Ба́шня — инженерное сооружение, отличающееся значительным преобладанием высоты над стороной или диаметром основания[1]. Башни могут быть отдельно стоящими или соединёнными с другим зданием или стеной[2]. Ствол башни может быть сплошным (у каменных и железобетонных конструкций) или сквозным, а в сечении круглым, квадратным, многоугольным, встречаются также сечения других форм[3].

Троицкая башня — самая высокая башня Московского Кремля

Особенности конструкцииПравить

 
Сравнение высочайших башен в мире. 1 — Tokyo Skytree, Япония; 2 — телебашня Гуанчжоу, Китай; 3 — Си-Эн Тауэр, Канада; 4 — Останкинская телебашня, Россия; 5 — Восточная жемчужина, Китай; 6 — Бордже Милад, Иран; 7 — Менара Куала-Лумпур, Малайзия.

Иногда в качестве основных отличий башни от других высоких строений рассматриваются отсутствие оттяжек (консольная конструкция, закреплённая только в основании) и крайне небольшой внутренний объём: иногда весь объём башни бывает занят одной только лестницей. От башен отличают мачты, устойчивость которых поддерживается растяжками[3]. Из-под второй части определенияия явно выпадают крепостные башни.

В силу основной особенности конструкции (большая высота при относительно малой площади основания) для башен велика угроза крена в результате неравномерной осадки. Классическим примером башенного сооружения, накренившегося из-за неравномерного проседания почвы, является Пизанская башня — кампанила, строившаяся с последней четверти XII до середины XIV века. Немедленно по завершении строительства темп её крена составлял 12,5 мм/г, после укрепления основания цементом в 1934 году он снизился примерно до 1 мм/г. Другая известная наклонная башня в Италии — Ла Гаризенда в Болонье, для которой показатель крена i (вычисляемый как отношение разности осадки в крайних точках периметра к ширине или диаметру фундамента) составляет 0,048[4]. Башни также подвержены значительным метеорологическим нагрузкам, включая давление ветра, температурную деформацию, сезонную дополнительную массу, связанную с обледенением. При строительстве для расчёта башни применяются общие правила строительной механики; производится динамический расчёт и расчёт статический — на прочность, устойчивость и деформативность[5].

НазначениеПравить

Башни применялись в гражданской, военной и церковной архитектуре и имели самые различные назначения. В крепостях и замках они служили для обороны и наблюдения за неприятелем, в церквях — для подвешивания колоколов, в системах водоснабжения — для помещения водяных резервуаров, в обсерваториях — для астрономических наблюдений, в ратушах, думах, вокзалах и тому подобных общественных сооружениях — для помещения часов; в полицейских частях — для вывешивания разных сигналов, например, флагов, шаров, фонарей и наблюдения за городом в пожарном отношении; в оптическом телеграфе — для помещения сигнальных аппаратов, и наконец в морском деле — для зажигания ночью вестовых огней и помещения паровых ревунов и свистков, для предупреждения кораблей во время тумана. Все это назначения полезные. Но очень часто башни строились также или для красоты или, чтобы с высоты их любоваться окрестными видами и наконец просто во имя требования симметрии.

Для стальных башен (таких как Шуховская башня в Москве) характерна сквозная пространственно-стержневая конструкция[3]. Башни, не имеющие внутреннего объёма вообще (ферменные конструкции), также называют вышками. Наиболее часто вышки используются для расположения на них антенно-фидерного оборудования. Например, операторы сотовой связи размещают на башнях радиорелейные антенны. При высоте антенно-мачтового сооружения (АМС) более 45 метров требуется установка системы светоограждения. Это требование РЭГА для обеспечения безопасности полётов.

ЭтимологияПравить

Согласно этимологическому словарю Фасмера, слово «башня» в русский язык пришло из итальянского (итал. bastia — «бастион, укрепление») через посредничество западнославянских языков (польск. baszta, чеш. bašta) с добавлением славянского суффикса [-nja]. Более раннюю употреблявшуюся форму слова — «башта» — использует Нестор Искандер (XVI век)[6]. По мнению Ласковского[7] слово «башня» впервые встречается в XVI веке, в сказаниях князя Курбского; до тех пор употребляли в смысле башни слова — «вежа», «столп», «костерь» и «стрельница»[8].

