Открыть главное меню

Акхит (угарит. 'aqht) — герой угаритского мифо-эпического цикла, охотник, богоборец.

Акхит
'aqht
AQHAT.png
Мифология западносемитская
Местность Угарит
Пол мужской
Занятие охота
Отец Данниилу
Сестра Пугату
Связанные персонажи Данниилу, Пугату, Анату, Балу, Илу, Йатпану
Место погребения тайное
Атрибуты лук
Упоминания поэма «Об Акхите»

ИсточникиПравить

До нас дошли три таблички угаритского письма (C17=KTU, I.17, C18=KTU, 1.18 и C19=KTU, I.19), частично сохранившие поэму «Об Акхите». Записаны писцом Илимильку со слов верховного жреца Аттинпарлану по приказанию царя Угарита Никмадду II в конце XIV в. до н. э.

ПреданиеПравить

У справедливейшего царя Данниилу не было наследника. Шесть дней он молил богов, чтобы дали они ему сына. На седьмой день явился к нему Балу и передал, что отец его, бог Илу, выполнит просьбу правителя. Так и произошло: в назначенное время у Данниилу родился сын, названный Акхитом. Когда мальчик возмужал, бог-оружейник Пригожий-и-Мудрый создал для Акхита охотничий лук. Этим-то луком и пожелала овладеть богиня Анату. Вначале она предлагала Акхиту за лук серебро и золото. Не получив согласия, предложила бессмертие. Но Акхит отказался от этого дара, сказав, что его постигнет та же участь, что и всех людей: «[и, как] умирает каждый, я умру, и я умереть умру!»[1]. Рассердилась тогда Анату и угрозами заставила Илу разрешить ей расправиться с Акхитом. Вместе с Йатпану наслала она на Акхита стаю орлов, которые растерзали его. На семь лет после этого погрузилась земля в траур — страшную засуху вызвал проклятием своим Данниилу. По просьбе Данниилу, Балу ломает орлам крылья. Данниилу вспарывает им животы, но только во чреве матери орлов Цамалу находит мясо и кости сына. Балу обратно возвращает орлам крылья, и они улетают. Данниилу же, как положено, оплакивает и хоронит Акхита. Дочь его и сестра Акхита Пугату находит Йатпану, дабы отомстить за брата. Что было дальше — в найденных записях не сохранилось.

Происхождение образаПравить

В образе Акхита можно обнаружить черты земледельческого мифа об умирающем и воскресающем боге[2]. Более древний слой указывает на первобытные обряды инициации[3]. Историческая основа не ясна и прослеживается лишь в связи с отцом Акхита Данниилу[4].

Даниил у ИезекииляПравить

В книге пророка Иезекииля упоминается Даниил (Иез. 14:14, 20, 28:3). Некоторые учёные связывают этого Даниила, с Данниилу из этой поэмы[5].

Героика образа в общемировом контекстеПравить

Затронутый в поэме «Об Акхите» вопрос о жизни и смерти находит свои параллели в таких образцах древней литературы как «Эпос о Гильгамеше», «Песнь Арфиста», «Книга Экклезиаста», «Одиссея» Гомера[6]. Угаритский эпос даёт ответ через превалирование морального императива над бренностью земного существования. Отказ Акхита от бессмертия — «подвиг, обусловленный желанием героя следовать нравственно-этическим нормам общества и велениям существующего миропорядка»[7]. Сам «герой расценивает предложение 'Анату как „оковы“, то есть попытку обманным путём лишить его свободы»[8].

ЛитератураПравить

  • Угаритский эпос. Пер. с угаритского, введ. и коммент. И. Ш. Шифмана. — М.: Наука. Издательская фирма "Восточная литература", 1993. — 339 с. — ISBN 5-02-017247-2.

ПримечанияПравить

  1. C17=KTU, I.17 VI 38 перевод И. Ш. Шифмана
  2. Шифман, 1993, с. 158.
  3. Шифман, 1993, с. 166—167.
  4. Шифман, 1993, с. 158—162.
  5. John Day. The Daniel of Ugarit and Ezekiel and the Hero of the Book of Daniel (англ.) // Vetus Testamentum. — 1980. — April (vol. 30). — P. 174—184.
  6. Шифман, 1993, с. 237—239.
  7. Шифман, 1993, с. 239.
  8. Шифман, 1993, с. 240.