Открыть главное меню
Всего 2-я стрелковая дивизия формировалась 4 раза. См. список других формирований

2-я стрелковая дивизия (формирования 1941 года) — воинское соединение (стрелковая дивизия) РККА Вооружённых Сил СССР в Великой Отечественной войне[1].

2-я стрелковая дивизия
Вооружённые силы Союз Советских Социалистических Республик ВС СССР
Вид вооружённых сил Союз Советских Социалистических Республик сухопутные войска
Род войск (сил) пехота
Формирование 26 сентября 1941 года
Расформирование (преобразование) 27 декабря 1941 года
Районы боевых действий
Преемственность
Предшественник 2-я Московская стрелковая дивизия народного ополчения (Сталинского района)
Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Карта боевого пути дивизии

Преобразована из дивизии народного ополчения 26 сентября 1941 года.

Кадровая 2-я стрелковая дивизия, 1-го стрелкового корпуса, 10-й армии встретила самый первый удар вермахта 22 июня и погибла окружённая в «Минском котле» (27 — 30 июня). Её номер получила 2-я дивизия народного ополчения Сталинского района города Москва.

История дивизииПравить

В действующей армии с 26 сентября по 27 декабря 1941 года.

С 4 октября 1941 обороняла переправу через Днепр на шоссе Москва — Минск и участок СерковоСпичиноЯковлево[2]. Свой левый фланг она протянула на 2 километра южнее железной дороги. Полосе, занятой для обороны 2-й стрелковой дивизией, придавалось особо важное значение. Она прикрывала прямое направление на Москву. Шоссейный железобетонный и железнодорожный мосты через Днепр были подготовлены к взрыву огневым и электрическим способом. По обеим сторонам автомагистрали располагались два дивизиона морских орудий. Они предназначались для противотанковой обороны этого направления. Орудия обслуживал отряд черноморских моряков в составе 800 человек. В качестве противотанковых средств были использованы и два полка 85-миллиметровых зенитных орудий. В каждом батальонном районе обороны имелось по два — четыре дота, вооружённых противотанковыми орудиями. Строительство дотов продолжалось. По всей долине левого берега Днепра возведены две полосы проволочных заграждении, плотно заминированные противопехотными и противотанковыми минами.

Между первой и второй позициями главной полосы обороны на участках Шатилова (ныне не существует, располагалась здесь)- Яковлево и Горяиново — Костенки были установлены электризованные проволочные сети. Построенные 133-й дивизией ячейковые окопы были превращены в сплошные траншеи с ходами сообщения, которые связывали все позиции главной полосы обороны. Пулеметные и орудийные окопы пополнились двумя-тремя запасными позициями. Каждый взвод располагал надежным блиндажом. Командный пункт дивизии и двух стрелковых полков состоял из долговременных железобетонных сооружений. Дивизии придали 57-й тяжёлый артдивизион[3] и 596-й гаубичный артиллерийский полк[4]. Количество боеприпасов доходило до восьми комплектов для стрелкового и до шести комплектов для артиллерийского оружия. Таким образом, полоса обороны дивизии представляла собой развитую и сильно укрепленную полевую позицию с элементами долговременных оборонительных сооружений, с большой плотностью артиллерийского и ружейно-пулеметного огня. Однако все это оказалось не востребованным. Немецкие танковые группировки просто обошли полосы подготовленной обороны, соединились у Вязьмы и отрезали пути отхода четырём армиям (19, 20, 24 и 32-й)[5].

«Вечером 3 октября командующий 32-й армией генерал-майор С. В. Вишневский информировал меня в самых общих чертах об обстановке и о том, что в районе Холм Жирковского против 13-й дивизии народного ополчения Ростокинского района (правого соседа нашей 2-й стрелковой дивизии), появилось до 100 вражеских танков. На участке соседа слева — 7-й дивизии народного ополчения Бауманского района, занимавшей левый берег Днепра до Дорогобужа, фашистские войска ещё не показывались (7-я дивизия народного ополчения в это время заменяла на Днепре 8-ю дивизию Краснопресненского района, уходившую в район Ельни). Что происходило в районе Ельни и южнее — для нас оставалось неизвестным. Все связи оказались нарушенными, а разведка донесений ещё не прислала… Со второй половины дня 7-го октября наступила необычайная тишина. Шум боя затих на всех направлениях. Только около 17 часов к шоссейному мосту через Днепр подошла рота вражеских мотоциклистов. Она пыталась захватить мост и предотвратить его уничтожение. Саперы дивизии взорвали мост вместе с фашистской ротой. К вечеру за Днепр отошли ещё три стрелковые дивизии и три артиллерийских полка усиления из состава 30-й армии. Эти войска составляли группу заместителя командующего Западным фронтом генерал-лейтенанта Болдина. Ни о составе, ни о численности войск, оказавшихся в полосе дивизии, а тем более об их боевых задачах мы не имели никакой информации. Знали лишь, что вся полоса дивизии до реки Вязьмы и восточнее её заполнена советской пехотой, артиллерией и автотранспортом»