Писатель и переводчик А. Ф. Рихтер (XVIII век) в своей работе «Исследования о влиянии монголо-татар на Россию» приписывает тюркское происхождению слову «башня»[9]. По утверждениям татарских лингвистов, слово «башня» так же, как и слово «башка» происходит от тюркского баш — «голова», «вверх», «вершина» с добавлением суффикса -ня[10][11]. Стоит упомянуть, что в русском языке известно около 23 слов, кроме самого слова «башня», которые начинаются на баш, и все они имеют тюркское происхождение: башка, башкир, башмак, башлык, баштан, башнер тд[12].

ИсторияПравить

Древнейший периодПравить

 
Вавилонская башня в представлении художника эпохи Возрождения

Время появления башен в архитектуре определить сложно. Башня была одной из первых форм жилища, появившихся вслед за шалашом или первобытной хижиной. Обычай строить жилища в форме башни сохранился на протяжении долгого времени в некоторых горных районах (например, в Сванетии)[3]. Возведение жилых башен (англ.) обуславливалось необходимостью защиты от врагов и диких зверей. Древнейшее башнеобразное сооружение (изначально около 8 м высотой) обнаружено археологами в Иерихоне. Оно построено в неолите и датируется 8-м тысячелетием до н. э.[13]

Глубочайшая древность возведения башен подтверждается существованием башен во многих древнейших архитектурах, ролью, которую башни играют в культуре, мифологии и религии. Так, на первых страницах книги Бытия повествуется о построении колоссальной «Вавилонской башни». Вероятно, в основу библейского образа легли реальные зиккураты — ступенчатые пирамидальные башни, возводившиеся в Месопотамии с 3-го тысячелетия до н. э. Для жителей Месопотамии они в свою очередь были своего рода моделью Вселенной, представляемой в виде мировой горы, через которую проходит ось, связывающая небеса, землю и подземный мир[13]. Башни строились из глины, дерева, камня и железа разнообразных форм: круглые, многоугольные и четырёхугольные заканчивались остроконечной крышей или площадкой, обнесённой зубцами.

Башни играли значительную роль в военной городской архитектуре разных народов вплоть до XIX века. Исторически они, вероятно, помимо оборонительной, играли также культовую роль; с этой точки зрения в качестве их предшественников могут рассматриваться менгиры — мегалитические столбообразные сооружения. По-видимому, культовую функцию выполняла уже Иерихонская башня: её вход строго ориентирован по направлению тени от близлежащей годы, что указывает на существование солярного культа[14].

АнтичностьПравить

Древнейшие примеры башен в египетских и вавилоно-ассирийских крепостях известны по многочисленным изображениям. Они были прямоугольной формы, увенчивались сверху зубцами и порой достигали значительных размеров. Греки и римляне также усиливали оборону своих крепостей большими зубчатыми четырёхугольными башнями. У римлян, кроме того употреблялись при осадах подвижные деревянные осадные башни в несколько этажей, покрытые сырыми кожами для защиты от поджога. Внизу помещался «баран», которым осаждающие старались разбить основание стены, а вверху солдаты сражались с защитниками крепости и иногда перебегали на стену для рукопашного боя.

Отдельную функцию выполняли сигнальные башни (маяки), в число которых входил Александрийский маяк[3], признанный чудом света. Высота этой восьмигранной башни составляла около 80 м (с учётом высоты основания и дворцового комплекса, над которым она была надстроена — от 120 до 180), а свет маяка, по разным оценкам, был виден на расстоянии от 55 до 100 км[15].

СредневековьеПравить

 
Башенный сторож (иллюстрация 1433 года)

Башни были важной частью церковной архитектуры в средневековой Европе. Церковные башни часто выполняли функцию колоколен[2]. Башня не сразу стала частью архитектуры христианских церквей — так, в раннехристианских базиликах башни практически отсутствовали, за исключением некоторых храмов в Сирии. Проникновение башен в христианское церковное зодчество произошло в раннем Средневековье, первыми яркими образцами новой архитектуры стали базилики Св. Мартина в Туре и в Анже, храм монастыря Сен-Рикье и церковь Св. Михаила в Хильдесхайме. В последнем случае возможно, что образцом для храма стала светская оборонительная архитектура — основная башня, фланкированная двумя более низкими[16]. В исламской храмовой архитектуре форму башни имели минареты[3].

