Дитер Феликс Герхардт (англ. Dieter Felix Gerhardt, род. 1 ноября 1935, Берлин, Третий Рейх) — коммодор военно-морских сил ЮАР, командовавший стратегической военно-морской базой Саймонстаун и агент советской разведки. В 1983 году арестован ФБР в Нью-Йорке вместе со своей женой Рут, которая была его связной, и осуждён за шпионаж в пользу СССР. Амнистирован в 1992 году.

Дитер Герхардт
англ. Dieter Gerhardt
Псевдоним «Феликс»
Дата рождения 1 ноября 1935(1935-11-01) (84 года)
Место рождения Берлин, Третий рейх
Принадлежность  ЮАС ЮАР
 СССР
Род войск Флаг ЮАС Военно-морской флот
Флаг СССР Разведка
Годы службы 1956—1983
Звание Коммодор коммодор (до 1983)
Контр-адмирал контр-адмирал (с 1999)
Командовал Флаг ЮАС База ВМФ «Саймонстаун»
Сражения/войны Холодная война
Связи Рут Йор (жена, позывной «Лина»)
В отставке осуждён, освобождён в 1992 году, амнистирован в 1999 году

БиографияПравить

Ранние годыПравить

Родился 1 ноября 1935 года[1] в Берлине[2][3][4] в семье немецкого архитектора, эмигрировавшего в Южную Африку в годы экономической депрессии. Отец Дитера был интернирован в 1941 году как сторонник НСДАП после вступления ЮАР во Вторую мировую войну на стороне антигитлеровской коалиции[5]. В детстве был трудным ребёнком: так, в знак протеста против подобных действий в отношении собственного отца он угнал автомобиль, за что стал фигурантом уголовного дела. Его отец через свои связи (в том числе и через обращение к адмиралу Военно-морских сил Южной Африки Хьюго Бирманну (англ.)) убедил власти не отправлять сына в тюрьму, а направить в армию и приучить его к дисциплине[5][6].

В 1956 году Дитер Герхардт окончил военно-морскую академию в Саймонстауне, в гавани Салданья-Бей, и был награждён Почётным мечом[7][8]. В 1962 году он поступил в школу морских минёров в Портсмуте и прошёл курсы прыжков с парашютом на авиабазе Эбингдон (англ.), а затем был зачислен в состав флота[9]. В 1958 году он женился на англичанке Джанет Коггин (в этом браке у них были дети), однако, несмотря на внешнее материальное благополучие, в глубине души не мог простить властям унижения молодости и дискриминацию как сына эмигранта[5].

Работа на ГРУПравить

В конце 1950-х — начале 1960-х годов Дитер Герхардт занялся шпионажем[6], предложив свои услуги Южно-Африканской Коммунистической Партии. Брам Фишер (англ.) сообщил об Герхардте как об осведомителе коммунистической партии Южно-Африканского Союза в советское посольство в Лондоне[10]. В 1962 году Герхардт, находясь в командировке в Лондоне, предложил свои услуги ГРУ Генштаба Министерства обороны СССР, заявив, что готов бороться против апартеида[5]. Он был завербован, получив оперативный псевдоним «Феликс»[11]. Параллельно Герхардт продолжил службу в ВМС Южной Африки[6]. Как перспективный флотский офицер, Дитер располагал большими связями с будущим президентом ЮАС Питером Ботой и адмиралом Хьюго Бирманном[4][5][12]. Он проходил службу на учебной базе британского флота Коллингвуд, а также на крейсере «Тенби», откуда передавал засекреченную информацию о британском корабельном вооружении Советскому Союзу[8]. Так, он раскрыл информацию о британских и американских зенитных ракетах типа Sea Cat и Sea Sparrow[13], а также передал большое количество материалов о грядущих учениях и перевооружениях блока НАТО[5]. Главным достижением советской разведки, связанным с Герхардтом, стало раскрытие данных о французской ракете Exocet[14]. Согласно заявлениям специалиста служб безопасности и журналиста Чапмана Пинчера (англ.), в 1960-е годы Герхардт разузнал данные о баллистических ракетах «Поларис», размещавшихся на АПЛ типа «Резолюшн», и даже пытался завербовать кого-то из членов экипажей этих субмарин[15].

В 1966 году Джанет Коггин поняла, что её муж занимается шпионской деятельностью[16][17]. Однако Коггин опасалась, что её мужа казнят и оставят детей без отца. Со слов Коггин, однажды муж поставил перед ней ультиматум: или она станет шпионкой, или они разведутся. Коггин предпочла развод и в том же году развелась, уехав жить в Ирландию, но ещё долгое время считала, что за ней шпионят советские спецслужбы[16]. В 1999 году она выпустила мемуары «Жена шпиона» (англ. The Spy's Wife)[17]. А в 1968 году на Рождество Дитер Герхардт в швейцарском Клостере познакомился со своей второй женой Рут Йор, дочерью рабочего фармацевтической компании и модистки-шляпницы[12]. Рут работала секретарём швейцарского адвоката[12][5]. Они поженились в 1969 (по другим данным, в 1973 году), а Рут приняла гражданство Южно-Африканского Союза. Она владела английским, немецким, французским и итальянским языками, а вскоре изучила африкаанс. В браке Рут и Дитера родился сын Грегори, которого Дитер назвал в честь одного из своих московских знакомых по имени Григорий[12]. По мнению Чапмана Пинчера, Рут успели завербовать спецслужбы ГДР после знакомства с Герхардтом[18]; сам Герхардт утверждал, что правду о своей работе рассказал ей после свадьбы, а Рут отреагировала на это совершенно спокойно и поддержала его начинания[19]. Вскоре после свадьбы они прибыли в Москву, где прошли инструктаж: Рут стала агентом ГРУ под псевдонимом «Лина»[10]. Она играла большую роль в получении информации: на совещаниях с Питером Ботой часто проводились обеды, устраиваемые женой президента, на которых присутствовали и сам Дитер, и Рут. Во время бесед об обществе и политике Рут порой умела переводить разговор в нужное русло, чтобы получить нужную информацию[12]. Не раз она приезжала в Швейцарию, чтобы навестить мать, и там на встрече в советском посольстве передавала сотрудникам собранные Дитером материалы[12]. С подачи «Лины» Дитер совершал множество путешествий под предлогом посещения её родственников в разных странах мира[12]. Для записи информации использовалось особое устройство, работавшее на нескольких скоростях, которое подключалось к радиоприёмнику. В определённое время Рут включала приёмник, откуда доносился сигнал пароля, а затем шёл визг: записав визг, Рут меняла скорость записи и могла услышать чёткий сигнал в азбуке морзе. Записав их, она доставала шифроблокнот, в котором проявлялся под воздействием химических реактивов текст, и расшифровывала всё сообщение[12].

 
Военная база в Саймонстауне, 2006 год

В 1968 году Герхардт занимал должность военно-морского атташе при посольстве Южной Африки в Лондоне[2]. В 1970-е годы он стал офицером связи в роте обороны, сотрудничавшей с оружейной компанией Armscor (англ.)[20]. В 1972 по 1978 годы он был офицером при штабе вооружённых сил Южной Африки в Претории и имел тем самым доступ к засекреченной информации сухопутных войск и авиации ЮАР, а также к планам, касавшимся ведения войны против Намибии. По его словам, он раскрыл информацию о сотрудничестве Южной Африки с Израилем (англ.) и в 1975 году передал часть этой информации в СССР[21][22], в том числе и о ракетах типа «Иерихон»[8]. В 1975 году он был назначен командиром стратегически важной военно-морской базы Саймонстаун по материально-техническому обеспечению, которую ранее использовал флот Великобритании[2][3]. База находилась на стыке пригородов Кейптауна, Констанции и Мюйзенберга. Таким образом, Герхардт получил доступ абсолютно ко всем отчётам военно-морской разведки Южной Африки, к секретной базе слежения Сильвермайн под Кейптауном[23] и ко всем техническим характеристикам оружейных систем. Ценность «Феликса» и «Лины» для ГРУ выросла многократно: в подчинении Герхардта было около 3 тысяч рядовых матросов, офицеров и вольнонаёмных, а полученная им аппаратура электронного слежения (американская и японская) позволяла наблюдать за кораблями и самолётами в Южной Атлантике[24] и улавливать сигналы с советских кораблей в Тихом океане[5]. По служебным обязанностям он отвечал и за строительство южно-африканского флота[12][5]. Во время Фолклендской войны Герхардту фактически была предоставлена вся информация о британском флоте в Южной Атлантике. Отдельные персоналии заявили, что отказ Великобритании от этой базы был опрометчивым решением, который не только осложнил ведение боевых действий на море[3], но и создал предпосылки для того, что Герхардт передаст всю информацию о британском флоте на Фолклендах в руки советского руководства[9][25]. Адмирал британского флота лорд Питер Хилл-Нортон (англ.) публично опровергал подобные слухи, но вёл слежку за коммодором и всеми моряками британского флота, когда-либо общавшимися с ним[26].

Всего на протяжении свыше 20 лет Дитер Герхардт передавал информацию в СССР, а также пять раз нелегально там побывал, из них два раза с женой в 1972 и 1976 годах[27][28]. ГРУ выплатило ему суммарное вознаграждение за все операции в размере 800 тысяч швейцарских франков (по другим данным, за каждую операцию Герхардт получал сумму до 250 тысяч долларов США)[4], хотя руководство прекрасно знало, что стимулом для Герхардта были не деньги, а собственные убеждения[29]. Связь с Рут Герхардт поддерживал разведчик-нелегал ГРУ, полковник Виталий Васильевич Шлыков[5]. Рут и Дитер вместе побывали в Москве, Ленинграде и Загорске, посетили Большой театр, театр кукол Образцова, Эрмитаж; отдыхали в Одессе, Сочи и Крыму[12]. В Южной Африке они привыкли отмечать и советские праздники у себя дома[12]. В доме, где проживали Герхардты (он находился рядом с домом Питера Боты), были персидские ковры и многочисленные картины. Сам Дитер Герхардт говорил знакомым, что заработал себе на жизнь благодаря небольшому наследству от матери-немки, а также благодаря ставкам на скачках[4].

Арест и тюрьмаПравить

В конце 1982 года Герхардт встретился с министром обороны ФРГ Манфредом Вернером, а накануне нового 1983 года прибыл в США на краткосрочные курсы по управлению и бизнесу в университет Сиракьюз, где собирался получить степень по математике[12][8]. Его друг Джимми предложил на выходные отправиться в Нью-Йорк, но в гостинице 25 января Дитера арестовали агенты ФБР. 11 дней допрашивали южноафриканского коммодора[7], и только под угрозой убийства жены и ребёнка Дитер вынужден был сознаться и рассказать всё о своей деятельности (в том числе и о связнике «Михаиле Николаеве», с которым должен был встретиться на обратном пути из США в Цюрих). «Михаилом Николаевым» оказался Виталий Шлыков, известный и под кличкой «Боб»[11]. 25 января Шлыкова, как и Рут Герхардт, также арестовали[30][31], а в доме матери Рут провели обыск, изъяв оставленные дочерью на хранение микроплёнки и фальшивые паспорта (сам радиопередатчик, которым якобы пользовались Герхардты, не был найден)[12], а также 100 тысяч долларов США, которые он собирался выплатить Рут[30][29][31]. Советская разведка была потрясена подобным провалом[5].

ГРУ предприняло меры, чтобы добиться освобождения Шлыкова, которому пришлось провести около двадцати месяцев в швейцарской тюрьме (его приговорил к 3 годам тюрьмы за шпионаж)[30]. После освобождения он вылетел в Прагу, где его встретили коллеги по специальной службе. Генерал армии Пётр Ивашутин вскоре выяснил, чья вина была в провале: виновниками были генерал-майор ГРУ Дмитрий Поляков, которого завербовали в 1961 году в ЦРУ (он имел на руках досье на Герхардта), и подполковник Первого главного управления КГБ СССР Владимир Ветров (собственно, именно он выдал Герхардта)[32][33][34], завербованный французской разведкой. Хотя Полякова и Ветрова расстреляли в 1986 и 1985 годах соответственно как государственных изменников, но спасти Дитера и Рут было не в силах советских властей[5].

