Attalea princeps (рассказ)

«Attalea princeps» — рассказ (сказка) Всеволода Гаршина о пальме рода атталея, живущей в оранжерее в северной стране и мечтающей вырваться на свободу, разбив потолок оранжереи. Впервые опубликован в журнале в 1880 году, позже вошёл в первую книгу рассказов Гаршина 1882 года.

Attalea princeps
лат. Attalea princeps
Жанр рассказ (сказка)
Автор Всеволод Гаршин
Язык оригинала русский
Дата написания 1879
Дата первой публикации 1880
Логотип Викитеки Текст произведения в Викитеке

История созданияПравить

Рассказ был написан в 1879 году во время пребывания Гаршина в Харькове, почти одновременно с рассказом «Художники»[1]. Тема рассказа напрямую связана с более ранним стихотворением писателя «Пленница» («Прекрасная пальма высокой вершиной / В стеклянную крышу стучит…») 1876 года[1][2]. По мнению некоторых исследователей, рассказ восходит к литературной сказке датского писателя Ханса Кристиана Андерсена «Ель» (Grantræet; 1844)[3].

В марте 1879 года Гаршин принёс рукопись рассказа Салтыкову-Щедрину в журнал «Отечественные записки», однако через полгода тот отказал ему в публикации[2]. В январе 1880 года рассказ был опубликован в журнале «Русское богатство» с подзаголовком «Сказка»[4].

СюжетПравить

 
Пальма Attalea princeps в Амазонии

В большом городе был ботанический сад, а в нём — красивая оранжерея из стекла и железа, где росли экзотические растения из южных стран. Выше всех была пальма Attalea princeps родом из Бразилии. Ей было тяжело в непривычном климате, далеко от её родной страны. К тому же она возвышалась над другими растениями, и те не любили её, считая слишком гордой. Сама же пальма видела вверху над крышей оранжереи голубое небо и мечтала постоять хотя бы под этим бледным небом.

Во время одной из бесед между растениями (в числе которых были саговая пальма, кактус, корица и древовидный папоротник) атталея предложила всем расти ввысь и вширь, напирать на рамы и стёкла, чтобы разбить их и вырваться на свободу: «Нужно только работать дружнее, и победа за нами». Однако саговая пальма, а за ней и другие, признали предложение атталеи глупостью. Только одна маленькая и вялая травка, росшая у подножия, поддержала её.

Атталея решила выбираться на свободу в одиночестве: она стала расти выше и выше, и директор оранжереи сначала был доволен и приписывал это хорошему уходу. Наконец, атталея упёрлась в верхние рамы. Её листьям стало больно, и даже маленькая травка стала отговаривать пальму от дальнейшего роста. Но та запретила ей жалеть себя, сказав: «Я умру или освобожусь!» Она разбила потолок, выпрямилась и оказалась на воздухе. Моросил дождь со снегом, дул ветер, деревья вокруг уже сбросили листву. Пальма была разочарована тем, чего достигла («Только-то?.. И это всё, из-за чего я томилась и страдала так долго?»), и стала замерзать. Директор приказал спилить её, чтобы починить крышу, а вместе с атталеей вырвали и выбросили на снег и маленькую травку.

ОтзывыПравить

Пессимистический финал рассказа был по-разному воспринят современниками. Для некоторых из них он стал свидетельством скептического отношения автора к революционной борьбе. Для другой части читателей рассказ стал гимном свободолюбию, хотя и с чувством обречённости на трагический исход: так, В. Г. Короленко писал, что Гаршин «не даёт законченной пессимистической формулы», но держит читателей «под обаянием необыкновенной красоты и глубокой печали»[5].

Дмитрий Мережковский в очерке о творчестве Гаршина отмечал, что того «мало интересуют индивидуальные особенности человеческих характеров. Гаршин иногда совсем покидает людей». Рассказ «Attalea princeps» критик называет «чудной поэмой», сравнивая его героиню с самим писателем:

В каждом слове рассказа вы чувствуете тот же возвышенный символизм, как в последних произведениях Тургенева. Реальная действительность для Гаршина — холод, который губит «Attalea princeps». Он сам похож на это грациозное, слишком нежное растение, созданное не для нашего беспощадного неба. Борьба гибких зелёных листьев с железом, безнадёжная и неутолимая жажда свободы — все это символ трагической судьбы самого поэта.[6]

Советские литературоведы связывали образ пальмы с судьбой революционеров. Так, С. Каценельсон писал, что «в судьбе пальмы, рвущейся на свободу и погибающей под холодным небом, Г[аршин] символизировал судьбу террористов»[7]. В свою очередь, В. И. Порудоминский описывает звук ломающейся крыши оранжереи под напором пальмы следующим образом: «Звонкий удар — словно взрыв террористской бомбы». Он также упоминает террористические атаки народовольцев начала 1879 года, когда был написан рассказ: «9 февраля 1879 года выстрелом из револьвера был убит харьковский губернатор князь Кропоткин. 12 марта состоялось покушение на нового (назначенного после Мезенцева) шефа жандармов Дрентельна, 2 апреля Александр Соловьёв стрелял в царя»[2]. По мнению Г. А. Бялого, в рассказах Гаршина «Attalea princeps» и «Красный цветок» «в аллегорической форме отражены черты, характерные для поколения революционеров-разночинцев 70-х годов. Героями этих произведений являются борцы — мужественные, но одинокие, ещё не связанные с народом, обречённые на гибель»[8].

Мятежная пальма начинает одинокую борьбу за освобождение. Она гибнет в этой борьбе, но гибнет героически: ей удается пробить потолок стеклянной тюрьмы и хоть ненадолго выйти на свободу. Но для Гаршина, как и для его героини, этот подвиг недостаточен. Пальма освободилась из темницы, но и за ее пределами всё печально, тоскливо и сумрачно. (…) Однако эти ноты трагизма и безнадежности далеко не исчерпывают содержания гаршинской сказки. Пусть подвиг свободолюбия не принес плодов, — в глазах автора он всё же возвышен и свят.[8]

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Беляев Н. З. Гаршин. — М. : Молодая гвардия, 1938. — 180 с. — (ЖЗЛ; Вып. 92). — 45000 экз.
  2. 1 2 3 Порудоминский В. И. Гаршин. — М. : Молодая гвардия, 1962. — 304 с. — (ЖЗЛ; Вып. 323). — 90000 экз.
  3. Брауде, 2008, с. 207.
  4. Аttalea princeps («Культура. РФ»)
  5. Кийко Е. И. Гаршин // История русской литературы: В 10 т.. — М.; Л.: Издательство АН СССР, 1956. — Т. IX. Литература 70—80-х годов. Ч. 2. — С. 291—310.
  6. Мережковский Дм.. О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы. Глава VI. Современное литературное поколение
  7. Каценельсон С. Гаршин // Литературная энциклопедия: В 11 т.. — М.: Издательство Коммунистической академии, 1929. — Т. 2. — Стб. 400—403
  8. 1 2 Бялый Г. А. В. М. Гаршин. Критико-биографический очерк. — М.: Гослитиздат, 1955. — 108 с.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить