Фелеки Ширвани

Абу-л-Низам Мухаммад Фелеки Ширвани[1] — персидский поэт[1][2] из Ширвана, который жил в первой половине XII века.

Абу-л-Низам Мухаммад Фалаки Ширвани
Nizami adına Ədəbiyyat Muzeyinin binasının pəncərəsində Fələki Şirvani rəsmi (1).JPG
Изображение Фалаки Ширвани на окне здания Музея азербайджанской литературы имени Низами Гянджеви в Баку
Имя при рождении Абу-л-Низам Мухаммад
Псевдонимы Фалаки Ширвани
Дата рождения 1108(1108)
Место рождения Шемахы
Дата смерти 1146
Место смерти
Подданство Государство Ширваншахов
Род деятельности поэт, астроном
Язык произведений персидский
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Родился 1108 году в Шемахе — столице государства Ширваншахов[3]. Учился в медресе своего родного города, получил для своего времени хорошее образование, изучал теологию и арабскую филологию[3]. Умер в 1146 году[3] предположительно при ширваншахе Минучихрe II, правившего с 1122 по 1161 год. Иная предлагаемая дата смерти 1181—1182 годы, вероятно слишком поздняя, так как элегия Хагани Ширвани указывает, что он умер в молодом возрасте. В том же произведении Хагани некоторые исследователи обнаруживают доказательства о том, что Фалаки был профессиональным астрономом, чем, возможно, следует объяснить его прозвище «Фалаки» (то есть «небесный»)[3]. Не исключается, однако, что это лишь игра слов поэта. Из собственных произведений Фалаки явствует, что он на некоторое время был заключен в крепости Шабаран, но позже был помилован и освобожден Минучихрем. Довольно небольшой сборник стихов Фалаки был составлен Хади Хасаном[1], который, главным образом, базируется на мюнхенской рукописи. Последний опубликовал также ранее неизвестные стихи из мадраской рукописи. Среди прочего, он включает также элегию, посвященную Минучихру и его супруге Тамаре и написанную в связи со смертью брата Тамары, грузинского царя Деметре I в 1155 году.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 François de Blois. Falakī Šarvānī Abu’l-Neẓām Moḥammad // Ираника.
  2. Будучи рожденным на территории современного Азербайджана, ранее в СССР а теперь в Азербайджане Ширвани считается азербайджанским поэтом. Ряд исследователей указывает, что т. н. «территориальный принцип», при котором вся история региона записывается в этническую историю нынешнего населения региона, имеет идеологические мотивы. См.
    • Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 133. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6 "К этому времени отмеченные иранский и армянский факторы способствовали быстрой азербайджанизации исторических героев и исторических политических образований на территории Азербайджана
    • «‘Soviet Nationalism’: An Ideological Legacy to the Independent Republics of Central Asia’». Dr. Bert G. Fragner (Austrian Academy of Sciences (Vienna): Executive Director (Institute of Iranian Studies)) // Willem van Schendel (PhD, Professor of Modern Asian History at the University of Amsterdam), Erik Jan Zürcher (PhD. held the chair of Turkish Studies in the University of Leiden). Identity Politics in Central Asia and the Muslim World: Nationalism, Ethnicity and Labour in the Twentieth Century. I.B.Tauris, 2001. ISBN 1-86064-261-6. Стр. 20 «The territorial principle was extended to all aspects of national histories, not only in space but also in time: ‘Urartu was the oldest manifestation of a state not only on Armenian soil but throughout the whole Union (and, therefore, implicitly the earliest forerunner of the Soviet state)’, ‘Nezami from Ganja is an Azerbaijani Poet’, and so on.»
    • Sergei Panarin «The Soviet East as a New Subject of Oriental» // State, Religion, and Society in Central Asia: A Post-Soviet Critique. Ithaca Press (GB). ISBN 0863721621. Vitaly Naumkin (Editor). Pp. 6, 15. «So in studying oriental literature, scholars looked above all for indications of the transformation apparently experienced by the peoples of the East within the socialist context. And as analysis of literary works did not yield sufficiently convincing proof, recourse was made to fortuitous facts of history like the birth place or residence of an author. With their help even cultural figures who wrote only in Arabic or Persian were claimed by the future Soviet republics. // This gave the impression that the greatest and best part of the pre-Soviet heritage of peoples once part of the same civilisation but recently divided by the magic line of the Soviet borders was created within the future USSR. And this was not the result of a national awakening among the Azerbaijanis, Uzbeks or Tajiks, but of an initiative by the ideological authorities. In fact, by forcing scholars to search the past for signs of a unique mission predesignated by history not only for Russia, but for the entire empire, they attributed a significant part of the Russians' Messianism to their oriental 'younger brothers'»
  3. 1 2 3 4 История всемирной литературы в девяти томах / Под ред. Г. П. Бердникова. — М.: Наука, 1984. — Т. II. — С. 325.

ЛитератураПравить