Тектоника (искусство)

Текто́ника (от др.-греч. τεκτονική — строение, построение) — буквально: построение, но не в конструктивном, а в композиционном смысле. Отсюда: тектоничность — качество формы, определяемое отражением на её поверхности внутренней конструкции (функциональной структуры): архитектурной, живописной или графической. Тектоничность — зрительное, а не конструктивное, качество, оно обусловлено мерой выражения, ясностью конструктивных членений, подразделений целого на части, отношений величин, выявления верха и низа, центра и периферии композиции[1]. Например: технические (функционально-конструктивные) требования прочности и надёжности в архитектуре определяют такие тектонические свойства как зрительное подчёркивание нижних частей (акцентирование цоколя) здания, вертикальных опор и венчающих карнизов, отсюда особое зрительное значение вертикалей и горизонталей. Противоположное понятие — атектоничность.

Пример атектоничной архитектуры, Дворец конгрессов Овьедо в Астурии

Впервые слово «тектоника» в качестве научного термина использовал в середине XIX веке немецкий археолог Карл Готтлиб Бёттихер[2]. Близкий термин: архитектоничность (греч. άρχιτεκτονική – главное строение) — ясно воспринимаемая целостность и закономерность связи частей с целым. В отличие от простой тектоничности, архитектоника имеет не только формальный, но и семантический смысл. Архитектоника призвана выражать соподчиненность главного и второстепенного, т. е. композиционный смысл формы.[3]

История и интерпретация понятияПравить

Понятие тектоничности формы в архитектуре можно найти в трактате Витрувия «Десять книг об архитектуре» (18—16 гг. до н. э.), а также в трактате Андреа Палладио «Четыре книги об архитектуре» (I Quattro Libri dell’Architettura, 1570). Однако у Витрувия не встречается термин «тектоника», он использует понятие «ординация», что, по его определению, есть «правильное соотношение членов сооружения в отдельности и в целом для достижения соразмерности». Далее, опираясь на труды древнегреческих авторов и рассуждая об «удобном расположении зданий», древнеримский архитектор связывает понятие ординации, или строя, с «надлежащим соблюдением пропорций»[4][5]. Закономерно, что оба понятия, тектоничность и архитектоничность, более всего связаны с искусством архитектуры. В этом виде искусства тектонической системой является архитектурный ордер. В академической традиции оппозицию понятий конструктивности и тектоничности сформулировал французский теоретик искусства Ролан Фреар де Шамбрэ (1606—1676) в трактате «Параллель античной и современной архитектуры» (1650): «быть прочным» и «выглядеть прочным». Как отметил Л. И. Таруашвили, это различие необходимо Фреару для понимания «эстетической природы ордера», а, следовательно, и различий понятий конструктивности и тектоничности[6].

Подобный подход к анализу взаимосвязей основных понятий формообразования в архитектуре развивал немецкий историк и теоретик искусства Гюнтер Бандманн. «Зодчество, — писал Г. Бандманн в 1951 году, — по своей сути является не усовершенствованной конструкцией», а «воспроизведением тектоники». Следствие этого — сублимация технической и материальной составляющих, превращение реальной формы в идеальное образование. Формальный мотив утрачивает свое значение, которым он обладал, будучи первоначально связан с материалом, и обретает благодаря новому отношению идеальное содержание. Именно это имел в виду Винкельман, говоря об облачении, которым покрывается мертвый материал. Форма — это духовный покров, наброшенный на материю". «Можно сказать, — писал далее Бандманн, — что символическое значение смещает трактовку форм в область художественного»[7].

 
Эйфелева башня, классика конструктивистской архитектуры

Понятие тектоничности в архитектуре тесно связано с художественно-образным переосмыслением строительной конструкции. По этой причине оно неприменимо к сооружениям конструктивизма. Самым ранним и наиболее известным произведением конструктивистской архитектуры является Эйфелева башня (La Tour Eiffel), построенная для Всемирной выставки 1889 года в Париже. Выразительность этого сооружения остаётся в границах технической эстетики. Башня высотой 320 м возведена из железа в рекордно короткие сроки (за 26 месяцев) и вначале она не имела никакой иной функции, кроме демонстрации первенства Франции в области строительной техники. Функция Эйфелевой башни неутилитарна, но в данном случае это не имеет существенного значения. У ажурной конструкции башни, безусловно обладающей эстетической выразительностью, отсутствует необходимое в искусстве архитектуры подразделение, обособление и композиционное взаимодействие внешнего и внутреннего пространств, внутренней конструкции и внешней формы. Её ажурная конструкция тождественна форме, следовательно, отсутствует художественно-образное переосмысление внутренней конструкции, взаимодействие конструктивности и тектоничности[8].

Однако не только конструкция определяет качества тектоничности формы. Тектоника может находить выражение посредством (как зримых, так и скрытых) свойств материала. К примеру, здание, построенное из пластичных материалов будет отличаться от строений, возведенных из крупных каменных блоков (квадров). В таких случаях через воспроизводство, имитацию или стилизацию внешних признаков твёрдого материала создаётся впечатление тектоничности постройки, в том числе с помощью руста, декоративной фактуры, окраски.

Тектоника — является важной дисциплиной в промышленном дизайне. Именно она определяет, насколько форма изделия будет соответствовать его конструкции (или внутренней структуре), а также технологии изготовления и природным свойствам материала. Тектоника обуславливает связь важнейших характеристик промышленного изделия — его функционально-конструктивной основы и внешней формы во всех её проявлениях, например, в пластике, пропорциях, метро-ритмической структуре[9][10].

ПримечанияПравить

  1. Власов В. Г.. Тектоника // Власов В. Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства. В 10 т. — СПб.: Азбука-Классика. — Т. IХ, 2008. — С. 450-451
  2. Bötticher, K. Die Tektonik der Hellenen. Bd. I: Einleitung und Dorika. – Potsdam, 1844.
  3. Boris Yoffe. Musikalischer Sinn. — Wolke Verlag Hofheim, 2012. ISBN 978-3-936000-98-6
  4. Витрувий. Десять книг об архитектуре. — М.: КомКнига, 2005. — С. 11—14 (кн. I, гл. II, 1—9)
  5. Власов В. Г. Ордер и ординация в архитектуре: От Марка Витрувия Поллиона до Мишеля Фуко // Электронный научный журнал «Архитектон: известия вузов». — УралГАХУ, 2017. — № 1 (57)
  6. Таруашвили, Л. И. Идея тектоники в классической теории архитектуры // Искусствознание. — 2000. — № 1. — С. 151
  7. Бандманн, Г. Иконология архитектуры. Перевод С. С. Ванеяна. — Искусствознание. — 2004 г. — № 1. — С. 438, 449.
  8. Власов В. Г. Дизайн-архитектура и XXI век // Электронный научный журнал «Архитектон: известия вузов». — УралГАХА, 2013. — № 1 (41)
  9. Кринский В. Ф. Опыт обучения композиции // Архитектурная композиция. — М.: МАРХИ, 1970. — С. 48—56
  10. Кринский В. Ф., Ламцов И. В., Туркус М. А. Элементы архитектурно-пространственной композиции. — М.: Стройиздат, 1968

См. такжеПравить