Бикультурализм

Бикультурали́зм (культу́рный дуали́зм, двухкульту́рность) — состояние одновременного и полноценного владения двумя и более культурами[1], возникающее в ходе процессов этнической ассимиляции и аккультурации.[2]

Основные положенияПравить

Бикультурализм возникает в этнопограничных зонах и многонациональных регионах в процессе взаимодействия представителей разных культур и, как правило, сопровождается билингвизмом.[1]
Возникновению бикультурализма в различных его проявлениях в многом способствует политика мульткультурализма, которая направлена на сохранение и развитие культурных различий населения. Мультикультурный подход призван сохранять культурную идентичность в многонациональных государствах[3] и, соответственно, наблюдается в основном в прогрессивных странах с высоким уровнем притока иммигрантов.
Бикультурализм может употребляться в качестве синонима бикультурной идентичности.

Классификация бикультурализмаПравить

Различают три вида бикультурализма.
Первый — переходное явление на пути к этнической ассимиляции и межэтнической консолидации, которые сопровождаются массовой аккультурацией.[1] Частным случаем этого варианта является параллельный бикультурализм, когда разные этнолокальные культуры стабильно обслуживают различные функциональные сферы (например, бикультурализм люксембургский, валлоно-фламандский в Бельгии, гуарани-испанский в Парагвае).
Второй — одновременное функционирование в рамках одного этноса как традиционных (собственно этнических), так и заимствованных (иноэтнических) элементов культуры.[1] Форма такого бикультурализма широко распространена в мире благодаря процессам глобализации. При взаимодействии локальной культуры с общемировой, вторая воспринимается либо как престижная, либо, наоборот, при ориентации на фольклоризм именно традиционная этническая культура получает большую ценность.[1] Пример «престижности» глобальной культуры — популярность ресторанов McDonald’s. Качество еды в меню неизменно на высоте и клиенту не нужно ждать — большинству местных бюджетных ресторанов очень далеко до такого уровня, что неизбежно приводит к упадку культуры потребления пищи в национальных заведениях.[4] Питер Л. Бергер пишет об этом явлении:[5]

"Потребление гамбургера, особенно когда это происходит под золочеными образами ресторана McDonald's, служит видимым знаком реальной или воображаемой причастности к глобальной современности."


Третий вид бикультурализма — параллельное существование бытовых и профессиональных форм культуры. Например, народные знания и наука, фольклор и литература, народное искусство и профессиональное искусство, традиционные верования, бытовая обрядность и официальная церковь.[1]

Бикультурная идентичностьПравить

Данному научному направлению пока что не представлена единая теоретико-методологическая основа. Это привело к возникновению большого количества теорий, объясняющих феномены бикультурализма.
На заре своего появления концепция бикультурной идентичности в основном базировалась на таких особенностях личности, как использование языка, выбор друзей и предпочтения в СМИ. С точки зрения первых исследователей бикультурализма, человек обладал двухкультурностью в случае, если он свободно говорил и читал СМИ на родном языке и на языке принимающей культуры, заводил дружбу с представителями обеих культур.[6]
В дальнейшем была выдвинута концепция, что бикультурная идентичность предполагает появление третьей, «составной культуры», которая представляет собой синтез наследственной и принимающей культуры внутри одной личности в нечто уникальное и персонализированное.[7] Это означает, что бикультурализм подразумевает не просто коррекцию своего поведения в соответствии культурным контекстом, а полноценное владение и идентификацию одновременно с наследственной и принимающей культурой в равной степени.[8] Например, граждане или постоянные жители Соединённых Штатов Америки, родившиеся в Италии, являющиеся этническими итальянцами или имеющие полное или частичное итальянское происхождение определяют себя как италоамериканцы (англ. Italian American), а не итальянцы или американцы.
Бикультурная идентичность также может развиваться в процессе изучения иностранного языка.[9] Родной и иностранный язык имеют пересечения на всех уровнях. Изучающий постигает культуру страны второго языка, чтобы в своей когнитивной системе выстроить вторичные знания, которые соотносятся с базовыми знаниями о родном языке и культуре. Согласно концепции формирования вторичной языковой личности И.И.Халеевой (1989), "в результате овладения языком обучающийся приобретает черты вторичной языковой личности, способной проникать в «дух» изучаемого языка, в «плоть» культуры такого народа, с которым должна осуществляться межкультурная коммуникация."[10]

