Открыть главное меню

Иувеналий (Масловский)

(перенаправлено с «Ювеналий (Масловский)»)

Архиепископ Иувена́лий (Ювеналий, в миру Евге́ний Алекса́ндрович Масло́вский; 15 [27] января 1878, Ливны, Орловская губерния — 25 октября 1937, Томск) — епископ Русской православной церкви, архиепископ Рязанский и Шацкий.

Архиепископ Иувеналий
Архиепископ Иувеналий
Архиепископ Рязанский и Шацкий
до 7 августа 1929 года — Рязанский и Зарайский
27 апреля 1928 — 25 октября 1937
Предшественник Борис (Соколов)
Преемник Алексий (Сергеев)
Архиепископ Курский и Обоянский
17 октября 1923 — январь 1925
Предшественник Назарий (Кириллов)
Преемник Назарий (Кириллов)
Епископ Тульский и Одоевский
до 1920 года — Тульский и Венёвский
до 1919 — Тульский и Белёвский
28 июля 1917 — 17 октября 1923
Предшественник Парфений (Левицкий)
Преемник Николай (Могилевский)
Епископ Каширский,
викарий Тульской епархии
24 августа 1914 — 28 июля 1917
Предшественник Евдоким (Мещерский)
Преемник Корнилий (Соболев)
Имя при рождении Евгений Александрович Масловский
Рождение 15 (27) января 1878
Смерть 25 октября 1937(1937-10-25) (59 лет)
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Прославлен в лике святых Русской православной церкви в 2000 году.

БиографияПравить

Родился в семье дворянина Александра Масловского и его жены Анны. Окончил гимназию в Гродно[1][2], Казанскую духовную академию (1903 год) со степенью кандидата богословия.

10 февраля 1901 года пострижен в монашество с именем Иувеналий. 25 февраля 1901 года возведён в сан иеродиакона, 3 июня 1902 года — иеромонаха.

С 1903 года — член Урмийской духовной миссииПерсии).

С 1904 года — преподаватель Псковской духовной семинарии.

С 4 октября 1906 года — настоятель общежительного Спасо-Елеозарова монастыря Псковской епархии; 6 октября епископом Псковским Арсением (Стадницким) возведён в сан игумена[3].

С 23 октября 1910 года — настоятель Новгородского Юрьевского первоклассного монастыря, 14 ноября того же года возведён в сан архимандрита.

Епископ КаширскийПравить

Высочайшим повелением от 29 июля 1914 года назначен епископом Каширским, викарием Тульской епархии (вместо Евдокима (Мещерского))[4]. Хиротонисан во епископа 24 августа того же года в Петербурге, только что переименованном в Петроград. Прибыл в Тулу 9 сентября 1914 года[5].

Епископ ТульскийПравить

С 28 июля 1917 года — епископ Тульский и Белёвский.

Участник Поместного собора Собора 1917—1918 годов.

С 1919 года — епископ Тульский и Венёвский. С 1920 года — епископ Тульский и Одоевский.

В 1922 году на колокольне тульской Крестовоздвиженской церкви была найдена икона Божьей Матери. К церкви началось массовое паломничество, перед иконой совершались непрерывные молебные пения. Власти разогнали народ, отняли икону и арестовали свыше 50 человек, в том числе и епископа Иувеналия, который некоторое время находился в тюрьме, но затем был освобождён.

Курский архиепископ и заключение в СоловкахПравить

С 17 октября 1923 года — архиепископ Курский и Обоянский. В феврале 1924 года был арестован по обвинению в «антисоветской агитации» и отправлен в Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН). Работал сторожем. Участвовал в составлении «Соловецкого послания» находившихся в лагере архиереев советским властям, в котором предлагалось проводить в жизнь принцип взаимного невмешательства государства и церкви в дела друг друга.

В условиях лагерного заключения начал трудиться над «Архиерейским Торжественником», составившим впоследствии три тысячи страниц (в совершенстве знал церковный устав и поражал своих современников исключительной памятью на церковные песнопения). Сделал попытку связать практику древне-русских архиерейских служб, содержащихся в Чиновниках Московского Успенского собора, Холмогорско-Преображенского собора, Нижегородского Преображенского собора и Новгородского Софийского собора с современной церковной практикой, подведя различные местные особенности под единые правила для всех архиерейских служб. Рукопись была утрачена в 1935 году (она находилась у его знакомых на сверке при перепечатывании и случайно погибла в огне).

