Эпидемии жёлтой лихорадки в Буэнос-Айресе

Эпидемии жёлтой лихорадки в Буэнос-Айресе — серия эпидемий жёлтой лихорадки в столице Аргентины Буэнос-Айресе в XIX веке. Крупные эпидемии имели место в 1852, 1858, 1870 и 1871 годах. Последняя эпидемия (1871 года) стала для города настоящей катастрофой, в результате неё погибло около 8 % жителей города: в городе, где, как правило, количество ежедневных смертей не достигало 20, во время эпидемии были дни, когда умирало более 500 человек; в общей сложности во время эпидемии 1871 года погибло около 14000 человек.

Картина Хуана Мануэля Бланеса «Эпизод жёлтой лихорадки в Буэнос-Айресе». 1871, холст, масло.

Во многих случаях в XIX веке жёлтая лихорадка заносилась в Буэнос-Айрес экипажами кораблей, прибывавших с побережья Бразилии, где имелся очаг этого заболевания. Однако эпидемия 1871 года, как полагают, пришла из Асунсьона, столицы Парагвая, вместе с аргентинскими солдатами, возвращавшимися с Парагвайской войны, и первоначально началась в городе Корриентес. На момент пика эпидемии население Буэнос-Айреса уменьшилось до менее чем трети по сравнению с доэпидемическим уровнем — по причине большого количества людей, покинувших город, чтобы попытаться избежать болезни.

Главными причинами распространения этого заболевания назывались[1]:

  • недостаточные запасы питьевой воды;
  • загрязнение грунтовых вод города фекалиями;
  • очень тёплая и влажная погода летом 1871 года;
  • большое количество переполненных жилищ, в которых полностью отсутствовала санитария: в них проживало в основном чернокожее население, а на момент эпидемии 1871 года — также нищие европейские иммигранты, постоянно прибывающие и селившиеся в южной части города;
  • солеварни, загрязняющие Матансу, — реку, протекавшую в южной части города: в результате их деятельности в низинах реки, загрязняемых потоками отходов, возникали так называемые «zanjones» («рвы»), откуда заражённая вода поступала в город.

В то время врачи объясняли причину многих эпидемий зловонными испарениями зараженных нечистых вод (так называемыми миазмами). Поэтому эпидемия 1871 года вынудила городские власти предпринять срочные меры по улучшению санитарных условий в городе, начать строительство централизованной системы водоснабжения, канализации и стоков.

14 августа 1881 года на открытом заседании Гаванской Академии наук кубинский врач Карлос Х. Финлей изложил свою гипотезу о том, что жёлтая лихорадка передаётся определенным видом комаров. В 1900, борясь с эпидемией жёлтой лихорадки в Гаване, Уолтер Рид и Джеймс Кэрролл с помощью добровольцев из рядов Североамериканской армии шаг за шагом опровергли преобладавшее тогда представление, что инфекция передается через зараженный воздух, воду, одежду, постельное белье и всякими другими подобными путями, а Джеймс Кэрролл ценой своей жизни доказал, что единственным способом заражения желтой лихорадкой является укус комара Aedes aegypti[2].

БиблиографияПравить

  • Scenna, Miguel Ángel (1967). Fiebre amarilla en Buenos Aires. Revista Todo es Historia. Nº 8 (diciembre).

ПримечанияПравить

  1. Crego, Mabel Alicia Historia de la epidemia de fiebre amarilla de 1871. En San Telmo y sus alrededores. Дата обращения: 21 de agosto 2012. Архивировано 28 мая 2014 года.
  2. Даниэл М. Тайные тропы носителей смерти. — Прогресс, 1990. ISBN 5-01-002041-6