Великий гражданин

«Вели́кий граждани́н» — советский двухсерийный художественный фильм 1937 и 1939 годов режиссёра Фридриха Эрмлера, политическая драма. В основу сюжета положена официальная точка зрения властей СССР на историю жизни и смерти Сергея Кирова. Фильм, фактически оправдывавший «большой террор» 1937—1938 годов[1].
Творческий коллектив был удостоен Сталинской премии I степени (1940).
Экспериментальная телевизионная трансляция фильма стала первой в истории телевидения СССР (1938).

Великий гражданин
Постер фильма
Жанр драма
Режиссёр Фридрих Эрмлер
Автор
сценария
Фридрих Эрмлер,
Мануэль Большинцов
В главных
ролях
Николай Боголюбов,
Иван Берсенев
Оператор Аркадий Кольцатый
Композитор Дмитрий Шостакович
Кинокомпания «Ленфильм»
Длительность 252 мин
Страна  СССР
Язык русский
Год 1937—1939
IMDb ID 0029726

СюжетПравить

События вокруг крупного партийного руководителя Петра Шахова (Николай Боголюбов) разворачиваются в 1925 и 1934 годах (1 и 2 серии соответственно). История его борьбы с представителями троцкистско-зиновьевского блока и их лидером Карташовым (Иван Берсенев) становится делом всей жизни. Сюжет заполнен диалогами, острыми спорами между непримиримыми противниками. Шахов распознаёт в директоре завода «Красный металлист» Авдееве противника социалистического соревнования и назначает вместо него настоящего большевика Надю Колесникову (Зоя Фёдорова). Чутьё не подводит партийного лидера — Авдеев оказывается вредителем.

Кульминацией становятся пламенные выступления Шахова на слёте передовиков (1-я серия) и на митинге на заводе «Красный металлист». Слова Шахова находят поддержку у трудящихся и представителя ЦК партии товарища Максима (Борис Чирков). Но враги Шахова и ВКП(б) не дремлют. В финальной сцене Шахова расстреливает убийца, притаившийся за одной из дверей дома культуры, который посетил руководитель. Советские граждане клянутся над могилой героя, что дело Шахова будет продолжено и никто из врагов не уйдёт от возмездия.

В роляхПравить

ПредысторияПравить

В 1920-е годы Фридрих Эрмлер уже заслужил авторитет как режиссёр-нравоописатель в фильмах «Парижский сапожник» и «Обломок империи». Последующими картинами политического толка «Встречный» и «Крестьяне» Эрмлер выдвинулся в число ведущих кинематографистов страны[2], заслужив личную аудиенцию со Сталиным, на которого творчество режиссёра произвело самое благоприятное впечатление. Как считают историки кино, называющие Эрмлера «партийным художником», он (Эрмлер) совершенно искренне верил в коммунистическую идеологию, будучи членом партии по убеждениям[3].

Убийство С. М. Кирова в 1934 году серьёзно повлияло на жизнь всей страны. Работа над фильмом началась в ноябре 1935 года. По воспоминаниям создателей, их вдохновляло реальное обострение политической борьбы. Центральным для картины, по отзыву Эрмлера[4], должен был стать вопрос о возможности построения социализма в отдельно взятой стране. В январе 1937 года, после приблизительно года работы, сценарий был утверждён[4].

История созданияПравить

Работу над картиной начала та же творческая группа, что делала предыдущую картину Эрмлера «Крестьяне» и, прежде всего, Николай Боголюбов в главной роли — воплощая примерно один и тот же типаж большевика и непримиримого борца за советскую власть[5].

Основная сложность при подборе актёров возникла с образами врагов советской власти — никто из актёров не хотел браться за отрицательных персонажей[4]. После длительных переговоров Иван Берсенев согласился воплотить на экране образ троцкиста Карташова[3]. Небольшую, но важную роль представителя ЦК партии, Максима, сыграл Борис Чирков — это собственно герой «трилогии о Максиме», популярной киносерии в СССР 1930-х годов[6].

