Открыть главное меню

Чердынский поход

Че́рдынский похо́д — военная операция московской рати в северном Прикамье в 1472 году, в результате которого было завершено подчинение Перми Великой со столицей в городе Чердынь. В результате похода было разрушено коми-пермяцкое святилище в Искоре, а на территории княжества создан русский укреплённый пункт - Покча.

Чердынский поход
Дата 1472
Место Прикамье
Причина Неоказание помощи Пермью Великой Московскому княжеству в войне против Казанского ханства
Итог Победа Великого княжества Московского. Усиление зависимости Перми Великой от Москвы, создание русской крепости Покча на территории княжества
Противники

Великое княжество Московское

Пермь Великая

Командующие

Фёдор Пёстрый
Гаврила Нелидов

Михаил Ермолаевич
Бурмат
Мичкин
Коч
Зырн

Силы сторон

неизвестно

неизвестно

Потери

нет[1]

неизвестно

Содержание

ПредысторияПравить

В XV веке расположенная на территории Прикамья Пермь Великая была коми-пермяцким княжеством, которое зависело от Москвы и в меньшей степени от Новгородской республики. Проводниками московской политики были великопермские епископы. Известно, что пермский епископ Питирим в условиях феодальной войны в Московском княжестве поддержал Василия II, издав в 1447 году вместе с другими церковными иерархами Руси анафему на его противника князя Дмитрия Шемяку[2]. Помощь выразилась также в том, что Питирим в 1450 году послал на защиту от Шемяки Великого Устюга свою паству, а двое пермских сотников были казнены Шемякой[2]. Население Перми Великой вероятно составляли немногочисленные русские и татары, а также коми-пермяки, значительная часть которых исповедовала язычество. В 1455 году епископ Питирим попытался крестить население Перми Великой, но был убит в результате набега вогулов (манси)[3]. Новый епископ Иона Пермский окрестил коми-пермяков в 1462 году[3].

Первый известный великопермский князь Михаил Ермолаевич по летописи «от роду вереиских князей» (воперки этому некоторые историки считают его представителем пермской племенной элиты) был поставлен на княжество Василием Тёмным в 1451 году[2]. Историк П. А. Корчагин предположил, что назначение князем местного представителя было связано с тем, что это не давало Новгороду, от которого зависела Пермь Великая, формальных оснований для протеста[2]. Но непосредственно перед Чердынским походом великий князь московский Иван III Васильевич разгромил Новгородскую республику и лишил её возможности вести самостоятельную внешнюю политику. Таким образом на помощь Новгорода Пермь Великая больше рассчитывать не могла.

Причина походаПравить

Формальная причина похода в летописи описана как неоказание Чердынью помощи при осаде Казани: «пермяки за казанцев норовили, гостям казанским почести воздавали, людям торговым князя великова грубили»[4]

ПоходПравить

Поход известен по летописным сообщениям. Зимой 14711472 годов великий князь московский Иван III Васильевич послал сильное войско под командой воеводы стародубского князя Фёдора Давыдовича Пёстрого «воевати их [пермяков и вотяков] за их неисправление». 9 апреля 1472 года «на Фоминой неделе в четверг», московские войска подошли к устью р. Чёрная, впадавшей в Весляну (левый приток Камы), и «оттуду поиде на плотах и с коньми» дальше, в Пермскую землю, а затем сухим путём, на конях. В Прикамье у Анфаловского города московская рать разделилась на два отряда[5]:

  • Отряд, возглавляемый лично Федором Пестрым, двинулся к Искору и на реке Колва разбил войско коми-пермяков. После этого московский отряд сжёг Искор. По данным археологических раскопок, проведённых в 2000-е годы, Искор не имел никаких укреплений и жилых построек и являлся святилищем коми-пермяков. На слиянии Колвы и её притока Покчи князь Фёдор Пёстрый поставил острог и «приведе всю землю за великого князя»
  • Отряд Гаврилы Нелидова двинулся на великопермского князя Михаила Ермолаевича и разорил «нижнюю землю» (неукрепленное святилище Чердынь, Почку и Урос).

Захваченных князя Михаила и пленных его воевод с трофеями Федор Пестрый отослал в Москву, известие же о победе достигло столицы 26 июня.

