Греки Приазовья

Приазовский грек в традиционном костюме

Греки Приазовья (греч. Έλληνες της Αζοφικής) — третья по численности этническая группа Донецкой области и крупнейшая община компактно проживающих греков на территории всего постсоветского пространства[1].

Первые греческие поселения возникли в Приазовье в 1780-х годах. По Кючук-Кайнарджийскому мирному договору 1774 года Крымское ханство становилось независимым от Османской империи.

В языковом отношении приазовские греки делятся на две отличные друг от друга группы: румеи, которые общаются румейским диалектом греческого языка и урумы, язык которых относится к группе тюркских языков. В современном Приазовье греки-румеи и греки-урумы проживают отдельно. Ещё в Крыму в среде греков происходили сложные этнические процессы, которые привели к формированию двух различных в языковом отношении субэтнических групп — румеев и урумов. Румеи говорят на диалекте, близком к новогреческому языку, а урумы — на тюркском диалекте.

Оба слова означают одно и тоже, дословно "римляне" — в значении византийцы (самоназвание населения империи, а позже и соответствующей культурной общности).

Исследователи до сих пор не определились полностью по вопросу происхождения каждой из этих групп. Так, например, одни исследователи считают часть румеев прямыми потомками древнегреческих колонистов, и эллинизированного местного населения скифов, меотов, тавров и других. Другие ученые уверены в том, что формирование румейской группы осуществлялось за счет различных волн миграции из Малой Азии и Балкан в течение VIXVII веков. Происхождение урумов связывают с языковой ассимиляцией части местного населения крымскими татарами, в результате чего христианское население Крыма перешло на тюркские диалекты, сохранив своё самосознание. Несмотря на языковые различия, сохранились до сих пор обе группы — румеи и урумы — имеют много общих черт материальной и духовной культуры, общее греческое самосознание и православную веру, что позволяет их рассматривать как единый этнос.

Переселение греков из КрымаПравить

Перед российским правительством встал вопрос заселения и освоения новых владений в Приазовье. Несколько веков подряд эти огромные степные пространства часто создавали опасность для Русского государства со стороны крымских татар и ногайцев. Поэтому императрица Екатерина II решила заселить колонистами из Крыма огромные пустынные пространства. До прихода в Приазовье переселенцев из Крымского полуострова местность оставалась малозаселенной, а земли — необрабатываемыми. С окончанием войны в 1774 году переселения греков из Крыма было возведено в ранг государственной политики. Основными мотивами — укреплением южных границ империи и подрывом экономического могущества ханства — способствовало бы скорейшему присоединению Крыма к России. Переселение организовывали Г. А. Потёмкин, П. А. Румянцев, А. В. Суворов, под личным контролем императрицы Екатерины Второй.

28 июля 1778 года под руководством митрополита Готского — Кафайского Игнатия начался вывод из Крымского ханства к России: христиан — всего 31 386 человек, среди них греков — 18 408 человек, армян — 12 598 человек, грузин — 219 человек, валахов — 161 человек. Руководил переселением командующий Крымским корпусом генерал-поручик А. В. Суворов. Расходы по перевозке имущества в дальнейшем российское правительство брало на себя с возвращением в казну затраченных средств через 10 лет, как и поставки переселенцев продовольствием на первый год, скотом, посевным зерном, сельскохозяйственными механизмами, строительным лесом. К 8 сентября 1778 года через Перекоп прошло более 17 500 человек. Согласно докладу Суворова, в середине сентября переселены в Азовскую губернию 31 098 душ, из них 18 394 грека[2].

На зиму 1778-1779 годов греки Крыма были временно размещены (в том числе и в карантинных целях) в Екатеринославском и Бахмутском уездах — по обоих берегам реки Самары, в районе Самарского Пустынно-Николаевского монастыря: зимовка была очень тяжелой (неустроенность быта, большая скученность населения, нехватка топлива и продуктов, болезни), в связи с чем количество переселенцев сократилась до 30 233 человек по состоянию на 1 января 1779 года. Греки просили у императрицы выдать им земли здесь же — на берегу Днепра между реками Орелью и Самарой, однако им было отказано, поскольку эти земли уже давно были заселены и свободного места не было.

