Гадалка (картина Караваджо)

«Гада́лка» — картина Микеланджело Меризи да Караваджо. Существует в двух версиях. Первая хранится в Капитолийских музеях, вторая — в Лувре. Точная датировка картин остаётся предметом дискуссий.

Caravaggio (Michelangelo Merisi) - Good Luck - Google Art Project.jpg
Караваджо
Гадалка. ок. 1594
итал. Buona ventura
Холст, масло. 115 × 150 см
Капитолийские музеи, Рим, Италия
(инв. INV 55)
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе
La Diseuse de bonne aventure, Caravaggio (Louvre INV 55) 02.jpg
Караваджо
Гадалка (вторая версия). ок. 1595
Холст, масло. 93 × 131 см
Лувр, Париж, Франция
(инв. INV 55)
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

ОписаниеПравить

На картине изображён щёгольски одетый юноша, которому гадает по руке цыганка. Оба выглядят весьма довольными друг другом, обмениваясь благосклонными взглядами, хотя простодушный молодой человек не замечает, что гадалка ловко стягивает с него кольцо.

Биограф Караваджо Джованни Пьетро Беллори сообщает, что художник намеренно разыскал на улице подходящую цыганку, чтобы продемонстрировать отказ использовать в качестве модели античную скульптуру, как это было принято в то время:

Когда ему напоминали о знаменитейших статуях Фидия и Гликона, как образцах для учения, он вместо ответа указывал пальцем на толпу людей, говоря, что достаточно учиться у природы. А для подтверждения своих слов зазвал он на постоялый двор проходившую случайно по улице цыганку и написал её, как предсказывает она будущее по обычаю женщин египетского племени. Написал он там и молодого человека, который одну руку в перчатке положил на эфес шпаги, другую же, без перчатки, протянул цыганке, и та внимательно на неё смотрит, и столь чисто выразив правду в обеих полуфигурах, Микеле свои слова этим подтвердил[1].

Данный факт, вероятнее всего, апокрифичен, так как Беллори писал более чем полвека спустя после смерти Караваджо, а другие биографы, знавшие художника лично — Джулио Манчини и Джованни Бальоне, об этом не упоминают, однако он указывает на революционное стремление Караваджо заменить дидактическую теорию изобразительного искусства Возрождения более приближенной к реальности живописью.

«Гадалка» вызвала значительный интерес у римских молодых художников и коллекционеров, однако, согласно Манчини, нищета Караваджо вынудила его продать картину за скромную сумму в восемь скудо. Она вошла в коллекцию богатого банкира и знатока живописи маркиза Винченцо Джустиниани, ставшего впоследствии покровителем Караваджо. Друг Джустиниани кардинал Франческо Дель Монте год спустя приобрёл следующую картину художника — «Шулера», что сделало Караваджо вхожим в дом кардинала. Позднее он написал для Дель Монте копию «Гадалки», внеся в неё ряд существенных изменений. Вместо условного фона первой версии появляется стена, разделённая тенями от оконной створки и занавески, компоновка персонажей становится более плотной и объёмной, освещение — более ярким, одежда — более рельефной. Юноша выглядит моложе и более уязвимым, а гадалка, в свою очередь, менее осторожной и лучше контролирующей ситуацию. Моделью юноши для второй версии картины считается Марио Миннити — сицилийский художник и приятель Караваджо.

«Гадалка» является одной из двух жанровых картин Караваджо, наряду с «Шулерами», и считается более ранней, написанной непосредственно после ухода художника из мастерской Джузеппе Чезари и начала собственной карьеры. Тема картины не является оригинальной. Джорджо Вазари в своих «Жизнеописаниях» упоминает, что один из последователей Франчабиджо, его брат Аньоло, написал вывеску для парфюмерной лавки с «цыганкой, предсказывающей даме будущее в очень грациозной манере»[2].

ПримечанияПравить

  1. «Караваджо Микеланджело Меризи да». Серия «Великие художники». Комсомольская правда/Директ-Медиа. 2014.
  2. Giorgio Vasari. Life of Franciabigio // Lives of the Most Excellent Painters, Sculptors, and Architects (англ.). — 1568.. — «One of Francia’s disciples was his brother Agnolo, who died after having painted a frieze that is in the cloister of S. Pancrazio, and a few other works. The same Agnolo painted for the perfumer Ciano, an eccentric man, but respected after his kind, a sign for his shop, containing a gipsy woman telling the fortune of a lady in a very graceful manner, which was the idea of Ciano, and not without mystic meaning.».