Донати, Лукреция

Лукреция Донати, в замужестве Ардингелли (итал. Lucrezia Donati; Ardinghelli; 1447—1501) — возлюбленная (как предполагается, платоническая) флорентийского правителя Лоренцо Великолепного, вдохновительница его стихов первого периода творчества.

Лукреция Донати
итал. Lucrezia Donati
Дата рождения 1447
Место рождения
Дата смерти 1501
Место смерти
Страна

БиографияПравить

 
Fortitude, Sandro Botticelli (1470)

Лукреция Донати являлась той дамой, которую по правилам куртуазной любви Лоренцо Медичи воспевал в своих стихах под именем «Дианы». Он превозносил её как светлую звезду, как блестящее солнце, как богиню, явившую земле небесное совершенство.

Он выбрал её своей музой в 1465 году, когда ей было 18, а ему 16 лет, и она только что вышла замуж за Никколо Ардингелли, с которым была обручена два года. (Сам Лоренцо не мог на ней жениться, поскольку существовали договоренности о его династическом браке со знатной римлянкой)[1].

«Об этой поэтической связи было объявлено во всеуслышание: на большом турнире 1469 года имя Лукреции красовалось рядом с Клариче Орсини, будущей женой Лоренцо. Та, впрочем, не держала обиды: в 1471 году она согласилась быть крестной матерью новорожденного Пьетро Ардингелли, сына Лукреции и Никколо. А Никколо не возражал, чтобы его супруга была царицей флорентийских праздников»[2].

Турнир 7 февраля 1469 года, как утверждают, был связан с образом Лукреции: Лоренцо выступал под штандартом работы Верроккьо, изображающим молодую женщину, плетущую венок из зеленых и бурых листьев лавра. Над женской фигурой была радуга в солнечном небе с девизом «Эпоха возвращается». В женской фигуре видели намёк на Лукрецию[2]. Лоренцо, естественно, был объявлен победителем, а Лукреция — королевой красоты турнира.

А перед турниром, который давал Браччио Мартелли, чтобы отпраздновать свою свадьбу, Лукреция сплела венок из фиалок[1] для Лоренцо Медичи и попросила его надеть в знак любви к ней[3].

То, что страсть Лоренцо к Лукреции оставалась платоническим поклонением, известно из писем его друзей, которые в своей переписке на это жаловались (и даже рапортовали Лоренцо о том, что они увидели, подглядывая за первой брачной ночью Лукреции, и о размерах мужского достоинства её супруга — за этим подглядывал Браччио Мартелли)[2]. Алессандра Строцци, родственница её мужа, отпускает в письме своему сыну ядовитую реплику, что Лукреция почти не видит своего супруга, посвящая в его отсутствие по торговым делам все своё время балам и праздникам. Она пишет, например, о том, что на роскошном празднике, который Лоренцо устроил в честь Лукреции 3 февраля 1466 года в папском зале Санта-Мария-Новелла, эта молодая дама была в великолепных одеждах, в ожерелье из больших жемчужин. Угрозу она видит не в ущербе репутации, а осуждает лишь безделье и излишнюю роскошь[4].

Лукреция скончалась в 1501 году, похоронена в церкви Санта-Тринита, в капелле Ардингелли[5].

В искусствеПравить

  • Поэма Innamoramento di Lorenzo de'Medici, написанная Лоренцо, где под именем Галатеи, как предполагается, выведена Лукреция.
  •  
    Андреа Вероккьо, т. н. «Флора» — предполагаемый портрет Лукреции Донати, ок. 1480
    Турнир, данный Лоренцо в честь Лукреции, воспет Пульчи в его «Стансах на турнир». Лукреция имела сестру Констанцу, которая также упоминается в этих стихах.
  • Пульчи и Бернардо Руччелаи складывали строки о том, какой бледной стала Лукреция, приписывая это изменения её угрызениям совести и сожалениям[3] — предположительно, это связывают с её отказами Лоренцо.
  • В поэме Луиджи Пульчи Da poi che 'l Lauro указывается, что Лукреция была того же рода, как Пиккарда, предположительно Пиккарда Донати, которую Данте встретил в Раю — женщина, которую забрали из монастыря и заставили выйти замуж. Этот образ, предположительно, намекает на нежелательность её брака с Ардингелли.
  • Весна (картина Боттичелли): предполагается, что Лукреция и Симонетта Веспуччи (объект поклонения брата Лоренцо, Джулиано Медичи, о природе страсти которого (плотской или платонической) продолжаются споры) изображены на картине вместе как Венера и Флора[6].
  • Бюст Вероккьо предположительно изображает Лукрецию (по другим предположениям — Джиневру Бенчи). Также предполагают, что к работе мог приложить резец тогдашний ученик Вероккьо Леонардо да Винчи, который мог высечь её руки, благодаря которым работа также называется «Портрет дамы с красивыми руками» (La gentildonna dalle belle mani).
  • Лукрецию и Лоренцо изображали вместе в керамике[7].

В наши дниПравить

  • Упоминается в историческом романе «Флорентийка» Жюльетты Бенцони.
  • В историческом романе Linda Proud «Pallas and the Centaur».
  • Подделанный в XIX веке «Портрет Лукреции Донати» был куплен музеем Виктории и Альберта[8].
  • Авторы сериала «Демоны Да Винчи» представляют Лукрецию Донати, не только как любовницу Лоренцо Медичи, но и как тайного агента Римской Церкви. Роль Лукреции сыграла английская актриса Лора Хэддок.
  • Итало-британский драматический телесериал «Медичи» (2016-по н.в.). Роль Лукреции сыграла итальянская актриса Алессандра Мастронарди.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 David Loth. Lorenzo the Magnificent
  2. 1 2 3 Иван Клулас. Лоренцо Великолепный (ЖЗЛ). Ч.2, гл.2
  3. 1 2 Dr. Catherine Lawless. Women on the margins: the ‘beloved’ and the ‘mistress’ in Renaissance Florence
  4. Ann Crabb. The Strozzi of Florence
  5. Иван Клулас. Лоренцо Великолепный (ЖЗЛ). Ч.3, гл. 3
  6. The Portrayal of Love: Botticelli's 'Primavera' and Humanist Culture at the Time of Lorenzo the Magnificent.
  7. Ingeborg Walter, Roberto Zapperi. Das Bildnis der Geliebten
  8. The Italian Renaissance was a tremendously fertile ground for 19th century fakers. Two in particular, Giovanni Bastianini (1830-68) and Alceo Dossena (1878-1937), filled English and American museums with fakes of Donatello, Antonio Rosselino and Desiderio da Settignano. Bastianini's "portrait" of Lucrezia Donati, mistress of Lorenzo the Magnificent, made art historians swoon with rapture; even after it was found to be a fake, the Victoria and Albert bought it, and for the same price as a real quattrocento bust. There are almost certainly quite a few unidentified Dossenas and Bastianinis gazing serenely at museumgoers today. (ROBERT HUGHES. Brilliant, But Not For Real // TIMES U.S. Monday, May. 07, 1990)

ЛитератураПравить