В 5 часов утра 8-го октября штаб дивизии получил приказ командующего войсками 32-й армии Вишневского, отданный в 2 часа 20 минут 8 октября 1941. г. Приказ гласил: «Исходя из сложившейся общей обстановки и указаний командующего фронтом, я подчиняю себе все части, действующие на восточном берегу р. Днепр на участке устье р. Вязьма — Дорогобуж. В соответствии с указаниями фронта решаю отводить войска с рубежа р. Днепр на Можайскую линию обороны. 2-я сд с приданными частями сосредоточивается в районе Третьяково, Зимница, Мал. Алфёрово к 15 00 8.10.41 и в 18 00 этого же числа начинает выход в направлении на Вязьму, имея осью движения Смоленскую автостраду…» До района сбора подразделениям дивизии предстояло пройти 25-30 км, а потом идти на Вязьму, до которой оставалось ещё 25-30 км. Эта задача была трудновыполнимой, но приказ есть приказ. И части дивизии приступили к его выполнению. Вскоре была получена записка командующего 19-й армией генерал-лейтенанта М. Ф. Лукина: «Приказ командарма 32 об отходе не выполнять как ошибочный. Выполняйте мой приказ на оборону. Лукин, Ванеев.8.10.41» Исполняя этот приказ, части дивизии, после небольших стычек с разведывательными и передовыми частями противника, вновь заняли свои позиции по реке Днепр. В 17 часов 50 минут 8 октября командиру 2-й сд Вашкевичу В. Р. был вручен офицером штаба 19-й армии новый документ, приказывающий, оставив части прикрытия на р. Днепр, в 19.00 8.10 начать отход на новый оборонительный рубеж по реке Вязьме на участке Борково, Артемово. 2-я сд сразу же после получения боевого распоряжения приступила к его выполнению. К тому времени крупные пехотные части противника заняли обширную долину реки Вержи, железнодорожную станцию Дорогобуж и населённый пункт Сафоново. Требовалось задержать противника на этом рубеже хотя бы до утра 9-го октября, чтобы успеть отойти на реку Вязьму и занять там оборону. Поэтому ещё засветло 8-го октября, вся артиллерия дивизии (своим 6-и кратным боекомплектом) открыла массированный огонь по скоплениям неприятельской пехоты, который продолжался до рассвета 9-го октября, когда были подорваны морские орудия. Враг понёс серьёзные потери и до утра 10-го октября оставался западнее Днепра[5].

Попав в окружение под Вязьмой, включена в группу прорыва.12 октября 1941 года прорвала внутреннее кольцо окружения. Прорыв осуществлялся в направлении Гжатска. У села Богородицкого кольцо окружения было временно прорвано, там погибло 19 тысяч солдат и офицеров.

«В этом районе мы пробыли весь день 12 октября, ожидая подхода других наших частей. Однако к нам присоединились лишь отдельные небольшие подразделения из разных дивизий 19-й армии. 1284-й стрелковый полк, оставленный на реке Вязьме для прикрытия прорыва 19-й армии на восток, свою трудную задачу выполнил. Весь день 11 октября он огнём и контратаками отражал попытки крупных сил немецко-фашистских войск переправиться па восточный берег реки Вязьмы. Бойцы мужественно сражались, проявляли стойкость и героизм. Только небольшой части полка удалось выйти из окружения и присоединиться к своим войскам. Далеко на юго-западе, где ночью и утром шел жестокий бой, наступила тишина. Попытки выйти из окружения, предпринятые 19-й армией 8-го, 9-го и 10-го октября, только насторожили врага, заставив его ещё больше уплотнить боевые порядки своих войск. Прорыв из окружения, назначенный на 16 часов 11 октября, предполагалось провести под покровом ночи. Но к ночным действиям, тем более такого большого масштаба, как прорыв армией крупных сил противника и последующий ночной марш на 45—55-километров, войска и штабы оказались не подготовленными»

Из окружения вышли: 107-я мотострелковая дивизия полковника П. Г. Чанчибадзе, 2-я стрелковая дивизия генерал-майора В. Вашкевича и 45-я кавалерийская дивизия полковника А. Стученко[5]. Однако достичь линии фронта в районе Можайской линии обороны 2-я стрелковая дивизия так и не смогла[1].

Из-за понесенных потерь приказом НКО от 27.12.1941 г. «исключена из рядов РККА и расформирована» как погибшая на фронте[6].

ПодчинениеПравить

Дата Фронт (округ) Армия Корпус (группа) Примечания
1 октября 1941 года Резервный фронт 32-я армия

СоставПравить

КомандирыПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Большая советская энциклопедия (БСЭ), Третье издание, выпущенной издательством «Советская энциклопедия» в 19691978 годах в 30-ти томах;
  2. Московское народное ополчение
  3. 57 гаубичный артиллерийский полк — в/ч 8606 Командир — подполковник Федор Федорович Дудинский (врид с 05.41 г.), майор Петр Степанович Музыченко (пропал без вести в 1941 г.). Заместитель по политической части — батальонный комиссар Павел Федорович Зайцев. Начальник штаба — майор Георгий Николаевич Коровай (пропал без вести в 1941), капитан Павел Павлович Селюгин.
  4. 596-й гап — корпусной полк 19-й армии. Расформирован 24.12.1941 года.
  5. 1 2 3 История 2 дивизии
  6. Мой фронт (недоступная ссылка). Дата обращения 12 декабря 2018. Архивировано 5 марта 2016 года.

СсылкиПравить