Открыть главное меню
Вид угля, под который маскировалась угольная мина

Так называемая угольная мина была создана советскими диверсантами в годы второй мировой войны. Взрывное устройство маскировалось под кусок угля и подбрасывалось в тендер паровоза. Попадая в топку, мина взрывалась, выводя локомотив из строя.

Изготавливалась из тротила, получаемого из артиллерийских снарядов. По своей сути представляла собой обыкновенный кусок твёрдого взрывчатого вещества (тротил) неправильной формы и чёрного цвета, похожий на кусок каменного угля, используемого в виде топлива для паровозов. Какие-либо другие устройства (детонаторы, корпус, надписи, кодовые обозначения и указатели), полностью отсутствовали.

Это с одной стороны, определяет простоту устройства и лёгкость применения (трудно опознать среди большой массы однотипных элементов в горе угля), но с другой стороны, определяют невозможность поиска и обезвреживания таких мин собственными сапёрами. Кроме того, стойкость угольной мины к воздействию внешней среды (дождь, снег, солнце, механическое воздействие), ограничены свойствами тротила и способом хранения угля. Хотя они однозначно высокие, из-за свойств самого тротила.

Содержание

Способ изготовления угольной миныПравить

Способ изготовления угольной мины простой, но опасный. Основой источник тротила это боевые части артиллерийских снарядов. Находящийся внутри тротил трудно извлечь механическим путём в полевых условиях, в отличие от метательного заряда пороха в гильзе снаряда. Однако тротил плавится при температуре около 80—81 °C, а при плавлении становится похожим на сильно вязкую пластичную массу. С учётом того, что температура возгорания тротила — более 290 °C, это определяет возможность его выплавки из снарядов и придания нужной формы.

Найденные партизанами или имеющиеся артиллерийские снаряды подвергались обезвреживанию и разборке. Для этого извлекались взрыватели из их боевых частей. Далее, нагревая снаряд в бочке с водой (то есть при температуре не более 100 °C), добивались плавления тротила и свободного его вытекания в подставляемую посуду. По воспоминаниям очевидцев, нагревание должно происходить медленно и в отсутствие воздействия ветра. Опасность процесса заключалась в возможности перегрева снаряда, возгорания от искры, что приводило к взрыву взрывчатого вещества, особенно при неквалифицированном демонтаже и малоопытном персонале.

Полученный таким образом тротил обычно использовали для изготовления взрывных устройств с обычными детонаторами (в том числе и для диверсий на железных дорогах), и только в последнюю очередь — для изготовления угольных мин. Изготовление угольной мины сводилось к приданию тротилу формы куска угля (неправильной формы кусок многогранной формы, имеющей тяготение к кубам и параллелепипедам). В процессе перемешивания угольной мины с обычным каменным углём ей окончательно придавались необходимая форма и цвет.

Основные характеристикиПравить

Основные характеристики мины, в частности, её вес, зависели от конкретного изготовителя и сильно варьировались. Вес одного куска мог составлять примерно 50—250 граммов тротила. Куски большего размера изготавливать было нерационально, так как они могли вызывать повышенный интерес со стороны.

ПрименениеПравить

Способ применения угольной мины, заключался в её подбрасывании в кучу угля — либо в месте его хранения на железнодорожной станции, либо в тендер на самом паровозе. С углём угольная мина поступала в топку паровоза, где из-за высокой температуры и ограниченного объёма происходил взрыв тротила. Основные повреждения, причиняемые паровозу, заключались в повреждении стенок топки, кипятильных труб, углеподающих и иных технологических отверстий, причинение вреда паровозной бригаде. Паровоз после диверсии подлежал долгосрочному и трудному ремонту.

По сравнению с другими видами устройств диверсионной борьбы, угольные мины были оригинальным и вполне эффективным способом диверсий.

Основными достоинствами были:

  • малозаметность,
  • низкая затратность боеприпаса,
  • простота устройства и применения,
  • высокий объём причиняемого ущерба.

Ключевые недостатки вытекали из специфических особенностей мины:

  • её не могли обезвредить собственные сапёры,
  • низкая стойкость к внешнему воздействию[источник не указан 2411 дней],
  • невозможность определения точного времени подрыва.

Основным способом повышения эффективности использования мины являлось подбрасывание её в кучу угля, который уже находился на паровозе (в тендере), либо планировался к скорой загрузке.

Механизм действияПравить

Тротилу, как и почти любому взрывчатому веществу, для взрыва необходима детонация. То есть процесс взрывного химического разложения тротила должен происходить с определенными параметрами на фронте волны детонации, прежде всего по давлению и температуре, и характеризуется высокой скоростью — типичные скорости детонации инициирующих ВВ, используемых в детонаторах, имеют порядок километров в секунду. В том же случае, если разложение будет происходить с недостаточной скоростью (порядка сотен метров в секунду), после возгорания тротил может просто сгореть без перехода горения в детонацию. Это и определяло низкую заметность угольной мины по сравнению с обычным каменным углём — и тот, и другой в нормальных условиях (т. е. на воздухе) могли гореть практически одинаково.

Для того, чтобы тротил в угольной мине стал именно взрывчатым, а не горючим веществом, требовались условия, аналогичные топке паровоза — ограниченный объём и высокая температура (она выполняла роль детонатора). В таком случае окисление тротила могло приобрести сверхзвуковую скорость, что и являлось причиной детонации. Расширяющиеся при детонационном окислении тротила продукты его сгорания не могли из-за ограниченного объёма паровозной топки и низкой пропускной способности дымоходных каналов спокойно развеяться в атмосфере, что приводило к формированию ударной волны. Она и служила причиной механических повреждений.

Интересные фактыПравить

См. такжеПравить

ИсточникиПравить

  1. Герои Советского Союза — наши земляки (Сборник документальных очерков и зарисовок в трех книгах). Книга вторая. — Казань: Татарское кн. изд-во, 1984. — с. 190-191.