Сохранил верность митрополиту Сергию (Страгородскому) после опубликования «Декларации», в которой содержались существенные уступки советской власти. По его ходатайству был освобождён из лагеря.

Рязанский архипастырьПравить

С 27 апреля 1928 года — архиепископ Рязанский и Зарайский.

В мае 1928 года митрополит Сергий направил архиепископа Иувеналия для достижения согласия к отделившемуся от него после выхода «Декларации» митрополиту Ярославскому Агафангелу. Владыке удалось смягчить конфликт между двумя митрополитами.

С 7 августа 1929 года — архиепископ Рязанский и Шацкий.

По воспоминаниям Елены Леонардовны Вольной, знавшей его в этот период[6]:

При произнесении им проповедей чувствовалось, что всё, к чему он нас призывает, не отвлечённые При произнесении им проповедей чувствовалось, что все, к чему он нас призывает, не отвлеченные истины, а это его внутренняя жизнь, то, чем живет он сам. Его молитвенная настроенность передавалась и всем верующим, и мы были не просто слушателями, а одной семьей с отцом-архипастырем во главе.

Владыка был вдохновенным оратором, и все его богослужения сопровождались поучениями, и мы ждали его проповедей. Мы не знали, что весь запас этих полученных нами духовных ценностей нам пригодится вскоре, что мы этим наследием будем жить долгие годы безвременья и тяжелой войны, пока не наступят другие времена и не придут новые делатели на Ниву Христову.

Протоиерей Анатолий Правдолюбов так вспоминал о епископе Иувеналии[7]:

Особенное же впечатление произвел на меня в Рязани Архиепископ Иувеналий (Масловский). Он жил в убогом домике на окраине города весьма просто и иногда принимал меня у себя в садике, даже сажал рядом с собой. Этот величественный Архипастырь нами, детьми обоего пола, был любим, я бы сказал, даже чрезмерно. Будучи княжеского происхождения, он сиял и красотой лучших наших древних князей. Это был удивительный знаток Устава, не только нашего, но и многих других, весьма успешный устроитель благолепия богослужебного, окруживший себя ангелоподобными, молодыми и строгими священноиноками, которые обладали прекрасными голосами и дивной способностью к какому-то почти идеальному певческому ансамблю.


Принимал в епархию возвращающихся из ссылок священнослужителей, давая им приходы и помогая материально. В 1935 году арестованный священник из Старожиловского района иеромонах Анатолий (Купряшкин) бежал из-под стражи и около недели скрывался в доме архиепископа, но был кем-то выдан, вновь арестован и сослан. Вернувшемуся из ссылки игумену Кириллу (Зеленину) дал приход, а после того, как власти изгнали его за организацию общины верующих и работу с молодёжью, также скрывал и его, спустя некоторое время направив на новый приход. О переживаниях владыки в конце его пребывания на Рязанской кафедре, можно судить по следующим его словам: «Жить стало трудно, никому нельзя довериться, так как не знаешь, какими людьми окружен. Люди продают себя и становятся агентами ГПУ».

Арест и пребывание в СиблагеПравить

22 января 1936 года был арестован, отправлен в Москву (содержался в Таганской и Бутырской тюрьмах) и приговорён к пяти годам лагерей. Обвинён в том, что «являлся организатором и вдохновителем контрреволюционной группы духовенства, монашества и церковников, систематически с духовенством из числа арестованных вёл контрреволюционные суждения, давал установки контрреволюционного характера, в частности, о переводе Церкви на нелегальное положение, лично сам служил в церкви торжественную панихиду по бывшему русскому царю Николаю 2-му, произнес в церкви речь контрреволюционного содержания во время своего 20-летнего юбилея, он же разрешал производство тайных постригов, комплектовал вокруг церкви учащуюся молодежь…» (под юбилеем имелось в виду 20-летие архиерейский хиротонии, которое состоялось ещё в 1934 году).

Был этапирован в Сиблаг, куда прибыл 15 июля. Примерно в это время писал в одном из писем: «Как бы мне хотелось поделиться с Вами всем, что пришлось пережить за последнее время. Сколько назидательного, утешительного, отрадного, мистического. Отсюда у меня и бодрость духа, и мир в душе, и сознание, насколько мы ничтожны и как велика сила Божия и Его милость к нам. На каждом шагу, при всех трудностях и тяжести вижу руку Божию, охраняющую, спасающую, утешающую, ласкающую, увеселяющую…».

Был направлен в лагпункт в селе Чистюнька при станции Топчиха Томской железной дороги, затем в лагпункт села Ворошиловка. Работал счетоводом-картотетчиком в финансовой части, бухгалтером, на общих работах (по десять часов в день), заведующим кладовой рабочего инструмента, сторожем. 30 июня 1937 года по состоянию здоровья переведён в Томскую инвалидную трудовую колонию.

Последний арест и мученическая кончинаПравить

Был арестован и 13 октября 1937 года Особым Совещанием при УНКВД по Новосибирской области приговорён к расстрелу. В ночь с 24 на 25 октября расстрелян на Каштачной горе в Томске, где и похоронен в общей могиле.

Канонизация и почитаниеПравить

Прославлен в Соборе Рязанских святых 23 июня 1992 года Указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском соборе Русской православной церкви в августе 2000 для общецерковного почитания.

В Рязани создан Фонд священномученика Иувеналия Рязанского. 25 октября 2004 года в рязанском Театре на Соборной состоялось торжественное заседание, посвященное памяти священномученика Иувеналия. В заседании приняли участие архиепископ Рязанский и Касимовский Павел, вице-губернатор, председатель правительства Рязанской области Андрей Ярин, представители Рязанской епархии, властных структур и общественности города.

В 2004 году митрополит Курский и Рыльский Иувеналий (Тарасов) ушёл на покой и принял схиму с именем священномученика Иувеналия (Масловского), служившего на Курской кафедре до заключения в Соловки.

В конце 2012 года стало известно, что имя священномученика Иувеналия (Масловского), в числе 36 новомучеников, было исключено из общецерковного календаря на 2013 год без каких-либо объяснений со стороны официальных структур Русской православной церкви; при этом решения о его деканонизации не выносилось[8] ни Священным Синодом, ни прошедшем в феврале 2013 года Архиерейским Собором (они только могут выносить решения о (де)канонизации от лица всей Церкви). По мнению протодиакона Андрея Кураева, такое могло случиться ввиду открытия новых документов, содержащих указания на факты, «не соответствующие христианским представлениям о том, как святой (не простой человек, а именно образцовый святой) должен вести себя на допросе и даже под пыткой»[9].

ТрудыПравить

ПримечанияПравить

  1. Выпускники Казанской духовной академии
  2. Иувеналий
  3. «Псковскія Епархіальныя Вѣдомости». 16 — 31 октября 1906, № 20, Часть неоффиціальная, стр. 506—507.
  4. «Тульскія Епархіальныя Вѣдомости». 15 — 22 августа 1914, № 31—32, Часть оффиціальная, стр. 338.
  5. «Тульскія Епархіальныя Вѣдомости». 1 октября 1914, № 37, Часть Неоффиціальная, стр. 538.
  6. Воспоминания о архиепископе Рязанском и Шацком Иувеналии ::: Иувеналий (Масловский Е. А.), архиепископ — Письма из лагеря ::: Иувеналий (Ювеналий) (Масловский Евгений Александр…
  7. Письмо прот. Анатолия Правдолюбова Геннадию Николаевичу Нефедову (недоступная ссылка). Дата обращения 22 мая 2016. Архивировано 19 июня 2017 года.
  8. Лученко, Ксения. Уже несвятые святые. Православие и мир (15 февраля, 2013). Дата обращения 21 августа 2013. Архивировано 24 августа 2013 года.
  9. Диакон Андрей Кураев. Деканонизация: горькая правда. Русский Обозреватель (14/12/2012). Дата обращения 21 августа 2013. Архивировано 24 августа 2013 года.

СсылкиПравить