Открыть главное меню

О строительной деятельности Юстиниана I сохранились достаточно подробные, хотя и, возможно, слишком комплиментарные, свидетельства современников императора. Прежде всего это написанный между 554 и 560 годами[1] обширный, в шести книгах, панегирик Прокопия Кесарийского «О постройках». На основании данной в нём картины обширнейшей строительной деятельности Юстиниана можно выделить четыре основных направления строительной программы этого деятельного императора. Первым и важнейшим среди них был религиозный аспект. При Юстиниане было построено или перестроено большое количество церквей, он жертвовал и основывал мужские и женские монастыри и лечебницы. Во-вторых, это оборонительные сооружения для защиты империи. Юстиниан строил городские стены, крепости и пограничные укрепления. Значим также вклад в развитие городов — были возведены колоннады, дороги и улицы, площади и памятники. Также отдельно следует упомянуть деятельности, направленной на развитие водоснабжения городов.

Содержание

Направления деятельностиПравить

Защита городовПравить

 
В правление Юстиниана стена Гексамилион была укреплена дополнительными башнями.

Деятельность Юстиниана по укреплению границ, продолжавшая мероприятия, начатые при Анастасии, была сосредоточена, прежде всего, в районе различных лимесов. Более слабые в Италии, они были более развиты вдоль Дуная и Евфрата и в Африке. На Балканах укрепления были призваны воспрепятствовать нападениям с определённых направлений — стена Анастасия (англ.), защищавшая Константинополь и его окрестности; стена через Галлипольский полуостров в Херсонесе Фракийском препятствовала вторжениям варваров из Европы в Азию. Длинная стена в Диррахии защищала Эгнатиеву дорогу и города на ней. Анастасий перестроил стены в Истрии, Томисе и Ратиарии (англ.), Юстиниан укрепил Сердику, Наиссус, Пауталию, Траянополис (англ.), Августа-Траяна и многие другие. Стена в Гортине была перестроена в 539 году в консульство Флавия Апиона.

После Вандальской войны патрикий Соломон занялся фортификацией отвоёванной провинции. Была восстановлена стена Феодосия в Карфагене. На остальной территории были построены крепости в городах и передовые укрепления в ключевых точках. Наиболее затратные мероприятия были предприняты Анастасием и Юстинианом в северной Сирии и на Евфрате для защиты от Персии. Стены городов Ресафа (нем.), Халабийе (англ.), Дара, Халкис и Антиохия являлись настоящими шедеврами фортификационного искусства. В архитектуре региона (Русафа, Дара, Каср-ибн-Вардан) использовались византийские строительные приёмы, адаптированные к местным условиям мастерами, присланными из Константинополя[2].

В целом, Юстиниан придавал фортификации огромное значение, и его постройки в этой категории превосходят количественно все прочие вместе взятые[3]. Починка и перестройка стен, повышение стратегической эффективности укреплений происходили непрерывно по всей империи. Константина, новая резиденция дукса Месопотамии, была сделана первоклассной крепостью[4]. Однако самые значительные работы были сделаны в Даре, ставшей главным барьером на пути персидских вторжений. Помимо укрепления городов, было построено огромное количество фортов вдоль границы; только вдоль Дуная упоминается более 600 укреплений[5].

Городская инфраструктураПравить

 
В VI веке были реконструированы портики агоры в Афродизиасе (англ.).

Юстиниан профинансировал и осуществил с помощью своих собственных инженеров крупные инфраструктурные проекты, такие как мост через Сангариус (англ.) и террасы в Антиохии. Были продолжены начатые в IV веке мероприятия по развитию транспортной сети в Малой Азии и Македонии. Трактат Прокопия Кесарийского «О постройках» содержит упоминания о ремонте и строительстве новых дорог вблизи Регия, в Вифинии, Фригии и Киликии.

В VI веке процесс урбанизации, интенсивный в IV—V веках, замедлился. Из новых городов известно об Юстиниане Приме, которую распорядился построить Юстиниан. Прочие его градостроительные инициативы, в основном, были связаны с восстановлением после войн или стихийных бедствий. Восстанавливая Антиохию, разрушенную землетрясениями 526 и 528 годов и уничтоженную персами, Юстиниан заботился о восстановлении блеска античной метрополии. Он расширял города, устраивая там агоры, украшенные портиками улицы и публичные бани.

В Северной Африке города Тимгад, Джемила и Булла-Регия расширили свои границы по сравнению с классическим периодом. В некоторых городах продолжали строиться декоративные монументы — например, в Хайдре вслед за византийским завоеванием была возведена триумфальная арка[6].

Религиозные сооруженияПравить

Интенсивное церковное строительство началось по всей империи около 450 года. Императоры и члены их семей, церковные иерархи, крупные землевладельцы и просто верующие жертвовали крупные суммы на постройку церквей и монастырей. В период правления Юстиниана вместе с ростом затрат улучшились строительные технологии. Теоретические основы этих изменений связаны с известными нам именами Анфимия Тралльского и Исидора Милетского. Церковь Святого Полиевкта (англ.), а затем соборы Сергия и Вакха, Святой Софии, базилика Святого Иоанна (англ.) являются наглядными примерами этой дорогостоящей революции. Эти проекты требовали участия огромного числа рабочих, в них использовались большое количество мрамора. Непревзойдённый уровень мастерства создателей этих сооружений отражён в панегириках Прокопия Кесарийского и Павла Силенциария.

Огромные суммы тратились на изготавливаемую из драгоценных металлов церковную утварь. Согласно Григорию Турскому, Юстиниан заставил принцессу Аникию Юлиану потратить всё своё золото на строительство церкви Святого Полиевкта[7]. Сообщается, что на облицовку серебряной фольгой собора Святой Софии было потрачено 40,000 фунтов серебра, что подтверждается современными расчётами, согласно которым общая сумма затрат могла достигнуть 1.3 миллиона солидов, что в 40-50 раз превышало затраты Юлиана Аргентария на собор Сан-Витале.

Одна из самых масштабных церквей, построенных Юстиниананом, Неа-Экклесиа (англ.), была возведена в Иерусалиме[8].

ДворцыПравить

Император Юстиниан профинансировал строительство Большого Святого дворца недалеко от собора Святой Софии.

РегионыПравить

Восточная границаПравить

 
Города на восточной границе Византии. Многие из них были существенно укреплены при Юстиниане.

Как и для остальных частей империи, основным письменным источником для восточных областей империи является трактат «О постройках» Прокопия Кесарийского. В силу уникального положения этого источника важным является вопрос о степени достоверности содержащихся в нём сведений.

Метод описания Прокопием достижений Юстиниана на восточной границе империи в концентрированном виде выражен в его рассказе о восстановлении Антиохии[9]. Не упоминая о разрушительных землетрясениях 526, 528, 553 и 557 годов, он вместо этого сосредотачивается на описании мероприятий, последовавших за персидским разрушением города в 540 году, которые давали больше материала для панегирика. Он преувеличивает разрушения, причинённые персами, и совершенно забывает уточнить, что они оставили стены города неповреждёнными. Подобного рода умолчания свойственны всей книге II. Так, например, город Батны описывается как не имеющий стен[10], хотя, согласно Иешу Стилиту они существовали ещё в 504 году, когда город был захвачен персами[11], а затем восстановлены при Анастасии[12].

Другим приёмом, позволяющим увеличить количество достижений Юстиниана, который Прокопий использовал также в Тайной истории, было начало счёта правления Юстиниана с восшествия на престол его дяди и предшественника, Юстина I. Таким образом, например, восстановление стен Эдессы после наводнения 525 года[13], произошедшее, как нам известно по сообщению Иоанна Малалы, при Юстине, Прокопий приписал Юстиниану. Свидетельство Иешу Стилита[12] также опровергает утверждение Прокопия о том, что «крепостная стена Эдессы и её передовые укрепления за давностью лет оказались по большей части в развалинах»[13]. Ещё одним примером этого подхода является рассказ[14] о стенах Мелитены[15].

БалканыПравить

АфрикаПравить

Северное ПричерноморьеПравить

Активная военно-строительная деятельность проводилась администрацией Юстиниана Великого и в Северном Причерноморье, в частности, в Крыму, на Керченском и Таманском полуостровах. Его полководцами были отстроены укрепления Херсона[16] (соврем. Севастополь) и Боспора (соврем. Керчь); сооружены приморские крепости на Южном берегу Крыма. По периметру контролируемых Византией владений («страна Дори») ромеи возвели ряд оборонительных рубежей («длинные стены»), надежно преградивших путь кочевникам[17]. Не прекращалось военное строительство и при преемниках Юстиниана — Юстине II Младшем, Тиберии Константине и Маврикии. «Длинные стены» были дополнены большими и малыми крепостями, возведенными на командных высотах Внутренней гряды Крымских гор. По мнению некоторых исследователей, в результате комплексных военно-инженерных мероприятий к концу VI в. в Горной Таврике был создан особый «limes Tauricus», организованный по дискретно-узловому (локально-очаговому) принципу[18]. Целенаправленными действиями византийской администрации Юго-Западный Крым был превращен в район эшелонированной инженерной обороны подобно Балканскому региону. В состав оборонительных узлов (клисур), построенных в ущельях Внутренней гряды, входило три типа фортификационных сооружений: 1.) «длинные стены», запиравшие горные долины; 2.) малые дозорные крепости (бурги), призванные наблюдать и предупреждать об опасности ставку византийского командующего в Херсоне (Бакла, Сюйрень, Сиваг-Кермен); 3.) мощные опорные крепости-фрурионы (Эски-Кермен, Дорос (Мангуп-Кале), Чуфут-Кале (Кырк-Ор), в которых спасалось мирное население в случае прорыва кочевников. Автор гипотезы подчеркивает, что кроме Таврики, подобные дискретные оборонные узлы существовали во всех горных провинциях Империи — Армении, Лазике, Фракии и т. д., где выполняли аналогичные задачи[19].

ПримечанияПравить

  1. Cameron, Averil. Procopius and the Sixth Century. — Berkeley: University of California Press, 1985. — 308 с. — P. 83—85. — ISBN 0-415-14294-6.
  2. The Economic History of Byzantium: From the Seventh through the Fifteenth Century / Angeliki E. Laiou, Editor-in-Chief. — Washington: Dumbarton Oaks, 2002. — P. 185.
  3. W.G. Holmes. The Age of Justinian and Theodora. — London, 1907. — Т. 2. — С. 541.
  4. De aed., книга II, V, 2-11
  5. De aed., книга IV, IV, 1
  6. Charles Diehl. L'Afrique byzantine. — Paris: Ernest Leroux, 1896. — P. 182.
  7. Cyril Mango; Ihor Ševčenko. Remains of the Church of St. Polyeuktos at Constantinople (англ.) // Dumbarton Oaks Papers. — 1961. — Vol. 15. — P. 243—247. — DOI:10.2307/1291183.
  8. De aed., книга V, VI, 1-26
  9. De aed., II.X 2-14
  10. De aed., II.VII 18
  11. Joshua the Stylite, Chronicle, LXIII
  12. 1 2 Joshua the Stylite, Chronicle, LXXXIX
  13. 1 2 De aed., II.VII 2-16
  14. De aed., III.IV 19-20
  15. Croke B., Crow J. Procopius and Dara (англ.) // The Journal of Roman Studies. — 1983. — Vol. 73. — P. 143—159.
  16. ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ СООРУЖЕНИЯ РАННЕВИЗАНТИЙСКОГО ХЕРСОНА: РЕКОНСТРУКЦИЯ И РАЗВИТИЕ ГОРОДСКОЙ ФОРТИФИКАЦИИ В IV—VI ВВ.. cyberleninka.ru. Дата обращения 25 ноября 2018.
  17. De aed., III, VII, 10-12, 15-17.
  18. Вус О. В. Ранневизантийский limes в Северном Причерноморье: организация и структура инженерной обороны // Византийский временник. — Т. 72 (97). — 2013. — С. 227—246.
  19.  Вус О. В. Ранневизантийский limes…