Открыть главное меню

Даниэль Штайн, переводчик

«Даниэль Штайн, переводчик» — роман Людмилы Улицкой (2006), ставший бестселлером[1] и получивший российскую литературную премию «Большая книга» за 2007 год. Основан на истории жизни Освальда Руфайзена.

Даниэль Штайн, переводчик
Автор Людмила Улицкая
Жанр роман
Язык оригинала русский
Оригинал издан 2006

СюжетПравить

Роман повествует о необычной судьбе еврея Даниэля Штайна, ставшего католическим священником. Необычно построение романа, являющееся композицией писем и разговоров людей, тем или иным образом связанных с Даниэлем, и его самого. В книге рассказ идет не от автора, а от действующих лиц, в их письмах, рассказах, дневниках, беседах, документах и прочее. Есть несколько линий, которые иногда связаны между собой, но всегда связаны с главным героем. Несмотря на то что основная сюжетная линия в складывается из событий, происходящих вокруг маленького католического прихода в Иерусалиме, а герои постоянно обсуждают темы отношений иудаизма с христианством, книга не про религию, а про человеческие отношения. И замысел автора в заголовке «Переводчик» не только про переводы главного героя с немецкого на польский, а про необходимость нахождения общего языка между людьми: евреями и арабами, христианами и иудеями, отцами и детьми, мужьями и жёнами.

ОтзывыПравить

Обозреватель Елена Дьякова охарактеризовала главного героя как «классического» героя Улицкой: «Проза Людмилы Улицкой, осмысленная и согретая четкой системой ценностей, тоже стоит на плечах героев. Тем и сильна. Сонечка, Медея и профессор Кукоцкий — люди того же карасса, что Даниэль Штайн, католический священник в Израиле, настоятель невообразимо бедного храма Илии-у-источника, страстотерпец и бессребреник, осенённый „таинственным весельем, — ни цены ему нет, ни смысла“. Переводчик — между евреями и арабами, немцами и русскими, католиками, православными и протестантами, христианами и иудеями, отцами и детьми. Между небом и землёй, в конечном итоге»[2].

Рецензируя роман в «Коммерсанте», обозреватель Анна Наринская объяснила его популярность тем, что книга написана «простым до ватности, одинаковым по всей длине текста языком» и трактует об «абсолютно хорошей» фигуре, «интересной на любом уровне подробности»[1]. Наринская отметила также переизбыток традиционных для прозы Улицкой подробно прописанных персонажей[3]. Другой рецензент «Коммерсанта» посчитал, что образу «святого человека» Даниэля «недостаёт стилистического блеска» и запоминается он «главным образом тем, что вместо сутаны носил старый свитер»; книга в очередной раз доказывает, что «написать положительного героя гораздо труднее, чем отрицательного»[4].

Темы сосуществования людей различных религий, веротерпимости и взаимного уважения, рассуждения о взаимном проникновении иудаизма и христианства, богоискательство и богословские рассуждения католического священника, еврея по происхождению и иудея по воспитанию, вызвали негативную реакцию ряда читателей и критиков. Отстаивающий православные взгляды писатель Сергей Козлов высказал мнение, что книга «Даниэль Штайн» стилистически слабая и с художественной точки зрения спорная[5]. Английский перевод книги (2011) был отрицательно отрецензирован в Washington Post, где Улицкую упрекнули в недостаточном уважении к трагедии холокоста[6]. Писатель и драматург Нина Павлова пишет[7], что с её точки зрения книга антихристианская и содержит грубые ошибки в толковании христианства. Известный[кому?] литературный критик Капитолина Кокшенева, заведующая отделом культуры журнала «Москва», в своём отзыве утверждает, что в книге использованы «мошеннические приёмы уничтожения неудобного».[8]. Негативные суждения содержатся в отзывах Екатерины Репьевой[9], писателя и поэта Демьяна Фаншеля[10], и других критиков[каких?].

Писатель, в прошлом главный редактор журнала «Грани», Юрий Иосифович Малецкий, говоря о романе, отмечает, в частности, художественные недостатки (отсутствие речевой дифференциации), и указывает на невероятно запутанные и ошибочные по мнению Малецкого представления главного героя о христианстве — предмете всей его жизни, в то же время убеждённого, что его суждения ясны и неопровержимы[11]. Ю. И. Малецкий впервые нарушил собственное табу, когда не смог смолчать «о своих собратьях по перу», оформив ответ на произведение Л. Е. Улицкой в качестве романа о романе «Случай Штайна: любительский опыт богословского расследования»[12].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Ъ-Газета — Роман о хорошем человеке
  2. Большой книгой названо житие (рус.), Новая газета - Novayagazeta.ru. Дата обращения 10 октября 2018.
  3. «мудрые, много пережившие, но все ещё подтянутые старухи в хороших туфлях и тоже много пережившие и оттого озлобившиеся железобетонные старухи в смятых тапках, мечущиеся сорокалетние разведенки и перепуганные сорокалетние невесты»
  4. Ъ-Газета — Книги за неделю
  5. Сергей Козлов: «Писатели далеко ушли от слова „Писание“» Архивная копия от 21 июля 2012 на Wayback Machine. Интервью Светлане Поливановой на сайте Информационно-просветительского портала ХМАО Югры
  6. Book World: ‘Daniel Stein, Interpreter’ reviewed — The Washington Post
  7. Павлова Н. А. Антихристианская книга. Размышления православной христианки над книгой Л. Улицкой «Даниэль Штайн, переводчик» Архивная копия от 10 января 2010 на Wayback Machine, Журнал «Благодатный огонь», 4 мая 2009 года.
  8. Капитолина Кокшенева. Дыра нового атеизма. О романе Людмилы Улицкой «Даниэль Штайн, переводчик» 24.04.2009.
  9. Екатерина Репьева. Литература как оружие глобализма. О романе Людмилы Улицкой «Даниэль Штайн, переводчик», РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ.
  10. Демьян Фаншель «Даниэль Штайн»: Ересь перевода? «ДИКОЕ ПОЛЕ» № 11, 2008.
  11. Малецкий Ю. И. Роман Улицкой как зеркало русской интеллигенции, «Новый Мир» 2007, № 5.
  12. Малецкий Ю. И. Случай Штайна: любительский опыт богословского расследования. Континент (2007). Дата обращения 21 января 2016.

СсылкиПравить