В гражданской архитектуре, прежде всего в городских ратушах, на башнях часто размещали часы[2], имелись также башни инженерного назначения (водонапорные)[3]. Башни укреплённых городов и замков существенно усиливали оборону крепостных стен. Выдаваясь вперёд от плоскости стены, они позволяли вести обстрел по неприятелю не только с лицевой стороны, но и с боков. Поэтому башни пристраивали по углам крепости и в середине, если длина стены превышала дальность полёта стрелы (около 150 щитов). Башни обычно значительно превышали высоту городской стены и составляли несколько этажей с открытой оборонною площадкой наверху. На уровне средних этажей пробивались «стрельницы» или «бойницы» — узкие отверстия для стрельбы. Высочайшая башня рыцарского замка, донжон, в отличие от остальных обыкновенно была отдельно стоящей[3].

В исламском зодчестве и на Руси крепостные башни были заимствованы из архитектуры Византийской империи. Поскольку массивные каменные храмы в средние века использовались также для обороны от нападений неприятеля, прорвавшегося за городские стены, то к зданию храма или невдалеке от него пристраивали одну или несколько башен, которые использовались для военных целей и в качестве наблюдательных вышек[17]. На этих вышках колокола созывали на богослужение или оповещали население о грозящей опасности (пожар, война и др.)[18].

Помимо этого, из башен наблюдательные отряды завоёванной территории посредством условных знаков передавали сообщения. Уже в античные времена возникли и осуществлялись предложения об установке на башнях часов (Башня Ветров в Афинах, I в. до н. э.), но только с изобретением в средние века часов механических, эта идея нашла массовое применение на практике. Часовые механизмы устанавливались как правило на ратушах, позднее, уже в новое время — на зданиях вокзалов и прочих важных городских строениях[18].

Ренессанс и бароккоПравить

С появлением огнестрельного оружия и усовершенствованием артиллерии башни заменены бастионами. Предпринимались попытки укрепить башни согласно новой военной науке. В конце XVI века Альбрехт Дюрер предлагал различные системы башен, приспособленные к огнестрельной обороне, затем этим вопросом занимались Блез Паган, Марк Рене де Монталамбер и позднее австрийский эрцгерцог Максимилиан.

В целом в эпоху Возрождения роль башен в архитектуре снизилась, но они пережили новый расцвет в архитектуре барокко в XVII—XVIII веках[2].

Новое и Новейшее времяПравить

Усовершенствование и распространение нарезных орудий в XIX веке преобразили башни. Металлические, броненосные и вращающиеся оборонные башни ставились на важных местах, где обыкновенная система укреплений из-за тесноты не позволяла нанести желаемый обстрел противнику. Идея железных вращающихся башен принадлежит капитану Кользу (1854). Затем предложено было много разных систем подобных башен, как для сухопутной обороны, так и для флота. Из них в конце XIX века была наиболее употребительной система Грузона. Его башня цилиндрической фирмы диаметром до 20 футов с купольной крышей вела бой с 1 — 2 орудиями. Башня приводилась в движение по рельсам (система зубчатых колёс и шестерня) 4 людьми, помещёнными в особой подбашенном «кармане». Башня на 5,5 футов возвышалась над земляным валом.

 
Сверхвысокие небоскрёбы Нью-Йорка: Башня Стейнвей (слева) и One57 (справа). В отдалении слева — жилой небоскрёб Парк-авеню, 432.

Широкое распространение стальных конструкций к концу XIX века позволило значительно увеличить высоту строений. Первым сооружением, в котором был в полной мере раскрыт потенциал стали как строительного материала, стала Эйфелева башня, возведённая в Париже к Всемирной выставке 1889 года[2]. Высота этой башни составила 352 м[3]. Эйфелева башня положила начало популярности смотровых башен как объектов туризма. Во второй половине XX века такие сооружения, в отличие от Эйфелевой башни, имели преимущественно утилитарную цилиндрическую форму на большей части своей высоты, не претендуя одновременно на роль произведений искусства. Примерами современных смотровых башен в Северной Америке могут служить Спейс-Нидл (Сиэтл, 1961) и Си-Эн Тауэр (Торонто, 1976). Построенная в 2012 году в Лондоне смотровая башня ArcelorMittal Orbit высотой 115 м, напротив, отличается необычной формой, позволяющей рассматривать её как современную скульптуру[19].

