Сражение при Деве-Бойну

(перенаправлено с «Сражение при Деве-бойну»)

Сражение при Деве-бойну — одна из битв Русско-турецкой войны (1877—1878) произошедшая 23 октября (4 ноября1877 года при горной гряде Деве-бойну восточнее города Эрзерум, между войсками Русской императорской армии под началом генерала Василия Александровича Геймана и армией Османской империи под командованием Ахмеда Мухтара-паши.

Сражение при Деве-бойну
Основной конфликт: Русско-турецкая война (1877—1878)
Дата 23 октября (4 ноября1877 года
Место Флаг Османской империи Деве-бойну
Итог Победа русских войск
Противники

Российская империя

Флаг Османской империи Османская империя

Командующие

Василий Александрович Гейман
Арзас Артемьевич Тергукасов

Флаг Османской империи Ахмед Мухтар-паша

Потери

129 убитых
590—650 раненых

3000 убитых и раненых[1]
400 пленных
43 орудия
По другим данным
3000 убитых и раненых
3000 пленных и дезертиров[2]

Накануне сражения

править

После поражения 3 октября на Аладжинских высотах, Мухтар-паша с 8 батальонами, 2 эскадронами и 4 орудиями спешно отступил к Зивину[нем.], с целью прикрыть Эрзерум — стратегически-важный город. Измаилу-паше, действовавшему на Агрыдаге против Эриванского отряда русских, было приказано отступать к Эрзеруму для соединения с Мухтаром-пашой. Измаил-паша после ряда форсированных маршей отошёл к селу Кёпрюкёй, где 15 октября соединился с Мухтаром[3].

Русская армия в это время была разделена на 3 группы: отряд генерала Ивана Давидовича Лазарева (34 батальона, 34 эскадронов и сотен, 126 орудий) блокировал Карс, отряд генерала Геймана (28 батальонов, 25 эскадронов и 98 орудий), наступая через Саганлуг, прибыл 15 октября к селу Хоросан, и Эриванский отряд генерала Арзаса Артемьевича Тергукасова наступал вслед за Измаилом-пашой[3].

Два последних отряда соединились 21 октября у села Гасан-Кала, где после арьергардного боя турки отступили к Деве-бойну. У Мухтара к этому времени было 36 батальонов, 27 эскадронов и 40 орудий, ослабленных боями, общей численностью около 15 тысяч человек. Осознавая невозможность с такими силами долго отстаивать Эрзерум, Порта сделала распоряжение об отправке Мухтару подкреплений из отряда Дервиша-паши, из района VI Багдадского корпуса, а также о призыве рекрутов и ополчения[3].

Закрепившись для обороны на сильной Деве-бойнийской позиции, Мухтар решил ожидать подкрепления. Горная цепь Деве-бойну (5—7 тысяч футов над уровнем моря), разделяя Эрзерумскую и Пасинскую нагорные равнины, прикрывает подступы к Эрзеруму с восточной стороны. Она пересекалась одной колесной транзитной дорогой от Гасан-Кала (ныне Pasinler) через Куруджук к Эрзеруму; все остальные дороги представляли собой частью тяжёлые аробные дороги, а частью — вьючной тропы. Позиция турок не допускала обхода её с правого фланга, в виду крутизны гор и отсутствия дорог, обход левого фланга хотя и был возможен, но требовал продолжительного движения по узкому Туйскому ущелью и перевала через труднодоступный Чобан-даг[3].

Естественная сила Деве-бойнийской позиции обращала на себя внимание турок во все войны на Кавказском театре военных действий; кроме долговременных укреплений Эрзерума, на Деве-бойну возводились полевые укрепления в 1829 и 1855 годах.; в начале войны 1877 года, при движении русской армии к Зивину, турки снова спешно стали укреплять эту позицию. Фортификационные сооружения были возведены в две линии: 1-я, состоявшая из батарей, траншей и открытых с горжи укреплений, тянулась от села Тополах до террасы Чобан-дага, западнее села Туй, имея в центре сильные укрепления на вершине Узун-Ахмед-дага; 2-я линия шла параллельно первой в 1½ версты и состояла из отдельных редутов и траншей. Хорошее расположение укреплений заключалось, главным образом, в перекрёстном обстреле хорошо пристрелянных подступов к ним[3].

Мухтар занял Деве-бойну 40 батальонами, 12 эскадронами и 36 орудиями.

 
Схема операции

22 октября войска Геймана подошли к селу Куруджук. После личной рекогносцировки, Гейман решил атаковать позицию на следующее утро. Главный удар было решено произвести на левый фланг неприятеля движением на село Н. Туй.

Войска были разделены на 4 колонны:

1) генерала Броневского (8 батальонов Крымского, Ставропольского и Таманского пехотных полков с 30 орудиями), направлена для атаки левого фланга неприятеля;

2) генерала князя Амираджиби (6 батальонов Бакинского, Кубинского и Елизаветпольского пехотных полков и 8 орудий), направлена для атаки позиции со стороны села Узун-Ахмед;

3) генерала Авинова (8 батальонов Кавказской гренадерской дивизии и 48 орудий), не переходя в решительную атаку, должны были демонстрировать против центра позиции;

4) генерала фон-Шака (8 батальонов Кавказской гренадерской дивизии, 3 сотни, 8 орудий и 1 рота сапёр), должны были демонстрировать в направлении на село Гюлли, стараясь охватить фланг.

Общее руководство двумя первыми колоннами возлагалось на генерала Тергукасова, а двумя последними на генерала Соловьева[3].

