Открыть главное меню

«Восто́чная пе́сня» (инципит «Льёт ли тёплый дождь…») — песня 1968 года композитора Давида Тухманова на слова Онегина Гаджикасимова. Одна из немногих песен Тухманова, где написание музыки предшествовало написанию текста. После появления на Всесоюзном радио в передаче «С добрым утром!», песня сделала знаменитым в СССР её первого исполнителя — Валерия Ободзинского. В 2001 году с новой аранжировкой группы «Премьер-министр» песня пережила «второе рождение» и остаётся популярной до сегодняшнего дня.

Восточная песня
Обложка песни Валерий Ободзинский «Восточная песня»
Исполнитель Валерий Ободзинский
Альбом Валерий Ободзинский
Дата выпуска 1969
Дата записи 1968
Язык песни русский
Лейбл Мелодия
Автор Давид Тухманов,
Онегин Гаджикасимов
Трек-лист альбома «Валерий Ободзинский»
«Восточная песня»
(1)
«Девушка»
(2)

Содержание

История созданияПравить

Начало песни

Музыка Давида Тухманова
Слова Онегина Гаджикасимова

Льёт ли тёплый дождь,
Падает ли снег —
Я в подъезде против дома
Твоего стою.
Жду, что ты пройдёшь,
А, быть может, нет,
Стоит мне тебя увидеть —
О, как я счастлив!

Странно и смешно
Наш устроен мир —
Сердце любит, но не скажет
О любви своей.
Пусть живу я и не знаю —
Любишь или нет,
Это лучше, чем, признавшись,
Слышать «нет» в ответ,
А я боюсь услышать «нет».

<...>

В документальном фильме 2009 года «Валерий Ободзинский. Неизвестная исповедь» композитор Давид Тухманов вспоминал о появлении песни:

У меня такая возникла мелодия. Скорее всего, я хотел её услышать в его [Валерия Ободзинского] исполнении. Слов ещё не было, текста не было, и поэт Онегин Гаджикасимов написал слова уже после того, как была готова мелодия. И первый, к кому я обратился, был Валерий Ободзинский. Я не долго думал и не искал исполнителя для этой песни[1].

Примерно то же Тухманов повторил год спустя, в документальном фильме 2010 года «Храм для Онегина. После славы»:

У меня появилась мелодия. Мелодия, которая мне нравилась. И вот на эту мелодию, собственно говоря, и нужно было написать стихи. Я попросил Онегина это сделать. Надо сказать, что он в ту пору, как и мы все, молодые авторы, был одержим идеей создания шлягера[2].

Название появилось спонтанно:

Почему «Восточная»? Тогда не за что было зацепиться, и поэтому я предложил назвать её «Восточная песня». Онегин немножко опешил, не сразу понял, но быстро согласился. Так оно и осталось. Как видите, это название прижилось[2].

Ободзинский, уже певший песни на слова Гаджикасимова, по свидетельству Тухманова, и для автора слов был разумеющимся вариантом:

Нужно было эту песню записать с кем-то из певцов. Возникла фигура Ободзинского — певца начинающего. Нам он всем очень нравился, у него был очень красивый голос, как бы нестандартный[2].

Ободзинский, по собственному свидетельству, сначала не хотел исполнять «Восточную песню», но, согласившись, хотел, как минимум, петь её «по-взрослому»:

А песня, в общем-то, для меня была неинтересная, и я её писал без удовольствия. Был такой момент, когда я на записи с Тухмановым и Гаджикасимовым отказывался от этой песни: ну вот не лежала у меня душа к ней. <…> Я её хотел петь как выдающийся певец, как Том Джонс, а мне тогда было лет ещё мало, я был ещё мальчишкой, и вот мне хотелось её спеть как… ну, такому, уже маститому певцу. А они всё требовали, чтобы я её спел как мальчик, который ещё не целовал девочку. Я возмущался страшно — как я буду петь эту песню первый раз, будто я никого не целовал?! Ну и, в общем, они меня убедили-уговорили. И я вот так именно записал[3].

В 1968 году песня была записана для Всесоюзного радио и прошла в передаче «С добрым утром!». В 1993 году в телепередаче «У Ксюши» Ободзинский так вспоминал об этом:

«Восточная песня» внезапно сделала меня просто популярным певцом. Вот утром я спел эту песню, в передаче «С добрым утром», а вечером я, сам того не ведая и не чувствуя, не знал, что будет бешеный ажиотаж на моих концертах. То есть страшное что творилось[3].

Запись, сделанную для радио, Ободзинский предложил фирме грамзаписи «Мелодия», и в течение одного неполного года, с июля 1969 года по начало 1970 года, песня вышла на шести пластинках[3].

«После буквы л…»Править

 
Оборот конверта гибкой пластинки «Валерий Ободзинский», на которой впервые была записана «Восточная песня». 1969

«Восточная песня», прозвучавшая в радиопередаче «С добрым утром!», не проходила привычный для всех советских песен худсовет, поскольку у этой программы в конце 1960-х годов не было худсовета.

Позже, в 1970 году, песня была рассмотрена худсоветом фирмы «Мелодия». Песня худсовету в целом понравилась, но некоторые члены худсовета усмотрели в словах «В каждой строчке только точки/ После буквы л./ Ты поймёшь, конечно, всё,/ Что я сказать хотел./ Сказать хотел, но не сумел» намёк либо на Ленина, чьё столетие именно в это время готовилась отмечать страна, либо на Брежнева, тогдашнего главу государства, которого звали Леонид Ильич. В итоге песня не прошла худсовет, была запрещена для записи на пластинку и впоследствии была запрещена на телевидении и радио[1][3].

По свидетельству первой жены Ободзинского, Нелли, песня была записана для телевидения, но в советское время на телевидение так и не попала:

«Восточную песню» записали на телевидении в очередном «Огоньке». Но перед эфиром всю программу отсматривал Лапин лично. Когда дело дошло до Ободзинского, он придрался к стихам: «В каждой строчке только точки после буквы „л“…» Казалось бы — безобидно! Но ему пришло в голову задать вопрос: «А кого это имеет в виду Ободзинский? У нас в стране только одно слово начинается на букву „Л“, и это — Ленин! Что за намёки?» И песню тут же вырезали. Только благодаря радио она обрела невероятную популярность в СССР[3].

В 1973 году был снят запрет на грамзапись «Восточной песни», и она появилась в перезаписи первого диска-гиганта Ободзинского[3]. Позже сильному испытанию подверглась уже вся песенная карьера Ободзинского — не в последнюю очередь потому, что председатель Гостелерадио СССР Сергей Лапин, проводя последовательную антисемитскую политику, считал Ободзинского из-за его одесского происхождения евреем[1].

КритикаПравить

Один из самых последовательных и жёстких критиков советской эстрады Сергей Жариков отдавал должное «Восточной песне» и следующему совместному шлягеру Тухманова и Ободзинского — песне «Эти глаза напротив»:

Случилось так, что одна-единственная «Восточная песня» за каких-то полторы минуты сделала знаменитым не только исполнителя, но и её композитора — Давида Фёдоровича Тухманова. Человеку иного поколения, Ободзинскому претила тухмановская «молодёжность», однако композитор настоял тогда на своём, и, как оказалось, игра стоила свеч. И этот сплав утончённой, но, казалось бы, устаревшей манеры певца с элементами бита, который гениальный Тухманов постоянно инкрустировал в вялую советскую песню, в начале 70-х по-настоящему воплотился в бессмертном ностальгическом шедевре Татьяны Сашко «Эти глаза напротив»[4].

«Второе рождение»Править

В 2001 году, через четыре года после смерти Валерия Ободзинского, «Восточная песня» была записана группой «Премьер-министр» в новой аранжировке[5], существенно отличающейся от аранжировки Ободзинского и ещё более «мягкой» интерпретации Вадима Мулермана[6]. Предшественником нового прочтения песни «Премьер-министром» в некотором роде была запись начала 1990-х годов группы «Комиссар»[7], но она отличалась излишней, не свойственной песне, агрессивностью и не получила сколь-нибудь широкой известности.

В том же 2001 году группа «Премьер-министр» приняла участие с «Восточной песней» в финале фестиваля «Песня года», и Давид Тухманов как один из авторов песни получил диплом фестиваля[8]. Ещё живой в то время автор слов Онегин Гаджикасимов на фестивале отсутствовал, поскольку полностью прекратил мирскую деятельность и задолго до этого был пострижен в монашество с именем Симон в Оптиной пустыни.

Успех новой аранжировки «Восточной песни» был столь значительным, что в следующем, 2002 году группа «Премьер-министр» записала альбом с названием-аллюзией к песне — «Поход на Восток», сама песня заняла в альбоме одно из центральных мест.

Новая аранжировка «Восточной песни» стала доминирующей для последующих исполнителей, а «минусовка» перешла в караоке.

После скандального ухода первого состава из группы «Премьер-министр» в 2005 году песню начал исполнять следующий состав[9].

Пародия «О. С. П.-студии»Править

Фрагменты пародии

Пьёшь ли ацетон,
Нюхаешь ли клей —
Всё равно забыть не можешь
О любви своей.
Слушал я попсу,
Децела, Алсу,
Петь не мог, но мучил связки —
О, всё напрасно!

Песню написал
На заборе я —
Дать за эту песню могут
Девятнадцать лет.

<...>

Странно и смешно
Наш устроен мозг:
В нём четырнадцать извилин
В девятнадцать лет.
Две из них — за секс,
Восемь — за любовь,
В двух хранится код подъезда,
Две — зачем? — не знаю.

<...>[10]

После появления интерпретации песни в исполнении группы «Премьер-министр» самый известный в то время юмористический телевизионный проект «О.С.П.-студия» в 2002 году сделал пародию на новое исполнение песни под названием «Группа „Премьер-министр Касьянов“. „Любовная половозрелая“. Альбом „Каляки-маляки“». В пародии недвусмысленно подчёркнут инфантилизм и не самый выдающийся вокал исполнителей[10].

В записи клипа с пародией, в соответствии с количественным составом группы «Премьер-министр», приняли участие четыре актёра — Михаил Шац, Павел Кабанов, Григорий Малыгин и чернокожий статист, имитирующий Питера Джейсона из настоящей группы. Образ, воплощённый Михаилом Шацем, был наиболее близок к цыгану Жану Григорьеву-Милимерову из «Премьер-министра». Григорий Малыгин воплощал условный «сладкий» образ Дмитрия Ланского, а Павел Кабанов совсем отдалённо походил на молдаванина Вячеслава Бодолику[10].

В пародии дважды обыграна одна из самых известных строф песни «В каждой строчке только точки/ После буквы л./ Ты поймёшь, конечно,/ Всё, что я сказать хотел./ Сказать хотел,/ Но не сумел»:

В каждой строчке только точки
После буквы ха,
Так и так вертел я рифму
На конце стиха,
Я так вертел,
Но не сумел[10].

В каждой строчке только точки
Перед буквой ять.
Ты поймёшь, конечно,
Всё, что я хотел сказать.
Я так хотел,
Но не сумел[10].

Так же, как и группа в клипе и концертных выступлениях, пародисты сидели на стульях. Стулья играли важную роль в пародийном клипе: на них качались, с них и с ними падали, сидели на них верхом и пр. В одном из эпизодов пародии четверо участников пересаживались со стула на стул, явно отсылая зрителей к крыловской басне «Квартет» («А вы, друзья, как ни садитесь,/ Всё в музыканты не годитесь»)[10].

ИсполнителиПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 «Валерий Ободзинский. Неизвестная исповедь»
  2. 1 2 3 Документальный фильм «Храм для Онегина. После славы» (2010)
  3. 1 2 3 4 5 6 Валерий Колпаков. Восточная песня (1968—1973)
  4.  ДК ≡ Жариков Сергей. Пустая луна Ободзинского. Часть 2 (о рубцах исчезнувшей советской субкультуры на лице главного её героя). Живой Журнал (13 марта 2015). Дата обращения 13 марта 2015.
  5. «Премьер-министр». Клип к «Восточной песне» (2001)
  6. 1 2 Вадим Мулерман. Восточная песня
  7. 1 2 Группа «Комиссар». Восточная песня
  8. 1 2 Выступление группы «Премьер-министр» в финале фестиваля «Песня года» (2000)
  9. Исполнение «Восточной песни» вторым составом группы «Премьер-министр»
  10. 1 2 3 4 5 6 Пародия «О. С. П.-студии» на клип «Восточная песня» группы «Премьер-министр»
  11. Валерий Ободзинский. Восточная песня
  12. Группа «Весёлые ребята». Восточная песня
  13. «Премьер-министр». Восточная песня (клип, 2001)
  14. Давид Тухманов. Восточная песня (2002)
  15. Дмитрий Колдун и Наталья Рудова. Восточная песня (2008)
  16. «Сливки общества». Восточная песня (2010)

СсылкиПравить