Вычегодско-вымская летопись так отметила этот поход:

«Тово-ж лета князь великий Иван повеле воеводе устюжскому Федору Пестрому с устюжаны, белозерцы, вологжаны, вычегжаны воевати Пермь Великие по тому перемеки за казанцов норовили, гостем казанским почести воздавали, людем торговым князя великова грубили. Князь Федор горотки пермскии Искор и Похчу и Чердыню и Уром взял, грубников поимал, князя Михаила Ермолича и сотеников ево Мичкина и Бурмота и Исура и Коча и Зырна к князю великому на Москву прислал. Князь великий отпустил Михаила на Пермь-ж княжити.»[6].

ПотериПравить

По данным русских летописей отряд Федора Пестрого не потерял ни одного человека[7]. Потери же пермской стороны неизвестны.

Итоги походаПравить

Поход усилил подчинение Перми Великой Москве — в княжестве появился созданный русскими укреплённый пункт Покча, где «остался» Федор Пестрый[8]. У разбитых на Колве пермских сотников были захвачены трофеи, которые Федор Пестрый отослал в Москву: «16 сороков соболей, да шубу соболью, да пол-30 поставов сукна, да 3 пансыри, да шелом, да две сабли булатные»[8].

Хотя Михаил Ермолич сохранил престол, но его власть стала менее значимой. В 1505 году его княжество было окончательно ликвидировано, а в Чердынь назначен московский наместник Василий Ковер. Уничтожение коми-пермяцкого святилища в Искоре, по мнению историков, стало завершением крещения Перми Великой[9], хотя остатки языческих обрядов сохранялись ещё долгое время. В Послании московского митрополита Симона, датированном 1501 годов и обращённым к великопермскому князю Матвею Михайловичу, местному духовенству и всем «пермичам» содержатся сведения о том, что брак у части населения Перми Великой сохранил нехристианские черты. Митрополит в связи с этим писал: «Яко же слышу о вас, что де у вас поимаются в племени по ветхому и по татарскому обычаю: кто у вас умрет, и вторы де его брат жену его поимает, и третьи де и брат его того ж де творит; а жены де и ваши ходят простовласы, непокровенными главами»[10]. Кроме того, вероятно сохранялось поклонение старым богам, так как Симон наставлял пермяков: «А кумиром бы есте не служили, ни треб их не принимали, ни Войпелю болвану не молитеся по древнему обычаю, и всех Богу ненавидимых тризнищ не творите идолом»[10].

ПримечанияПравить

  1. Оборин В. А. Заселение и освоение Урала в конце XI — начале XVII века. — Иркутск: Изд-во Иркутского ун-та, 1990. — С. 78
  2. 1 2 3 4 Корчагин П. А., Шабурова Е. В. Вехи крещения и христианизации Перми Великой XV — начале XVIII в.: археологический и искусствоведческий аспекты // Труды Камской археолого-этнографической экспедиции. — 2009. — № 6. — С. 191
  3. 1 2 Корчагин П. А., Шабурова Е. В. Вехи крещения и христианизации Перми Великой XV — начале XVIII в.: археологический и искусствоведческий аспекты // Труды Камской археолого-этнографической экспедиции. — 2009. — № 6. — С. 192
  4. Оборин В. А. Заселение и освоение Урала в конце XI — начале XVII века. — Иркутск: Изд-во Иркутского ун-та, 1990. — С. 77
  5. Корчагин П. А., Шабурова Е. В. Вехи крещения и христианизации Перми Великой XV — начале XVIII в.: археологический и искусствоведческий аспекты // Труды Камской археолого-этнографической экспедиции. — 2009. — № 6. — С. 191—193
  6. Вычегодско-Вымская летопись
  7. Оборин В. А. Заселение и освоение Урала в конце XI — начале XVII века. — Иркутск: Изд-во Иркутского ун-та, 1990. — С. 78
  8. 1 2 Корчагин П. А. Очерки ранней истории Перми Великой: князья Пермские и Вымские // Вестник Пермского университета. Серия: История. — 2011. — № 1 (15). — С. 117
  9. Корчагин П. А., Шабурова Е. В. Вехи крещения и христианизации Перми Великой XV — начале XVIII в.: археологический и искусствоведческий аспекты // Труды Камской археолого-этнографической экспедиции. — 2009. — № 6. — С. 193
  10. 1 2 Чагин Г. Н. Пермь Великая и первые века ее христианизации // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 2: История. История Русской Православной Церкви. — 2011. — № 5 (42). — С. 9

ИсточникиПравить