Бикультурализм на примере айнов острова ХоккайдоПравить

Выдающийся этнолог и историк С.А. Арутюнов посвятил часть своих исследований культуре и быту японцев, в частности вопросам айнского компонента в их этногенезе. Согласно этим исследованиям, айны острова Хоккайдо — пример айнско-японского бикультурализма.
До XX века материальная и духовная культура и язык айнов были только айнскими, и лишь небольшая часть их народа, преимущественно родоплеменная элита, владела японским языком. Конечно, существовали предметы японского быта, которые использовались и айнами тоже — например, посуда — однако они наделялись иным функциональным значением. В ходе жесткой японской колонизации айны были вынуждены кардинально изменить образ жизни и полностью уподобиться японцам, принять их язык, ценности, культуру и религию. С.А. Арутюнов пишет:

"В ходе интенсивной японской колонизации Хоккайдо в конце XIX—начале XX в. айны повсюду оказались оттесненными на позиции угнетаемого и дискриминируемого меньшинства, что породило у них сознательное стремление к возможно более полному уподоблению японцами, с принятием языка, антропонимической системы, религии, образа жизни и поведения последних, вплоть до отказа во многих семьях от употребления айнского языка в быту и попыток сокрытия от детей факта их айнского происхождения. Этот процесс сопровождался учащением этнически смешанных браков и еще более ростом числа детей, рожденных от внебрачных связей с японцами."


В наши дни айны полностью ассимилированы и почти ничем не отличаются от японцев, однако продолжают сохранять айнское самосознание, чему, по словам С.А. Арутюнова, способствуют «как довольно заметные физико-антропологические различия между японцами и неметисированными айнами, так и еще более социальные факторы». В годы, когда автор наблюдал айнов, их дома, «будучи японскими по конструкции и планировке нередко сохраняли заднее окошко (камуй-пояра, или «окно богов», необходимое с точки зрения айнского ритуала, и делаемое, разумеется, сознательно)».[11]
6 июня 2008 года японский парламент признал айнов самостоятельным национальным меньшинством.[1] Благодаря действиям члена японского парламента и последнего носителя айнского языка Сигэру Каяно началось возрождение айнского языка: появилась газета на айнском, а молодежь перестала стесняться своего происхождения и начала изучать родной язык.

См. такжеПравить

СсылкиПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 Гл. ред. В. А. Тишков. Редкол.: О. Ю. Артемова, С. А. Арутюнов, А. Н. Кожановский, В. М. Макаревич (зам. гл. ред.), В. А. Попов, П. И. Пучков (зам. гл. ред.), Г. Ю. Ситнянский Народы и религии мира // Энциклопедия — М.: Большая Российская энциклопедия, 1998 — С. 883 — 928 с. — ISBN 5-85270-155-6
  2. С.А. Арутюнов Билингвизм и бикультурализм // Статья — М.: Журнал «СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ», №2-1978 (с 1991 г. выходит под названием «Этнографическое обозрение») — С. 3
  3. Л. В. Русских «МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМ: ИНТЕГРАЦИЯ ИЛИ РАСКОЛ?» // Статья — Челябинск: журнал «Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Социально-гуманитарные науки», 2013 год — С. 174
  4. П. Бергер, С. Хантингтон Многоликая глобализация. Культурное разнообразие в современном мире — М.: Аспект Пресс, 2004 — С.164 — 382 с. — ISBN 5-7567-0320-9
  5. П. Бергер, С. Хантингтон Многоликая глобализация. Культурное разнообразие в современном мире — М.: Аспект Пресс, 2004 — С.15 — 382 с. — ISBN 5-7567-0320-9
  6. Szapocznik J., Kurtines W.M., Fernandez T. Bicultural involvement and adjustment in Hispanic American youths. International Journal of Intercultural Relations — 1980 — P. 353–365
  7. Benet-Martínez V., Haritatos J. Bicultural Identity Integration (BII): Components and Psychosocial Antecedents // Article — Journal of Personality Volume 73, Issue 4, 2005 — Р. 1019
  8. Benet-Martínez V., Haritatos J. Bicultural Identity Integration (BII): Components and Psychosocial Antecedents // Article — Journal of Personality Volume 73, Issue 4, 2005 — Р. 1020
  9. И.Е. Брыксина Когнитивные аспекты формирования бикультурной языковой личности в обучении иностранному языку // Статья — Тамбов: Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки, 2008 — Стр.134
  10. Э. Г. Азимов, А. Н. Щукин Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам) // Словарь — М.: Издательство ИКАР, 2009. — С.45 —ISBN 978-5-7974-0207-7
  11. С.А. Арутюнов Билингвизм и бикультурализм // Статья — М.: Журнал «СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ», №2-1978 (с 1991 г. выходит под названием «Этнографическое обозрение») — С. 5