Композитором картины стал Дмитрий Шостакович. После творческих экспериментов с оперой «Леди Макбет Мценского уезда» Шостакович попал в категорию неблагонадёжных, получив в 1936 году суровую отповедь в статье «Сумбур вместо музыки». Создание музыки для классики соцреализма «Трилогии о Максиме» и «Великого гражданина» вновь вернули расположение к композитору[7].

Сценарий фильма дорабатывался при непосредственном участии Сталина[8] и под воздействием реальных громких политических процессов 1935—1938 годов в СССР. Ознакомившись со сценарием 2-й серии, вождь сделал несколько замечаний.

Дело надо поставить так, чтобы борьба между троцкистами и Советским правительством выглядела бы […] как борьба двух программ, из которых первая программа соответствует интересам революции и поддерживается народом, а вторая противоречит интересам революции и отвергается народом. Но из этого следует, что сценарий придётся переделать, сделав его по своему содержанию более современным, отражающим все то основное, что вскрыто процессом Пятакова — Радека.

[9]

В ответ на это Эрмлер с соавторами выступил со статьёй в журнале «Кино», в которой полностью поддержал поправки Сталина. Уточнения по сценарию «Великий гражданин» были сделаны 27 января 1937 года, то есть приговор вынесен ещё не был. 30 января Пятаков и некоторые другие обвиняемые по «Процессу антисоветского троцкистского центра» были расстреляны[10]. Первая серия была закончена в 1937 году и вышла на экраны страны в 1938, вторая вышла в прокат в 1939 году[11][12].

В ходе съёмок, как вспоминали создатели, они неоднократно сталкивались со случаями вредительства, серьёзно мешавшего процессу работы над картиной[13]. В один из съёмочных дней осветители обнаружили, что кабели к прожекторам были перерублены топором.

Хотя «Ленфильм» и не подвергался таким чисткам кадров, как, например, «Мосфильм», в течение периода работы над фильмом четверо членов съёмочной группы были арестованы, двоих расстреляли[3].

После XX съезда фильм был подвергнут критике и в 1950-е годы практически исчез с экранов. Только с конца 1980-х годов, на волне перестройки, интерес к этой картине в СССР возродился вновь, и ей были посвящены несколько публикаций и передач[8][14][15][16].

Критика и значениеПравить

…Процесс заключается в том, что… партизанский сборный кинематографический отряд превращается в армию… Это есть борьба кинематографического руководства за полное подчинение кинематографии воле партии, за то, чтобы кинематография стала в полном смысле этого слова организованным орудием партии и правительства на всех фронтах

Михаил Ромм (1937)[17]

Критик Джулия Кэссиди прямо пишет о нём: «„Великий гражданин“ демонстрирует, насколько важна была мученическая смерть Кирова в рамках сталинской мифологии, став парадигмой социалистического реализма»[1]. История убийства всенародно любимого партийного лидера Сергея Кирова послужила отправной точкой сценария и, в итоге, фильм сам стал материалом для построения фундамента традиций социалистического реализма в советском кинематографе. Выход фильма на экраны сопровождался целой серией критических статей в СМИ СССР, всецело поддерживающих отображённый на экране конфликт — между представителями лучшего, наиболее благородного и высокого в человеческом роде с подонками человечества, отребьем, отвергнутым историей[18], осуждая путь троцкистско-бухаринских бандитов, выродившихся в штурмовой отряд фашизма[8][19]. Несколько ходульные персонажи[3], однозначно разделённые в сценарии на «положительных» и «отрицательных», тем не менее, также привлекли внимание довоенной советской критики, в особенности работа Николая Боголюбова, воплотившего образ Шахова-Кирова[18].

Фильм был вполне положительно оценён властями. В 1939—1940 году съёмочная группа была удостоена Сталинской премии I степени и других правительственных наград. С 1940 года Эрмлер становится художественным руководителем киностудии «Ленфильм»[20].

Современные критики отмечают, что в основном конфликте ощущается влияние романа «Бесы», а сам фильм занял достойное место среди классики кинематографа — работ Рифеншталь, Уэллса и Хичкока[14].

Явно выделяющееся пропагандистское начало «Великого гражданина» не может скрыть художественных достоинств картины[13][14]. Уже на этапе работы над сценарием Фридрих Эрмлер заметил, что создаёт совершенно новый материал для звукового советского кинематографа[21] — фильм-диспут, фильм, где ключевую роль играют диалоги, споры и выступления героев[3]. При этом интересно отметить, что сами споры героев риторичны и лишены конкретного смысла. Шахов, уничтожая противников в идеологическом споре, не предлагает ничего определённого. Герои становятся от этого абстрактными, что только усугубляет атмосферу иррационального саспенса, присущего картине[13]. Помимо всех прочих поправок, которые сделал Сталин при прочтении сценария, он также попросил убрать все упоминания о нём самом (заменить на ЦК партии) и о конкретных убийцах Шахова. Концовка картины, по утверждению Г. Марьямова, оставляет пространство для толкования и тягостную недосказанность — зритель видит только тень убийцы, домысливая сам, кто же это мог быть[10].

Недостаток движения и действия заменяется словом. Режиссёр и оператор выстроили важнейшие мизансцены на внутрикадровом монтаже, совместном движении камеры и актёров. Этот приём придал дополнительную реальность происходящему на экране, что предвосхитило эксперименты с киномонтажом 1960-х годов[3].

В картине находят отражение все животрепещущие темы конца 1930 годов: стахановское движение, каналстрой (аллюзия на «Беломорканал»).

Картина вошла в историю советского телевидения. Опытная телетрансляция кинофильма из Московского телецентра на Шаболовке прошла 25 марта 1938 года, став первой программой, которую посмотрели несколько десятков москвичей[22].

Изучение фильма входит в образовательную программу российских ВУЗов[23]. По мнению профессора РГГУ Леонида Козлова, фильм опередил своё время[2].

Что такое «Великий гражданин»? Это удивительный конгломерат. Строго говоря, это не вполне тоталитарный фильм…хотя мы сейчас знаем прекрасно, да и тогда знали, что по сути это всё враньё, что агентами иностранных разведок ни Троцкий, ни Бухарин не являлись. И хоть все догадывались, что это не так, на основании поэтики и эстетики Достоевского, на попытке анализа интеллигентского «самгинского» сознания Эрмлер создает историческое полотно. С точки зрения сопоставления с действительностью оно достаточно фальшиво, а с точки зрения психологической убедительности внутри произведения искусства, на мой взгляд, не утратило интереса по сей день.

НаградыПравить

Технические данныеПравить

  • Чёрно-белый, звуковой, 2 серии (12 частей, 3211 метров и 14 частей, 3640 метров)

ПримечанияПравить

  1. 1 2 «Kirov and Death in „The Great Citizen“ The Fatal Consequences of Linguistic Mediation.» By Julie A. Cassiday (англ.) (Проверено 28 марта 2010)
  2. 1 2 3 «Кино тоталитарной эпохи», Нея Зоркая, журнал «Искусство кино» № 1/1990  (Проверено 28 марта 2010)
  3. 1 2 3 4 5 6 Житие партийного художника / Пётр Багров / журнал «Сеанс» № 35—36, к 110-летию со дня рождения Эрмлера  (Проверено 28 марта 2010)
  4. 1 2 3 «Работа над сценарием „Великий гражданин“» Блейман М., Большинцов М., Эрмлер Ф. //. Документы, статьи, воспоминания. Л., 1974. (недоступная ссылка)  (Проверено 28 марта 2010)
  5. «Шахов-Боголюбов» Юренев Р. // Кино. 1939. 11 нояб. (недоступная ссылка)  (Проверено 28 марта 2010)
  6. Борис Чирков. Творческая биография  (Проверено 28 марта 2010)
  7. «Музыкальный фронт»// «Радио Свобода» эфир 24/02/2002 Ведущий Владимир Тольц  (Проверено 28 марта 2010)
  8. 1 2 3 Фридрих Эрмлер в энциклопедии «Хронос»  (Проверено 28 марта 2010)
  9. Записка И. В. Сталина Б. З. Шумяцкому о сценарии кинофильма «Великий гражданин» 27 января 1937 г. // Кремлёвский кинотеатр. 1928–1953: Документы. М., 2005.  (Проверено 28 марта 2010)
  10. 1 2 «Кремлёвский цензор. Сталин смотрит кино» Марьямов Г. / М., 1992. (недоступная ссылка)  (Проверено 28 марта 2010)
  11. Политическое кино. «Великий гражданин» Архивная копия от 3 февраля 2010 на Wayback Machine  (Проверено 28 марта 2010)
  12. Процесс антисоветского троцкистского центра (23-30 января 1937 года) М.: НКЮ Союза ССР; Юридическое издательство, 1937. — 258 с.  (Проверено 28 марта 2010)
  13. 1 2 3 «Stalinist cinema and the production of history: museum of the revolution» By Evgeny Dobrenko // 263 pages, 228—236 pages / ISBN 0-7486-3445-2  (Проверено 28 марта 2010)
  14. 1 2 3 «The most important art: Soviet and Eastern European film after 1945» By Mira Liehm, Antonín J. Liehm, page 41/ 1977—467 pages / ISBN 0-520-04128-3  (Проверено 28 марта 2010)
  15. Книга, разделившая судьбу Сталина Архивная копия от 27 октября 2016 на Wayback Machine  (Проверено 28 марта 2010)
  16. «Шестая версия» Александр Сабов «Российская газета» — Неделя № 3639 от 26 ноября 2004 г.  (Проверено 28 марта 2010)
  17. Из выступления Михаила Ромма на собрании по поводу судьбы фильма Бежин луг (1937)  (Проверено 28 марта 2010)
  18. 1 2 «Великий Гражданин» Н. Коварский «Искусство и жизнь». 1939. № 11-12. С. 19-22  (Проверено 28 марта 2010)
  19. Под фашистами понимали тогда не нацистов, а представителей троцкистско-бухаринско-зиновьевского блока внутри страны.
  20. биография Фридриха Эрмлера на kinoteatr.ru  (Проверено 29 марта 2010)
  21. Первый советский звуковой фильм «Путёвка в жизнь» вышел на экраны в 1931 году
  22. «Как создавалось телевидение» / Connect № 4/2006  (Проверено 28 марта 2010)
  23. «Видеть вещи в перспективе» / Леонид Козлов «Киноарт» № 3 2006 Архивная копия от 24 июня 2008 на Wayback Machine  (Проверено 28 марта 2010)
  24. Великий гражданин (недоступная ссылка)  (Проверено 29 марта 2010)
  25. Кино: Энциклопедический словарь / Гл. ред. С. И. Юткевич; Редкол.: Ю. С. Афанасьев, В. Е. Баскаков, И. В. Вайсфельд и др. — М.: Советская энциклопедия, 1987. — 832 с. — 100 000 экз. — С. 511.

ЛитератураПравить

  • Советские художественные фильмы. Аннотированный каталог / Сост. Н. А. Глаголева, М. Х. Зак, А. В. Мачерет, Л. А. Парфёнов, В. М. Розина, Э. Л. Сосновский, П. В. Фионов, О. В. Якубович под ред. А. В. Мачерета и др. — М.: Искусство, 1961. — Т. 2: Звуковые фильмы (1930—1957 гг.). — С. 122—123, 188—189. — 784 с. — 3000 экз.
  • Стенограмма обсуждения режиссёрской коллегией киностудии «Ленфильм» сценария Ф. Эрмлера, М. Большинцова и М. Блеймана «Великий гражданин» 21 июля 1936 года. — «Киноведческие записки» № 63

СсылкиПравить