Сначала им предложен для заселения участок в Мариенпольском уезде (район современного города Павлоград, Днепропетровская область), однако греки отказались из-за нехватки леса и пресной воды. 21 мая 1779 года императрица Екатерина II, не дожидаясь окончательного выбора самих греков, дарила грамоту, согласно которой «переселенцам из Крыма дарились привилегии и свободы», в том числе полное освобождение от военной службы, от уплаты налогов на десять лет, создание выборного органа самоуправления, а за митрополитом Игнатием сохранялись его чины и самостоятельность церковного управления. В грамоте будущий город Мариенполь именовался «Марианополь», вероятно ошибочно. На плане, утверждённом лично императрицей Екатериной II, от 20 октября 1779 года название записано как «город Мариу-поль, Выгонная земля города Мариу-поля». 29 сентября 1779 наместником императрицы в южных губерниях князем Г. А. Потёмкиным выдан ордер, по которому крымским грекам отводилась территория Павловского (Мариупольского) уезда Азовской губернии, а город Павловск при этом получал название Мариуполь.

Досоветский периодПравить

В 1807 году российское правительство создало Мариупольский греческий округ, бывший, по сути, автономной административной единицей, где жили исключительно греки, в то время, когда сама Греция была лишь окраиной Османской империи. На своей новой родине греки занимались преимущественно скотоводством и земледелием. В 1859 году российское правительство отменило автономию греческого округа и позволило селиться здесь украинским и русским, что было связано с индустриализацией региона, а следовательно необходимостью увеличения численности жителей для работы на заводах и фабриках.

Усиление контактов с украинцами и русскими способствовало диалогу культур, но одновременно подрывало культурную самобытность греков, в связи с переходом на русский язык, который царил в общественной жизни. Тем более, что ещё в Крыму греки потеряли традиции письменности, а их диалекты функционировали только как разговорные. Национальная интеллигенция формировалась, обучаясь в российских и русскоязычных учебных заведениях.

Однако ряд греков Приазовья сумели реализовать себя в рамках российского и украинского культурного пространства. Среди них — выдающийся художник Архип Куинджи, киевский губернатор в 1839—1852 годах, общественный деятель, учёный Иван Фундуклей, первый ректор Харьковского университета Василий Каразин, просветитель, педагог, учёный и общественный деятель, основатель первой в Мариуполе гимназии Феоктист Хартахай, историк, искусствовед, член-корреспондент Российской академии наук Дмитрий Айналов и т. д.

Однако греки Приазовья оставались более многочисленными, чем другие греческие общины на Украине, и проживали компактно в сельской местности, что помогло им противостоять ассимиляционным процессам. Если большинство городского греческого населения Нежина и Одессы до конца XIX века, после ликвидации самоуправленческих институтов рассеялась, или эмигрировала в Грецию, то греки Приазовья сохранили свою самобытность. Вот почему в XX веке именно им суждено играть определяющую роль в историческом развитии греческой диаспоры Украины.

Советский периодПравить

В 1920-е годы в СССР был взят курс на развитие национальных языков и народов — так называемая политика коренизации. В Приазовье были выделены 3 национальных греческих района: Сартанский, Мангушский и Великоянисольський, которые были формами административно-территориальной автономии. В эту пору получили развитие греческая национальная школа, театр, пресса, литература: приазовские греки издавали газету «Колехтивистис», основоположником национальной румейской поэзии стал Георгий Костоправ; в Мариуполе был открыт греческий театр, а в селах открылись школы с преподаванием на греческом языке.

 
Женщины в традиционной греческой одежде

Однако процесс в значительной мере тормозили отсутствие учителей специалистов по греческому языку, и учебников для преподавания. Что самое трагичное — единственным литературным и разговорным языком всех греков СССР, в том числе и приазовских румеев, была признана димотика — разговорная форма новогреческого языка. Урумам вообще предлагалось считать родным языком крымскотатарский язык. Поэтому обучение в школах велось новогреческим языком, а не родными румейским или урумским. При этом новогреческий был не совсем понятный ни ученикам, ни даже самим учителям, в то время как по-гречески преподавали все предметы школьной программы. Поэтому родители предпочитали отдавать детей в русские школы. Так в 1929 году на национальных языках обучалось только 26,5 % греческих детей. Греческие же поэты основном писали на родных диалектах, но на письме использовали или кириллицу, или приспосабливали классическую греческую азбуку.

Впрочем в 1938 году начался процесс свёртывания политики коренизации. Национальные греческие школы и культурно-просветительские учреждения закрыты, ликвидированы национальные районы и сельсоветы. Многие этнические греков подвергались репрессиям, поскольку рассматривались как потенциальные враги советской власти (см. Греческая операция НКВД, Депортация понтийских греков)[3][4][5]. Только в 19371938 годах в Донецкой области было репрессировано около 22 тысяч греков (6,6 % в общей массе репрессированных в СССР за этот период). Репрессирован НКВД был даже греческий посол в СССР[6].