26 января 1983 года Питер Бота объявил на пресс-конференции об аресте Дитера Герхардта[35], а 15 сентября начался суд[2]. Герхардтов допрашивали в камере предварительного заключения в здании Верховного суда Кейптауна (англ.), угрожая им смертной казнью через повешение за государственную измену[26]. Герхардт не признавал свою вину в государственной измене и называл себя борцом против апартеида, утверждая, что по этой причине работал на разведку[29][36] некоей третьей страны, которая не была противником Южной Африки[19]. Первая жена Дитера Герхардта, Джанет Коггин, называла его типичным сторонником апартеида[16] и говорила, что он просто мстил южноафриканским властям за то, что те дурно обращались с его отцом, убеждённым сторонником нацистов[25]. Рут же пыталась оправдать Дитера, утверждая, что он действительно был двойным агентом, но работал на южноафриканскую разведку[37]. Следствие установило, что «Феликс» и «Лина» передали советской разведке критически важную информацию о британском и французском ракетном морском вооружении (ракеты Seacat, Sea Sparrow и Exocet), а также о кораблях ВМС Южной Африки — в частности, о трёх подводных лодках типа «Дафне», которые вели слежку за советскими судами, проходящими у южной оконечности Африки[3]. Пресса ЮАР с возмущением писала о том, что коммодор Герхардт выдавал государственные тайны одну за другой Советскому Союзу, и сравнила его деятельность с работой Кима Филби, назвав нанесённый Герхардтом ущерб НАТО одним их самых чувствительных со времени начала Холодной войны[12].

Судья Джордж Мьюнник 31 декабря 1983 года вынес приговор: Дитер Герхардт как государственный изменник был приговорён к пожизненному лишению свободы, а Рут Герхардт как пособница — к 10 годам тюрьмы[12][5][38]. По словам судьи, только тот факт, что никто из солдат вооружённых сил ЮАР не погиб, спас Герхардта от смертной казни (англ.)[19]. Рут отбывала наказание с Барбарой Хоган (англ.) и другими противниками апартеида[19]. В 1988 году она просила президента Питера Боту о помиловании для всех политзаключённых, но судья Ричард Голдстоун в этом отказал[39]. В 1989 году ходили слухи о том, что Герхардта могут обменять на кого-то из арестованных западных шпионов, но обмен не состоялся[40].

ОсвобождениеПравить

В 1990 году президентом стал Фредерик де Клерк, который пошёл на решительный шаг и отменил апартеид, разрешив деятельность Африканского национального конгресса и освободив политзаключённых. На свободу вышел и будущий президент Нельсон Мандела, а в том же году Рут Герхардт также была освобождена и уехала в Швейцарию[41]. Впрочем, её муж остался в тюрьме. 22 января 1992 года его посетила делегация Африканского национального конгресса, разыскивая кого-либо из состава вооружённых сил ЮАР, кто мог бы помочь им провести переговоры с Национальной партией[42]. В освобождении Дитера Герхардта сыграл главную роль президент России Борис Ельцин, который подал просьбу президенту ЮАР Фредерику де Клерку во время встречи с ним в Москве[8][11][37][42][43]. Проблема была в том, что Дитер Герхардт не попадал непосредственно под амнистию, поскольку всё же не входил в запрещённый АНК, хотя с просьбами о помиловании обращались в разное время Хелен Сазман и Нельсон Мандела[44][45].

27 августа 1992 года Дитер Герхардт по личному распоряжению президента Фредерика де Клерка как политический заключённый, работавший на СССР в интересах ослабления режима апартеида, был освобождён из тюрьмы[5][12]. Это решение приветствовал министр обороны ЮАР Магнус Малан, сказав, что это будет первым шагом на пути к восстановлению дипломатических отношений между Россией и Южно-Африканской Республикой[46]. Окончательно Дитер Герхардт был амнистирован в 1999 году[47] с восстановлением в звании контр-адмирала[48]. Дитер Герхардт и по сей день не признаёт себя шпионом, угрожавшим безопасности блока НАТО, или государственным изменником ЮАР, утверждая, что просто боролся против режима апартеида[49].