С изобретением лифта в США начали возникать многоэтажные жилые и офисные здания башенного типа нового поколения, известные как небоскрёбы. Самые высокие жилые здания башенного типа, такие как Central Park Tower и Парк-авеню, 432 (оба — Нью-Йорк), достигают в высоту более 400 м. Из-за необычно большого соотношения высоты к площади основания такие сверхвысокие здания известны как «башни-карандаши» (англ. pencil towers)[20].

В XX веке широкое распространение получили радиотрансляционные и телебашни, самые высокие из которых превышают в высоту 500 м. В этот период башни также стали частью ряда крупных момументов. К числу таких конструкций относятся, в частности, Свадебная башня в Дармштадте (архитектор Й. Ольбрих, 1907—1908), неосуществлённые про­екты «Памятник III Коммунистического интернационала» (В. Татлин, 1919—1920) и «Башня Тысячелетия» (Н. Фостер, 1997—2004)[3].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Башня. — Большая советская энциклопедия. — 1950. — Т. 4. — С. 362—364.
  2. 1 2 3 4 5 tower (англ.). — статья из Encyclopædia Britannica Online. Дата обращения: 24 января 2022 г..
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Башня / А. Н. Шукурова, М. М. Копытов // «Банкетная кампания» 1904 — Большой Иргиз. — М. : Большая российская энциклопедия, 2005. — С. 148—149. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 3). — ISBN 5-85270-331-1.
  4. Бикташев М. Краткая история башенных сооружений. Проблемы осадки и крена // Башенные сооружения. Геодезический анализ осадки, крена и общей устойчивости положения. — М.: Издательство Ассоциации строительных вузов, 2006. — С. 14—15, 21. — ISBN 5-93093-445-2.
  5. Башня / А. М. Прохоров. — Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия, 1969—1978.
  6. башня, башня этимология и происхождение. Этимологический словарь русского языка. Фасмер Макс. www.classes.ru. Дата обращения: 16 октября 2017.
  7. «Материалы для истории инженерного искусства в России», часть 1, с. 96.
  8. Брунов Н. И. Большая советская энциклопедия. — М., 1927. — Т. 5. — С. 142—143.
  9. А. Ф. Рихтер. Исследования о влиянии монголо-татар на Россию. — СПб.: Отечественные записки, 1825. — С. 62.
  10. Юналеева Р. А. Тюркизмы русского языка (проблемы полиаспектного исследования). — Казань: Таглимат, 2000. — 172 с.
  11. Татарско-русский словарь Р.А. Сабирова. Перевод слова баш. Classes.ru. Иностранные языки для всех. Словари онлайн.
  12. Слова, начинающиеся на Б. Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку. Classes.ru. Дата обращения: 4 июля 2021.
  13. 1 2 Соколова, 2013, с. 10.
  14. Соколова, 2013, с. 9—10.
  15. Соколова, 2013, с. 13—15.
  16. Прак Н. Л. Церковь Архангела Михаила (Хильдесхайм, 1010-1033 гг.) // Язык архитектуры. Очерки архитектурной теории / пер. с англ. Е. Ванеян. — М.: Дело, 2017. — С. 112—113. — ISBN 978-5-7749-1189-9.
  17. Лестничные башни характерны для первых древнерусских храмов, как то: Софийский собор в Киеве, Софийский собор в Новгороде, Спасский собор в Чернигове.
  18. 1 2 Башня. — Большая советская энциклопедия (второе издание). — 1950. — Т. 4. — С. 362—364.
  19. Mark Byrnes. A Brief History of Observation Towers (англ.). Bloomberg (11 мая 2012). Дата обращения: 25 января 2022.
  20. Oliver Wainwright. Super-tall, super-skinny, super-expensive: the 'pencil towers' of New York's super-rich (англ.). The Guardian (5 февраля 2019). Дата обращения: 25 января 2022.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить