Открыть главное меню
Вид на цитадель и крепостную стену шахристана I.

Антиохия Заяксартская — город, основанный в III до н. э. на правобережье Яксарта (древнее название реки Сырдарьи) у места слияния рек Сырдарьи и Ахангарана греческим военачальником Демодамом во время похода против заречных саков (скифов) и названный в честь царя Антиоха I Сотера, впоследствии город Харашкент (III век до н. э. — XII век н. э.). Руинами городской цитадели Антиохии Заяксартской являются, по мнению археологов, древнее античное городище (наиболее ранние находки датируются III веком до н. э.) Канка, расположенное в 60 км к юго-западу от современного Ташкента в Аккурганском районе Ташкентской области Узбекистана, неподалёку от населённого пункта «Корик» (бывший совхоз «Ленинизм») недалеко от места впадения реки Ангрен в Сырдарью.

В Средние века это городище было известно под названием Харашќет[1].

По мнению средневекового историка Абу-л-Каым Ибн Хаулькама[2] Харашкет являлся вторым по величине городом после Бинкета в местности Шаш[3].

Содержание

Описание городищаПравить

 
Городище Канка с высоты птичьего полета. На переднем плане обвод крепостных стен шахристана III, на заднем плане — цитадель и шахристан I.

Городище было изучено и описано[4] экспедицией под руководством академика Юрия Бурякова[5]. Было установлено, что на месте городища в конце IV века до нашей эры существовал город. Его остатки с тремя рядами стен, окружающих площадь в 160 гектаров, сохранились среди полей.

Традиционно среднеазиатские города состоят из трех составных частей — цитадели, шахристана (собственно городской территории) и пригорода-рабада. Но особенностью Канки является то, что в плане она включает три городских территории шахристанов, как бы вписанных друг в друга, каждая из которых с трех сторон была окружена мощными оборонительными системами. С четвертой стороны их общей границей был высокий берег реки, вдоль которого также проходила стена.

Общая площадь городища — около 500 гектаров. Оно выглядит как большой холмистый массив, в дальнем конце которого возвышается на пятьдесят метров конический холм — бывшая цитадель. Помимо цитадели имеется ещё три кольца внешних стен. Произведенные раскопки показали, что древнейшими являются стены третьего шахристана, а не внутреннего, как можно было бы предположить, исходя из логики, что город постепенно разрастался и опоясывался новым и новым кольцом стен.

 
План городища Канка.

Сама цитадель дополнительно была защищена серповидным рвом, настолько глубоким, что его по сей день заполняют грунтовые и дождевые воды, отчего в настоящее время вокруг остатков цитадели образовалось непроходимое болото. Единственная имеющаяся дорога к вершине холма (остаткам цитадели) начинается с узкого перешейка и далее поднимается по крутым склонам холма геометрически правильной спиралью.

На вершине холма сохранились остатки четырёх башен и храма религии ариев. В храме некогда поддерживался священный огонь, который никогда не гасился. На территории городища найдены терракотовые статуэтки богини плодородия Анахиты и фигуры животных — вепря и баранов. Фигура барана по мнению историков — это символическое изображение животворящей силы Солнечной Благодати — Фарна. Фигурка вепря возможно связана с культом скифского божества Веретранга, сопровождающего и защищающего солнечного всадника Митру.

За долгое время существования шахристана I накопились культурные наслоения 20-метровой толщины. Стратиграфический раскоп в северо-западном углу шахристана выявил, что уже на раннем этапе внутригородская застройка почти вплотную примыкала к крепостной стене и состояла из полуземлянок. Затем её сменили капитальные наземные дома. Фортификация шахристана I возведена по всём правилам античной военной традиции с двойной крепостной стенной, с башнями и бойницами, с двухъярусным внутристенным коридором. С внешней стороны основание стены было укреплено выносной стеной бермой, препятствовавшей подводу осадных и стенобитных машин противника. Самые ранние строительные горизонты датируются концом IV—II до н. э. Причём в керамическом комплексе из землянок преобладает посуда, изготовленная профессионально, на гончарном круге и обнаруживающая аналогии среди керамики Согда этого периода. Необычным кажется, на первый взгляд, такое сочетание капитальной развитой крепостной фортификации, ремесленной керамики и жилья в виде землянок. Однако жильё в виде землянок известно на поселениях греко-бактрийского времени (III—II в. до. н. э.) в Кашкадарье.

 
Раскопки храма V—VI вв. со следами землетрясения.

Схожая ситуация — сочетание фортификации, землянок и керамики, свидетельствующей о развитом профессиональном гончарном производстве, наблюдается в греческих городах Причерноморья в IV—II вв. до н. э. в контактной зоне скифского населения и греков-колонистов. Примечательно в этом плане замечание греческого географа Клавдия Птолемея (II в н. э.), что саки, обитающие по Яксарту (Сырдарье) живут в пещерах. Под последними он, скорее всего, подразумевал землянки. Другие античные авторы, обращаясь к теме борьбы Александра Македонского с заречными саками, вскользь отмечают наличие оседлого населения. Так, Арриан от имени скифов-послов к Александру сообщал, что население, живущее за рекой, состоит из скифов (кочевников) и варваров. В терминологии греков под этим подразумевалось негреческое оседлое населения. О том же писал римский историк Квинт Курций Руф (I—II вв. н. э.), что во время борьбы Александра с саками скифы обитали севернее, а области, обращённые к Танаису (Сырдарье) не лишены культуры, то есть имеют города и селения. Немаловажно и то, что к III в до н. э. относится сообщение об Антиохии Заяксартской, городе который локализуется исследователями на месте городища Канка.[6]

Это событие связывается с походом за Сырдарью в качестве разведки и демонстрации военной силы селевкидского полководца Демодама в 293 г до н. э. Он договорился об установлении и не нарушении границ между селевкидскими владениями и скифами и в знак этого воздвиг алтарь Аполлону Дедимийскому. Кроме этого Демодам назвал заново укреплённый город Антиохией, в честь Антиоха I Сотера, правителя верхних (то есть восточных) сатрапий, сына Селевка I и Апамы, дочери Спитамена. Возможно, следы этого события прослеживают в более позднем названии города, известного по арабским дорожникам и географическим сочинениям как Харашкет, то есть «Город Царской благодати» или «Царский город».

С другой стороны город, на месте Канки, фигурирует в китайских хрониках как Юйни, центр одноименного малого (то есть подчинённого) владения Кангюя (Кангхи Авесты). Впоследствии, он же столица самостоятельного владения Ши-Чача.[7]

Историческая справкаПравить

 
Булла из храма

Известно, что армия Александра Македонского дошла только до Сырдарьи. И на её берегу Александр основал город, названный Александрия Эсхата (дословно переводится как Александрия Последняя или точнее по смыслу как Александрия Дальняя, по мнению историка Гафурова Б. Г. Александрия Крайняя)[8].

Где точно находилась Александрия Эсхата, неизвестно. Связано это с тем, что письменные свидетельства античных авторов о походах Александра на Восток имеют массу неточностей и неясностей, так как большинство авторов этих трудов жили через 100—200 лет после походов Александра.

Некоторые исследователи помещали его в окрестностях узбекского города Бекабада, другие называли местоположение Александрии Эсхата в районе поселка Куркат Ленинабадской области, третьи — район Ферганы.

Две наиболее общепризнанные теории связывают местоположение Александрии Эсхата либо с Худжандом[9], либо именно с Канкой. Однако в настоящее время заложенный археологами на Канке стратиграфический шурф показывает нижние слои только III века до н. э., что противоречит предположению о том, что именно Канка является Александрией Эсхата, заложенной самим Александром Македонским.

В настоящее время историки сходятся во мнении, что наиболее подходящим местом на роль Александрии Эсхата является древняя цитадель в окрестностях города Худжанда[10].

Городище Канка условно принято в настоящее время считать Антиохией Заяксартской, так как она подходит под свидетельство древних историков о том, что вскоре после распада империи Александра Македонского правитель этой части империи — греко-бактрийского царства Антиох послал своего полководца Демодама в поход на заречных саков (скифов), то есть в поход на правобережье Яксарта (Сырдарьи), где он и основал город и заложил святилище Аполлона. То есть нижние слои городища III века до н. э. подходят под поход Демодама по времени, и по размерам городища.

 
Золотые украшения (височные кольца) из рабада.

Учёными-археологами предполагается[5], что именно здесь располагалась первая столица государства Кангюй, упомянутого китайскими источниками II века до нашей эры.

В 1966 г. городище было осмотрено Чаткало-Кураминским археологическим отрядом[11].

В 1969—1972 гг. на городище велись раскопки отрядом Гос. Управления охраны памятников материальной культуры (К. Абдуллаев)[12].

С 1974 г. городище изучается институтом археологии АН РУз (один из его базовых объектов)[13].

В 2007—2008 и 2012 гг. небольшие работы проводились кафедрой археологии Национального Университета. Городище Канка имеет важное научное значение, изучение его продолжается, но уже сейчас оно является уникальным историко-культурным памятником региона и вполне может использоваться как объект туристических экскурсий по истории края.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. ГОРОД СВЯЩЕННОГО ФАРНА, ДРЕВНЕЙШАЯ СТОЛИЦА ТАШКЕНТСКОГО ГОСУДАРСТВА Архивировано 29 июля 2009 года.
  2. Около 977 года новой эры.
  3. АБУ-Л-КАСЫМ ИБН ХАУКАЛЬ «КНИГА ПУТЕЙ И СТРАН»
  4. Ю. Ф. Буряков (Самарканд), выступивший с докладом «К топографии городов древнего Шаша», рассказал об археологических раскопках на территории древней области Шаш, которые, как он считает, позволяют провести локализацию упоминаемых в письменных источниках городов. Существенную помощь при этом оказывает такой фактор, как древние караванные пути. Известно, что существовало два пути, ведшие из Согда в Шаш, — южный и северный. Южный путь по Шашу начинался с переправы через Сырдарью к югу от Бенакета (городище Шахрухия) и далее через Харашкет (городище Канка), Худайнкет (городище Аккурган) шел в долину Чирчика — к Чиначкету или Шутуркету.

  5. 1 2 Письма о Ташкенте :: Город благородного камня
  6. Буряков Ю. Ф. Генезис и этапы развития городской культуры Ташкентского оазиса. Т., 1982. С. 106
  7. Бичурин Н. Я. (Иакинф) Собрание сведений о народах, обитающих в Средней Азии в древнейшие времена. В 3-х томах. Том II, М.-Л., 1950. С. 282; Кюнер Н. П. Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М., 1961. С. 178
  8. Весной 329 года до н. э. фаланги Александра Македонского перевалили через Гиндукуш, вторглись в Бактрию, а затем вышли на левый берег Яксарта (Сырдарья). Известно, что в крайней точке своего продвижения на северо-восток Александр Македонский основал укрепленное поселение — Александрию Эсхату (Крайнюю). К сожалению, биографы великого полководца в своих трудах не оставили точных координат города.
  9. Если Александрия Эсхата — это Худжанд, то тогда неясно, где находился город Киресхата или Кирополь, как известно также захваченный Александром. Есть предположение, что Кирополь — это сегодняшний Истаравшан (Уструшана) (Таджикистан).
  10. Поисками исчезнувшего города несколько лет занималась экспедиция, возглавляемая Нуманом Негматовичем Негматовым. Нуман Негматович обратил внимание на одно указание древнеримского историка Квинта Курция. Курций писал, что сооружение греками укреплённого пункта в непосредственной близости от границы владений воинственных кочевников-саков вызвало недовольство их грозного свободолюбивого властителя. И он отдал приказ во что бы то ни стало помешать возведению городских стен. Саки, расположившись на другом берегу реки, начали обстрел македонцев из луков. Воины Александра ответили выстрелами из катапульт, отогнали нападавших и, быстро переправившись на плотах через реку, вступили с ними в сражение. Ширина реки Сырдарьи, протекающей через Худжанд в районе крепости, около 300 метров, но очень быстрое течение, порядка 2 — 3 метров в секунду. Переправа на плоте возможна, но плот отнесло бы по течению реки вниз на несколько километров. Зная о сокрушительной силе македонских фаланг, кочевники уклонились от битвы и начали отступление вглубь страны. Бездорожье пустыни, изнуряющая жара и безводье заставили греков прекратить преследование конных отрядов саков. В довершение всех бед сам Александр неожиданно заболел, напившись воды из солёного озера. Македонцы вернулись в лагерь и продолжили сооружение укрепления. Анализ этого отрывка и дал ключ к поискам: дальность полёта стрелы и камней из катапульт ограничена 200—300 метрами. Результаты обследований берегов Яксарта показали, что единственным местом, где была возможна перестрелка через реку, является район города Худжанда (в советское время носившего название Ленинабад). На всем остальном пространстве от Бекабада до Канибадама существует сильная заболоченность сырдарьинской поймы, густо поросшей зарослями камыша, что делает невозможной и описанную историками дуэль, и быструю переправу воинов Александра Македонского через реку на плотах. Кроме того, только в окрестностях Худжанда, на правом берегу реки Сырдарьи, имелись горькие солёные озера Шуркуль, вода которых могла вызвать недомогание полководца. Детальное топографическое обследование, проведённое археологами, показало, что наиболее подходящим местом для создания укреплённого поселения на левом берегу реки Сырдарья является холм древней ходжентской цитадели. Раскопки подтвердили, что в IV веке до н. э. здесь жили греки. Античные авторы сообщали, что Александрия Эсхата в течение 20 дней была обнесена мощной крепостной стеной длиной в 60 стадий (10-11 км). Но непрерывное существование поселения на территории современного Худжанда в течение многих веков полностью уничтожило следы античных построек. Тем не менее, в конце августа 1975 года в одном из шурфов, заложенных у основания средневековой крепостной стены, ученые обнаружили кладку из сырцовых кирпичей античного времени. Стена сохранилась на высоту около двух с половиной метров. Сопутствующие находки позволили довольно точно установить время её сооружения — первая четверть IV века до н. э., то есть время прихода войск Александра Македонского на Сырдарью.
  11. Буряков Ю. Ф., Касымов М. Р., Ростовцев О. М. Археологические памятники Ташкентской области. Т., 1973. С. 105—106
  12. Абдуллаев К. А. Археологическое изучение городища Канка (1969—1972). // ИМКУ, вып. 12, Ташкент, 1975. С. 118—154; Его же Квартал керамистов городища Канка. // ИМКУ, вып. 11, Ташкент, 1974.
  13. Буряков Ю. Ф. Историческая топография древних городов Ташкентского оазиса. (Историко-археологический очерк Чача и Илака). Т., 1975. С. 31-38.; Древний и средневековый город Восточного Мавераннахра. Т., 1990. С.6-77.; Буряков Ю. Ф., Богомолов Г. И. К планировке и архитектуре раннесредневекового Хараджкета // Градостроительство и архитектура. Ташкент, 1989; Буряков Ю. Ф., Богомолов Г. И. Изучение рабадов средневекового Харашкета. // ИМКУ, вып. 23, Ташкент, 1990; Буряков Ю. Ф., Богомолов Г. И. Канка. — Археология Ташкентского оазиса. Т., 2009. С. 69-73

Ссылки и литература по темеПравить

  • По теме исторических памятников Ташкента и Ташкентской области см. также статью Мингурюк
  • Андрей Кудряшов. «Канка и Банокат — древние предшественники Ташкента». На сайте «Фергана.ру»
  • Статья «Город священного Фарна» на сайте «Tour.Uz»
  • Массон М. Е. Ахангеран. Археолого-топографический очерк. Т., 1953.
  • Буряков Ю. Ф., Касымов М. Р., Ростовцев О. М. Археологические памятники Ташкентской области. Т., 1973.
  • Абдуллаев К. А. Археологическое изучение городища Канка (1969—1972). // ИМКУ, вып. 12, Ташкент, 1975.
  • Абдуллаев К. А. Квартал керамистов городища Канка. // ИМКУ, вып. 11, Ташкент, 1974.
  • Буряков Ю. Ф. Историческая топография древних городов Ташкентского оазиса. (Историко-археологический очерк Чача и Илака). Т., 1975.
  • Древний и средневековый город Восточного Мавераннахра. Т., 1990.
  • Буряков Ю. Ф., Богомолов Г. И. К планировке и архитектуре раннесредневекового Хараджкета // * Градостроительство и архитектура. Ташкент, 1989.
  • Буряков Ю. Ф., Богомолов Г. И. Изучение рабадов средневекового Харашкета. // ИМКУ, вып. 23, Ташкент, 1990.
  • Буряков Ю. Ф., Богомолов Г. И. Канка. — Археология Ташкентского оазиса. Т., 2009.

Ташкентская область. Справочная географическая карта. Масштаб 1: 500 000, Ташкент, Узгеодезия, 1994.