Скандал с ядерным оружиемПравить

 
Ядерный центр «Пелиндаба», 2006 год

Согласно словам Дитера Герхардта, руководство США и СССР встречались в 1978 году с целью обсуждения ядерной программы Южной Африки, и на встрече советская делегация предложила совершить нападение на ядерный центр «Пелиндаба (англ.)»[50]. В феврале 1994 года Герхардт рассказал Дезмонду Блоу, работавшему в газете Johannesburg City Press, что инцидент Вела, известный также как операция «Феникс», был испытанием ядерного оружия, проведённым совместно Южной Африкой и Израилем[51]. Герхардт утверждал, что не имел официальных подтверждений о факте ядерных испытаний, но детали проведения этих испытаний не был готов сообщить[51]. В марте он дал интервью Дэвиду Олбрайту и заявил, что в испытаниях не участвовали корабли ВМС Южной Африки, но отказался предоставить дальнейшие детали[51]. Мнение о показаниях Герхардта неоднозначное: журнал «Popular Mechanics» заявлял, что если бы Герхардт был более надёжным источником разведки, тайну инцидента Вела удалось бы раскрыть[52]; в то время как другие авторы относятся к представленной Герхардтом информации с большим доверием, что подтверждается рассекреченными в 1990-е годы документами[53].

ПримечанияПравить

  1. Trahair, 2004, p. 89.
  2. 1 2 3 4 New York Times, 1983.
  3. 1 2 3 4 UPI, 1983.
  4. 1 2 3 4 Time, 1983.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Терещенко, 2015.
  6. 1 2 3 Malan, 2006, p. 306.
  7. 1 2 Stirling, 1984, p. 4.
  8. 1 2 3 4 5 Trenear-Harvey, 2009, p. 71.
  9. 1 2 Rusbridger, 1991, p. 127.
  10. 1 2 Sanders, 2006, p. 192.
  11. 1 2 3 Пиляцкин, 2005.
  12. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Дамаскин, 2001.
  13. West, 2010, p. 120.
  14. Stirling, 1984.
  15. Polakow-Suransky, 2010, p. 84.
  16. 1 2 3 Cook, 1999.
  17. 1 2 Coggin, 1999.
  18. Pincher, 1987.
  19. 1 2 3 4 Pretorius, 2011.
  20. Malan, 2006, p. 308.
  21. Polakow-Suransky, 2010, p. 88.
  22. McGreal, 2010.
  23. Younghusband, 1983, p. 3.
  24. Parks, 1987.
  25. 1 2 Trahair, 2004, p. 90.
  26. 1 2 Hill-Norton, 1983, p. 5.
  27. Павлов, 1998.
  28. Stirling, 1984, p. 6.
  29. 1 2 3 Meyer, 2009.
  30. 1 2 3 The Telegraph, 2011.
  31. 1 2 Stirling, 1984, p. 1.
  32. Weiss, 2008.
  33. Reynolds, 2009.
  34. Trahair, 2004, p. 319.
  35. Kalley, Schoeman, Andor, 1999, p. 480.
  36. Polakow-Suransky, 2010, p. 80.
  37. 1 2 Claassen, 1992.
  38. Kalley, Schoeman, Andor, 1999, p. 487.
  39. AP-1988.
  40. The Pittsburgh Press, 1989, p. 7.
  41. Orlando Sentinel, 1990.
  42. 1 2 ANC, 1992.
  43. AK2444.
  44. Suzman, 2009.
  45. Daily Report, 1990, p. 35.
  46. Malan, 2006, p. 311.
  47. Truth and Reconciliation Commission, 1999.
  48. Rice, 2010, p. 175.
  49. SAPA-1992.
  50. Albright, 1994, p. 37.
  51. 1 2 3 Albright, 1994, p. 42.
  52. Wilson, 1997, p. 48.
  53. Liberman, 1994, p. 3.

ЛитератураПравить

На русскомПравить

На английскомПравить

На других языкахПравить

СсылкиПравить

На русскомПравить

На английскомПравить

На других языкахПравить