Однако большинство искренне верило в коммунистическую идеологию. Судьбы их сложились по-разному. Например, Паша Ангелина — первая женщина-трактористка, организовавшая женскую тракторную бригаду, неоднократно избиралась депутатом Верховного Совета СССР, дважды награждена званием Героя социалистического труда. Признание советского руководства получил и Григорий Бахчиванджи — лётчик, прославившийся в годы Великой Отечественной войны, испытатель первого реактивного самолета, который трагически погиб в 1943 году. Инженер-испытатель, разработчик уникального двигателя танка Т-34 Константин Челпан[7] был репрессирован и погиб в сталинских застенках.

Относительная либерализация общественной жизни 1950-х — начале 1960-х, именуемая в современной историографии хрущёвской оттепелью, прекратила волны террора и репрессий, однако возвращение к демократическому решению национального вопроса не произошло. Считалось, что в СССР уже сформировалась новая национальная общность — советский народ. Национальные же различия рассматривались как несущественные и временные. Как следствие произошло значительно сокращение численности приазовских греков и особенно греков, которые считали греческий язык родным. Так, в 1926 году на Украине проживало 104 500 греков, из которых 83 % считало греческий язык родным. В 1989 году из 98 500 украинских греков греческий язык в качестве родного назвали только 18,5 %[2].

В это время национальную эллинскую культуру на территории Приазовья продолжали творить поэты Антон Шапурма, Леонтий Кирьяков, Григорий Данченко, художники Лель Кузьменко и Валентин Константинов, фольклорист Эдуард Хаджинов, руководитель фольклорного коллектива «Сартанские самоцветы» Мария Гайтан, краевед Степан Темир и т. д.

Независимая УкраинаПравить

По данным переписи 2001 года на Украине насчитывается 91 500 (на самом деле эта цифра достигает порядка 250—300 тыс.; число 91,5 тыс. объясняется тем, что в советский период многие греки записывали себя и своих детей украинцами или русскими, нередко даже изменяя фамилию на соответствующий русский или украинский эквивалент) этнических греков, подавляющее большинство которых — 77,5 тысяч человек (на самом деле около 220—240 тыс.[источник не указан 442 дня]) — проживают в Донецкой области. Только 6,4 % греков Украины указали, что считают родным языком греческий, остальные назвали родным языком русский[8].

Закон Украины «О национальных меньшинствах» в статье 1 гарантирует гражданам республики независимо от их национального происхождения равные политические, социальные, экономические и культурные права и свободы, поддерживает развитие национального самосознания и самовыражения[9]. На независимой Украине созданы многочисленные местные греческие общества, в 1995 году объединенные в Федерацию греческих обществ Украины с центром в Мариуполе, которая сегодня объединяет 102 греческих общества из 19 областей Украины. В частности, в Донецкой области ведущими обществами являются Донецкое общество греков имени Федора Стамбулжи и Мариупольское городское общество греков. ФГОУ относится к периферии стран бывшего СССР всемирного Совета греков зарубежья.

С 1998 года широкую социальную программу осуществляет в Приазовье Центр исследования и развития греческой культуры стран Причерноморья «Мавре Таласса». Это, прежде всего, несколько медико-гуманитарных программ, в рамках которых открыты и финансируются должности медсестёр в тех населенных пунктах Приазовья, где отсутствовали какие-либо медицинские работники. С 2000 года в греческие села Приазовья начала выезжать мобильная бригада, оснащенная аппаратом УЗИ, кардиографом и другой современной медтехникой. В сентябре 2001 года на базе городской больницы № 2 города Мариуполь был открыт временный медицинский центр, а в сентябре 2003 года сдан в эксплуатацию дом Греческого медицинского центра «Гиппократ», который оказывает квалифицированную консультативную и медикаментозную помощь многонациональному населению Приазовья.[10]

Выдающимися событиями культурной жизни греков Приазовья и всего Донецкого края является проведение эллинского фестиваля — Международный фестиваль греческой культуры «Мега Юрты» им. Д. Патричи — и Фестиваль греческой песни имени Тамары Кацы.

16 апреля 2008 года в Мариуполь как центр эллинизма на Украине с двухдневным визитом прибыл Президент Греческой Республики Каролос Папульяс[10].

Во время своего визита он принял участие в торжественном открытии культурно-просветительского центра «Меотида», а также Института украинско-греческой дружбы на базе Мариупольского гуманитарного университета[11]. Это единственный в Европе, кроме Греции и Кипра, институт, где греческий язык, культуру и историю Греции и греков Украины изучают как первую дисциплину.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

ИсточникиПравить