничали (что, впрочем, не означало согласия со всеми продвигаемыми идеями) наследники [[Французское действие|Action Française]] (Пьер Гаксотт, Тьерри Мольнье), либеральные интеллектуалы (Луи Ружье), сторонники учения о [[Социобиология|социобиологии]], а также ностальгирующие по французскому фашизму и временам коллаборационизма<ref>Le «Отчёт [[Rapport Rousso]] Руссо» citeуказывает desссылки référencesна àЛюсьена [[LucienРебате Rebatet]]и etПьера [[PierreДриё Drieuла Рошеля, laкоторые Rochelle]]можно trouvéesнайти dansв ''Éléments'' : {{numéro}}No. 16, juin-août 1976, {{p.| 7}}, articleв àстатьи l’occasionЖан-Жака deПувера laо reparutionпереиздании desантисемитского памфлета Ребате ''[[Les Décombres]]''; chezтакже [[Jean-Jacques Pauvert]] en 1976 ;см. « Réhabilitation de Drieu », ''Éléments'', {{numéro}}No. 33, février-mars 1980, {{p.| 51}}.</ref>, а также другие интеллектуалы, в том числе и далёкие от крайне правых идей, такие как [[Кёстлер, Артур|Артур Кёстлер]] и [[Фройнд, Жюльен|Жюльен Фройнд]]<ref>''Ibid.'', [http://media.education.gouv.fr/file/02/3/6023.pdf, {{p.}}50].</ref>.
 
=== На рубеже 1970-х и 1980-х ===
После «лета новых правых» ― масштабной полемики в СМИ, разразившейся в 1979 году, и ухода «греков» из ''Figaro'', многие из них (в том числе те, которые обосновались в университетах<ref>NotammentВ àпервую [[Lyon-III]]очередь avecв [[PierreУниверситете VialЛион-III: (hommeэто politique)|Pierreбыли Vial]]Пьер Виаль, [[JeanЖан Varenne]]Варенн, [[JeanЖан Haudry]]Адри, [[JacquesЖак Marlaud]],Марло и etcдр.</ref>) начали постепенно пересматривать свою риторику, что в конечном счёте будет стоить им поддержки со стороны консерваторов. [[Бенуа, Ален де|Ален де Бенуа]] начал писать больше сочинений в поддержку стран третьего мира, а также усилил накал критики либерализма и гегемонии США. Некоторые из членов кружка собрались вокруг журнала ''Magazine hebdo,'' запущенного в 1983 году Аленом Лефевром, директором издания ''L'Histoire''. В то же время некоторые крупные деятели сообщества покинули его, как, например, академик [[Виаль, Пьер|Пьер Виаль]]<ref>Lequel déclarera près de deux décennies plus tard, lors d'un entretien avec les membres de la [[Commission sur le racisme et le négationnisme à l'université Jean-Moulin Lyon III]] : « Le grand projet d’investissement intellectuel du GRECE a fait fantasmer un certain nombre de gens. Mais quand on regarde les choses de près, cela a été un échec. Un certain nombre d’opérations d'[[entrisme]] ont eu lieu, en direction de la presse, qui constituait notre cible. Nous voulions être présents dans les médias. L’université n’était pas notre souci. Ce n’est pas là que se fait l’opinion. D’où la presse. Sur le moment, on ne l’a pas dit, mais cela s’est vu rapidement. L’aventure du ''Figaro Magazine'' a été révélatrice parce que cela a été un échec. » (''Ibid.'', [http://media.education.gouv.fr/file/02/3/6023.pdf {{p.|53-54}}]).</ref>, присоединившийся к [[Национальное объединение (Франция)|Национальному фронту]], или [[Фай, Гийом|Гийом Фай]], который решил следовать собственному карьерному пути в медиа (он основал собственную газету ''J'ai tout compris''), а также устроился ведущим на свободном радио Skyrock. В 1998 году Гийом Фай вернулся в политику и начал выдвигать радикальные тезисы, которые выступали в противоречие с позициями Алена де Бенуа. Фай был важным представителем GRECE и состоял там с конца 1970 по 1986 год, где занимался организацией проведения мероприятий «Секретариата изучения и исследования» (SER). После него во главе SER некоторое время стоял Жорж Шарбонно, сотрудник ''[[Éléments]]'' и ''Nouvelle École.''
 
С 1987 по 1991 год президентом GRECE стал Жак Марло, сменив на этом посту профессора Жана Варена. В своём обращении к Жану Даниэлю<ref>[http://referentiel.nouvelobs.com/archives_pdf/OBS1332_19900517/OBS1332_19900517_054.pdf « Le GRECE et le FN »], ''[[L’Obs|Le Nouvel Observateur]]'', [[17 мая|17 mai]] [[1990 год|1990]]. {{Blockquote|Pour l'heure, les divergences entre l'extrême droite et la “Nouvelle droite” paraissent insurmontables. 1. Le FN est imprégné de messianisme catholique incompatible avec notre conception païenne. 2. La doctrine identitaire du FN se résume à un nationalisme étroit, “franchouillard”, alors que nous sommes Européens (…) avant d'être Français. 3. Le FN s'oppose aux mosquées, aux tchadors… Nous sommes pour le droit imprescriptible des peuples à rester eux-mêmes ; sur notre sol ou ailleurs. 4. L'humeur sécuritaire et identitaire à fleur de peau des frontistes cache leur absence de projet de société et de comportement en rupture avec la société marchande, que nous avons toujours dénoncée comme “système à tuer les peuples”. 5. Le caporalisme en vigueur dans ce parti est inconciliable avec notre conception libertaire et aristocratique (…) de l'excellence.}}</ref> он указал на причины, которые, по его мнению, делают учение новых правых неприемлемым для консерваторов, националистов, католиков и ультраправых ― это критика концепции [[Иудеохристианство|иудео-христианства]], а также языческая этика, европеизм и регионализм новых правых. «Отчёт Руссо», составленный Комиссией по расизму и отрицанию Холокоста, созданной по указу министра национального образования, даёт следующую характеристику GRECE: