Открыть главное меню

«Сын полка́» — повесть, написанная Валентином Катаевым в 1944 году. Впервые опубликована в журналах «Октябрь» (1945, № 1, 2) и «Дружные ребята» (1945, № 1—8). Отдельным изданием вышла в 1945 году («Детгиз»).

Сын полка
Обложка 1-го издания, «Детгиз», 1945
Обложка 1-го издания, «Детгиз», 1945
Жанр повесть
Автор Валентин Катаев
Язык оригинала русский
Дата написания 1944
Дата первой публикации 1945

В 1946 году за книгу «Сын полка» Валентин Катаев был удостоен Сталинской премии II степени[1].

Содержание

История созданияПравить

Замысел повести «Сын полка» начал формироваться у Катаева в 1943 году, когда он работал фронтовым корреспондентом и постоянно перемещался из одного воинского соединения в другое. Однажды писатель заметил мальчика, облачённого в солдатскую форму: гимнастёрка, галифе и сапоги были самыми настоящими, но сшитыми специально на ребёнка. Из разговора с командиром Катаев узнал, что мальчугана — голодного, злого и одичавшего — разведчики нашли в блиндаже. Ребёнка забрали в часть, где он прижился и стал своим[2].

Позже писатель ещё не раз сталкивался с подобными историями[2]:

 Я понял, что это не единичный случай, а типичная ситуация: солдаты пригревают брошенных, беспризорных детей, сирот, которые потерялись или у которых погибли родители. 

Название повести ассоциативно связано с комической оперой «Дочь полка», которая была известна Катаеву с юношеских лет. В нужный момент оно всплыло в памяти и «выстрелило»[2].

СюжетПравить

Во время выполнения боевого задания группа разведчиков обнаруживает в окопе мальчика, который тяжело бредит во сне. Почувствовав свет фонарика, он моментально вскакивает и выхватывает из своей торбы отточенный ржавый гвоздь. Сержант Егоров успевает перехватить руку ребёнка и прошептать: «Свои». Мальчик успевает в ответ прошептать «Наши!», после чего теряет сознание.

Мальчика зовут Ваня Солнцев. Отец его погиб на фронте в первые дни войны, мать была убита немцами. Младшая сестра и бабушка умерли от голода. Отправленный полевыми жандармами в детский изолятор, Ваня сумел сбежать и с той поры почти три года скитался по полесским лесам. Сержант Егоров, докладывая капитану Енакиеву о найдёныше-пастушке́, отмечает, что смышлёный мальчуган превосходно ориентируется на местности; разведчики хотели бы оставить его у себя. Однако Енакиев принимает решение отправить ребёнка в тыл.

Когда Ване, который впервые за много месяцев почувствовал себя в безопасности, сообщают о распоряжении капитана, он дерзко отвечает, что всё равно сбежит. Мальчик действительно умудряется дважды обмануть сопровождающего его ефрейтора Биденко. Первый раз Ваня выпрыгивает из грузовика и прячется в лесу на дереве; Биденко ищет его больше двух часов и находит благодаря букварю, выпавшему из торбы пастушка. Чтобы не допустить повторного побега, Биденко в кузове попутной машины привязывает к Ваниной руке конец верёвки с двойным морским узлом, а другим концом обматывает собственный кулак. Время от времени ефрейтор дёргает за верёвку, проверяя, на месте ли пастушок. Очередная проверка завершается конфузом: в темноте внезапно раздаётся возмущённый голос женщины-хирурга, которая не понимает, для чего к ней привязали верёвку и почему её постоянно дёргают. Мальчик опять исчезает.

На обратном пути Ваня встречает подростка, который гордо сообщает, что уже второй год считается сыном полка: его нашли под Смоленском, определили на довольствие и однажды даже брали в рейд. Это знакомство заставляет Ваню заняться поисками самого главного начальника, чтобы пожаловаться ему на капитана Енакиева. Добравшись до избы, в которой предположительно находится штаб, Ваня сталкивается с Енакиевым и, не зная его в лицо, рассказывает капитану свою историю. Енакиев отправляет пастушка обратно к разведчикам. Однажды, во время боевого задания, мальчик попадает к немцам. Но его спасают разведчики. Они затрачивают немало усилий, чтобы найти для мальчика портного, сапожника и парикмахера.

Во время тяжёлого боя капитан Енакиев погибает. В его кармане обнаруживается записка, в которой он просит позаботиться о своём названом сыне Ване Солнцеве и сделать из мальчика достойного солдата, а впоследствии — офицера. Командир артиллерийского полка направляет мальчика в суворовское училище. Разведчики собирают своего сына в дорогу, складывая в его торбу мыло, зубной порошок, кружку, буханку хлеба и завёрнутые в газету «Суворовский натиск» погоны капитана Енакиева.

Версии о прототипахПравить

 
Сын полка, РККА, 1943

Несмотря на то, что повесть была отмечена Сталинской премией, общественный резонанс вокруг понятия «сын полка» возник не сразу, а спустя десятилетие. Как вспоминал Павел Катаев, после «окончания инкубационного периода» почта стала чуть ли не ежедневно приносить в их дом письма, авторы которых вспоминали о фронтовых встречах с его отцом, рассказывали о своей дальнейшей судьбе. Почти все они были убеждены, что при создании образа Вани Солнцева Катаев использовал их собственную историю[2].

В качестве одной из версий о возможном прототипе журналисты чаще всего обращаются к биографии Исаака Ракова-Солнцева: сообщают, что его настоящая фамилия неизвестна: Солнцевым мальчика нарекли в детском доме за веснушки на лице[3]; в начале войны он вместе со своим другом Володей Вознесенским сбежал на фронт и в лесу под Бобруйском попал к разведчикам-артиллеристам[4]; позже покинул суворовское училище, куда его определили командиры, и снова ушёл воевать[5];

В то же время, по утверждению Павла Катаева, ни один из «претендентов» (среди которых попадались и откровенные «дети лейтенанта Шмидта») не был настоящим Ваней Солнцевым; одного-единственного прототипа не существует. Многочисленные разговоры Павла Катаева с отцом, в том числе во время написания повести, свидетельствуют о том, что героя «он выдумал, взял из головы»[2]:

 Мне бы очень хотелось, чтобы этот мальчик, юноша, молодой человек существовал в действительности. Ведь для меня он был не бумажным героем. А живым человеком. И даже очень хорошо знакомым. Ведь он чувствовал точно так же, как и я бы чувствовал и думал, окажись я в тех же обстоятельствах. 

Художественные особенностиПравить

Тематическая новизна повести заключается в том, что Катаев — первым в советской литературе — решил рассказать о войне через восприятие ребёнка[6]. После выхода «Сына полка» тема «Война и дети» стала разрабатываться достаточно активно: всесоюзную известность получили пионеры-герои; Лев Кассиль и Макс Поляновский написали повесть «Улица младшего сына»[7].

Образ Вани Солнцева обаятелен потому, что, став настоящим солдатом, герой не утратил детскости. В этом смысле показателен диалог между Ваней и мальчиком, усыновлённым бойцами другого подразделения. Взаимоотношения меняются на глазах: начавшись с подросткового спора о том, чей это лес, они завершаются завистью Вани к медали «военного мальчика» и горькой обидой на разведчиков: «Стало быть, я им не показался»[8]:

 Катаев даёт постоянную психологическую мотивировку слов и поступков Вани Солнцева. <...> Он чутко схватывает перемены в настроении каждого, понимает, что Биденко его любит и ворчит не со зла. 

АдаптацииПравить

Повесть дважды экранизировалась:

Через несколько лет после выхода книги на сцене Ленинградского театра юного зрителя был поставлен спектакль «Сын полка» (режиссёр Александр Брянцев, в роли Вани Солнцева — Нина Казаринова)[9].

ПримечанияПравить

  1. Воронова О. П. Катаев В. П. // Краткая литературная энциклопедия / Главный редактор А. А. Сурков. — М.: Советская энциклопедия, 1966. — Т. 3. — С. 436—438.
  2. 1 2 3 4 5 Катаев Павел. Доктор велел мадеру пить.... — М.: Аграф, 2006. — С. 224. — (Символы времени). — ISBN 5-7784-0236-8.
  3. Исаак Трабский. По-еврейски он Исаак, а по-русски Ваня // Слово\Word. — 2010. — № 66.
  4. Игорь Плугатарёв. Гавроши Великой Отечественной // Белорусская военная газета. — 2013. — Вып. 3.
  5. Полина Иванушкина. Сын полка Ваня Солнцев // Аргументы и факты. — № 08 (1321).
  6. Кто есть кто в мире / Главный редактор Г. П. Шалаева. — М.: Олма-Пресс, 2003. — 1680 с. — ISBN 5-94849-441-1.
  7. Яков Черкасский. Дети на войне // Русская Германия. — 2011. — № 27.
  8. Зубарева Е. Е. «Сын полка» // Детская литература. — М.: Просвещение, 1976. — С. 273. — 399 с.
  9. Брянцев А. Театр и его друзья // Огонёк. — 1950. — № 28 мая.