Кавалерия была разделена на две колонны:

1) генерала Келбали Хана Нахичеванского (13 эскадронов и сотен Переяславского драгунского, Сунженского и Астраханского казачьих полков и 6 орудий), назначена для действий совместно с колонной князя Амираджиби;

2) князя Амилахвари (13 эскадронов и сотен Нижегородского и Северского драгунских, Кавказского и Горско-Моздокского казачьих полков и 4 орудий), после занятия пехотой Деве-бойнийской позиции должен был выдвинуться вперед с целью отрезать неприятелю путь отступления[3].

 
Упоминание о «поражении турецкой армии на высотах Деве-Бойну» 23 октября 1877 года на Колонне Славы в Санкт-Петербурге

23 октября с рассветом русские войска выступили из Куруджука, а к 7 часам начали разворачиваться на фронте Чифтлик-Гянджугас. Турки ответили сильной канонадой. Энергичное наступление колонны генерал-майора Адольфа Вильгельмовича фон Шака в сторону села Гюлли, было принято Мухтаром за намерение русских вести главную атаку на правом фланге, а потому он поспешил стянуть сюда из центра и левого фланга 12 батальонов, всю кавалерию и 16 орудий, и затем направил 8 батальонов по Ехилханскому ущелью, с целью охвата левого фланга колонны фон-Шака[3].

Под натиском превосходящих сил турок, боевая линия Шака начала медленно отходить, но затем, поддержанная резервом и частью войск колонны генерала Сергея Александровича Авинова, остановила турок. Между тем, на правом фланге шла артиллерийская подготовка атаки, а также был очищен от неприятеля холм впереди Чобан-дага, с целью прекратить перекрёстный обстрел ущелья у села Н. Туй, по которому предстояло наступление колонны князя Михаила Кайхосровича Амираджиби[3].

В 4 часа дня Гейман, убедившись, что действия на левом фланге отвлекли туда внимание Мухтара, приказал Тергукасову перейти к решительной атаке левого фланга. В 16:30 колонна Амираджиби двинулась в атаку. Турки встретили её сильным огнём с фронта и артиллерийским огнем во фланг с горы Чобан-даг, куда они успели втащить 7 орудий. Огонь этот не остановил наступления. Взойдя на первую террасу, Амираджиби направил 4 батальона для атаки возвышенности, а сам с двумя батальонами пошёл в обход слева. Несмотря на упорную оборону, турки были выбиты из траншей и стали отступать к главной Эрзерумской дороге. Здесь они остановились, перегруппировались, и были готовы перейти в наступление, но в это время начала энергично наступать колонна генерала Ивана Николаевича Броневского. Турки, теснимые с двух сторон, стали поспешно отступать, бросив большую часть артиллерии, преследуемые конницей князя Ивана Гивича Амилахвари. Другие войска не преследовали. К вечеру Деве-бойну был занят[3].

 
Крепость Эрзерум (1856 год)

Потери Русской армии: убиты 3 офицера и 126 нижних чинов; ранены 26 офицеров и 564 нижних чинов. Трофеи — 43 орудий. Турки потеряли около 3 тысяч человек убитыми и ранеными, 400 пленными[3]. По другим данным, турки потеряли 3000 убитыми и ранеными и 3000 пленными и дезертирами[2].

Решительная победа в битве при Деве-бойну не была использована надлежащим преследованием, и потому, цель боя — взятие Эрзерума — не была достигнута, несмотря на возможность сделать это к вечеру того же дня[3].

В Эрзеруме в тот вечер царила растерянность близкая к панике. Мухтар приказал спешно перевозить всё самое ценное в Байбурт и Эрзинджан, и телеграфировал в Константинополь о невозможности оборонять крепость, так как под его началом осталось всего 3—4 тысячи солдат. Население города собралось у ворот, готовое встретить русские войска выражением покорности. Однако, генерал Гейман, отказавшись от движения на Эрзерум 23-го октября в виду наступившей темноты, не решился на штурм крепости и на следующий день, а ограничился лишь высылкой парламентера с требованием сдачи. Поняв нерешительность русских, Мухтар отказался от сдачи крепости и стал активно готовиться к обороне. Потеряв 4 дня, в течение которых турки успели оправиться от поражения, Гейман предпринял нападение на Эрзерум только в ночь на 28 октября. Бакинский пехотный полк захватил укрепление Азизие, однако другие колонны русских войск постигла неудача, и русским войскам пришлось отступить от Эрзурума, взяв его в блокаду. При неудачном штурме, русские потеряли 740 человек, потери турок составили более 2000 убитых и раненых, кроме того, русским удалось захватить более 550 пленных[4].

Удержание турками Эрзерума имело последствием весьма тяжёлую для Кавказской армии блокаду крепости во время суровой зимы. Падение Эрзерума, весьма возможно, повлекло бы за собой и сдачу Карса, тогда как неудача русских войск подняла дух его гарнизона. Наконец, добровольная передача Эрзерума русским по условиям перемирия, была учтена в ущерб России при выработке условий мирного договора с Османской империей[3].

Примечания

править
  1. История русской армии и флота: Том XI. c.195. Дата обращения: 1 марта 2021. Архивировано 16 января 2021 года.
  2. 1 2 Norman C. B. Armenia and the Campaign of 1877 p.400
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Деве-Бойну // Военная энциклопедия : [в 18 т.] / под ред. В. Ф. Новицкого … [и др.]. — СПб. ; [М.] : Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1911—1915.
  4. Хронологический указатель военных действий русской армии и флота. Том IV. 1855-1894 гг. c. 140. Дата обращения: 1 марта 2021. Архивировано 1 декабря 2020 года.

Литература

править