Открыть главное меню

Анжамбема́н, или анжамбма́н (фр. enjambement, от фр. enjamber «перешагивать», «перепрыгивать»), также просто перенос в стихосложении — один из эффектов расхождения между синтаксическим и ритмическим строением стихотворного текста: несовпадение границы стихотворных строк с границей между синтагмами.

Содержание

Лингвистическая природа анжамбеманаПравить

В традиционной поэтике различаются три вида анжамбемана: rejet — «сброс» (конец предложения захватывает начало следующего стиха), contre-rejet «наброс» (начало предложения захватывает конец предыдущего стиха) и double-rejet — «двойной бросок» (фраза начинается посреди стиха и кончается посреди следующего):

На берегу пустынных волн
Стоял он, дум великих полн,
И вдаль глядел [сброс]. Пред ним широко
Река неслася [двойной бросок]; бедный чёлн [наброс]
По ней стремился одиноко…

Первоначально исследователи анжамбемана (в частности, В. М. Жирмунский) вслед за традиционной поэтикой исходили из того, что зримым показателем переноса в конце строки является пунктуационно выраженная граница фраз или колонов в середине строки[1].

Этот подход был пересмотрен М. Л. Гаспаровым под влиянием идей Б. И. Ярхо об иерархической силе синтаксических связей — от наиболее слабых (между предложениями) до наиболее сильных (между существительным и его определением). Гаспаров предложил (первоначально — для изучения «лесенки» у Владимира Маяковского) опираться при рассмотрении стиховых переносов именно на силу разрыва синтаксической связи, доработав для нужд такого анализа классификацию синтаксических связей Ярхо[2]. Эту классификацию существенно развил и расширил М. И. Шапир, установив 23 градации грамматической связности: чем сильнее связь, тем больше оснований говорить об анжамбмане, если разрыв между стихотворными строками оказывается на этом месте[3]. Впрочем, С. А. Матяш предлагает принимать в расчёт не только силу этой связи саму по себе, но и её соотношение с силой непосредственно предшествующей связи, полагая, что анжамбман не возникает, если «вертикальные связи оказываются сильнее горизонтальных» — в частности, на фоне более сильной связи последнего в строке слова с предыдущим, нежели со словесным материалом последующего стиха[4].

История явленияПравить

Анжамбеман использовался в поэзии со времён античности. Так, пиндаровская лирика (и подражающая ей горациевская) в большой мере построена на строфических анжамбеманах, в отличие от лирики Нового времени, отличающейся строфической замкнутостью[5]. Избегание анжамбеманов свойственно классицизму, культивирование — романтизму и некоторым поэтическим школам XX в.

Поэтика анжамбеманаПравить

Единичные анжамбеманы служат средством интонационного выделения отсечённых стихоразделом отрезков фразы. Многочисленные анжамбеманы создают прозаизированную интонацию, почти нивелирующую стихотворный ритм, что является значительным выразительным средством (например, в драматическом стихе).

Особые функции исполняет внутрисловный перенос, при котором граница между стихами разрезает слово:

Шпили, колонны, резьба, лепнина
арок, мостов и дворцов; взгляни на-
верх: увидишь улыбку льва…

(Иосиф Бродский)

Исторически при использовании внутрисловного переноса преобладали либо юмористическая семантика, либо античные коннотации[6], однако в новейшей поэзии, как показал Д. В. Кузьмин, набор локальных художественных задач, решаемых внутрисловным переносом, заметно возрос[7].

ПримечанияПравить

  1. Жирмунский В. М. Теория стиха. — Л., 175. — С. 155.
  2. Гаспаров М. Л., Скулачёва Т. В. Ритм и синтаксис в свободном стихе // Очерки языка русской поэзии XX века: грамматические категории, синтаксис текста. — М., 1993. — С. 182—190.
  3. Шапир М. И. Статьи о Пушкине. — М., 2009. — С. 164—166.
  4. Матяш С. А. Ещё раз о проблеме выявления стихотворных переносов // Вестник Оренбургского государственного университета. — 2015. — Выпуск № 11 (186). — С. 29.
  5. Гаспаров М. Л. Строение эпиникия // Гаспаров М. Л. Избранные труды. Т.1. Москва, 1997, с.430.
  6. Шапир М. И. Metrum er rhythmus sub specie semioticae. // Шапир М. И. Universum versus: Язык — стих — смысл в русской поэзии XVIII—XX вв. — М.: Языки рус.культуры, 2000. — С.97-98.
  7. Кузьмин Д. В. План работ по исследованию внутрисловного переноса // «Новое литературное обозрение». — 2003. — № 59. — С. 392—409.