Открыть главное меню

Сардарский дворец

(перенаправлено с «Ереванский сардарский дворец»)

Сардарский дворец (арм. Երեւանի սարդարի պալատ, азерб. Sərdər Sarayı) — бывшая резиденция сердара — правителя Эриванского ханства. Была расположена в Ереване, в северо-восточной части Эриванской крепости, на левом берегу реки Раздан.

Дворец
Сардарский дворец
Serdar's Palace near Erivan.jpg
Сардарский дворец на открытке времён Российской империи
40°10′25″ с. ш. 44°30′04″ в. д.HGЯO
Страна Российская империя
Город Эривань
Строительство начало XIX века
Состояние разрушен
Commons-logo.svg Сардарский дворец на Викискладе

Во время русско-персидской войны 1827 года крепость подверглась разрушению, а сам дворец пребывал в руинах за исключением личного павильона сардара[1]. В 1914 году дворец был полностью разрушен[2]. Позднее на месте дворца по проекту Р. Исраеляна было воздвигнуто здание винного завода «Арарат»[3].


ЛегендыПравить

Согласно народной легенде, записанной в начале XX века, Сардарский дворец был построен около 1600 года персидским богатырем Арусом, его сыновьями Зорабом и Фарамосом и дочерью, злой волшебницей, Лютерой[4].

Интерьер дворцаПравить

Фасад Зеркального зала дворца был обращён к реке Занге (ныне — Раздан). Стены залы приходились вровень с высокой обрывистой стеной над берегом реки. Слева и справа высились насыпи, образовавшиеся от осыпавшихся глиняных стен Эриванской крепости[4].

Все стены дворца были покрыты изразцами с узорами и цветами. Простенки между изразцами занимала грубоватая малярная живопись. Помимо цветов здесь были изображены павлины, львы и солнце. Пол был из глазированного кирпича. Потолок был покрыт зеркалами. Зеркала также имелись в углублениях по стенами и между портретами[4].

 
Портреты в зеркальном зале дворца

По литературным данным известно, что стены зеркального зала дворца сардара были богато украшены орнаментальными и сюжетно-тематическими композициями. Между карнизом и потолком дворца были помещены сюжетные росписи, показывающие легендарные подвиги Рустама. На одной Рустам кинжалом поражает молодого воина, на другой — рвет свою одежду, узнав, что убил своего сына Зохраба; на третьей — стаскивает с лошади противника; на четвёртой — побеждает дива и ломает ему рога. По описанию очевидцев во дворце была изображена также «шуточная картина, представляющая старика, любезничающего с молодой девушкой, которая подает ему бокал вина»[5].

В 1850-х гг. для реставрировавшегося дворца азербайджанский художник Мирза Кадым Эривани написал 4 больших (1 м × 2 м) портрета маслом[6]. По существу, эти портреты, выполненные на холсте масляными красками, являлись первыми станковыми произведениями в азербайджанской живописи[7]. Портреты были размещены во втором ярусе ниш большого зала дворца. При полном разрушении дворца в 1914 году эти портреты были сняты со стен и в настоящее время находятся в Государственном музее Грузии[2]. Из воспоминаний родственников известно, что в комнате Мирза Кадыма имелись ещё четыре подобных портрета с изображением вооруженных воинов (предполагается, что это были оставшиеся у художника варианты портретов сардаров)[7].

Портреты занимали доминирующее место в архитектурном убранстве интерьера дворца. Здесь были изображены портреты Фатали-шаха, его наследника Аббас Мирзы, сардара Гусейн-Кули и его брата. Судя по натурным зарисовкам русских художников В. Мошкова и Г. Гагарина, посетивших этот дворец в первой половине XIX века, и по описаниям других путешественников, указанные портреты отличались живостью и большим сходством, хотя в целом и они носили, как отмечают, декоративный, несколько условный характер[8]. Всего больших портретов в Зеркальном зале дворца было восемь. Над некоторыми из них имелись надписи на азербайджанском языке[9].

 
Сардарский дворец на почтовой открытке имперских годов. Вид на мраморную площадку с фонтаном и ажурным окном

Продолжением залы служила мраморная площадка. Пол был вымощен мрамором. Посередине был расположен мраморный фонтан. Во всю вышину площадки со стороны реки было расположено огромное деревянное окно, в которое была вставлена рама ажурной работы с разноцветными стёклами[4].

По бокам мраморной площадки имелись две небольшие комнаты, двери которых выходили в Зеркальный зал. Потолки и стены этих комнат были пёстро украшены простой живописью. Задняя сторона Зеркального зала, выходившая во двор, была вся в мелких рамах и застеклена. До ремонта 1850-х вся эта сторона была в таких же рамах с прихотливыми узорами и разноцветными стёклами, как и на мраморной площадке. Но во время ремонта остатки этих рам были уничтожены, и вместо них были вставлены обыкновенные рамы, окрашенные красной краской. Во время ремонта зал был покрыт железной крышей, окрашенной также красной краской, а также был уничтожен мраморный бассейн, располагавшийся во дворе перед залой[4].

Во времена Сардаров вся задняя сторона Зеркального зала была завешана большой «золотой занавесью», которую отдёргивали восемь человек. К началу XX века были сохранены карниз с железными блоками этой занавеси[4].


 
Интерьеры дворца. Начало XX века
 
Зеркальный зал дворца. Рис. Г. Гагарина
 
На старой открытке

Архитектура дворца была стилистически связана с архитектурой дворца шекинских ханов и позднесефевидскими садовопарковыми павильонами[10].

В 1827 году в одной из комнат дворца, Александр Грибоедов принял участие в постановке своей комедии «Горе от ума» в исполнении офицеров русской армии[3]. В 1864 году, после перенесения резиденции губернатора из дворца Сардаров в центр Эривани, крепость была упразднена, её стены и здания, в т.ч. и дворец, постепенно разрушались[11]. Старое сооружение оказывалось без присмотра и местное население растаскивало его по кусочкам [12]. В начале XX века дворец находился в ведении военного инженера Александропольской дистанции, однако это не привело к сохранности дворца. На территории дворца жил сторож, смотревший за Зеркальным залом и раз в год протиравший портреты керосином во избежание порчи. Согласно опубликованным запискам путешествующего в 1902 году по Кавказу Александра Кольчинского, во время ремонта Зеркальной залы оригинальные элементы интерьера были заменены на современные, зала была покрыта железной крышей и покрашена красной краской, уничтожен бассейн. Стены дворца "пестрели всевозможными именами, фамилиями и непристойными надписями"[4]. В 1914 году дворец был полностью разрушен[2].

Во время опустения дворец был покрыт надписями, которые оставляли путешественники и туристы. Одна из надписей представляла собой некое стихотворение, оставленное 20 марта 1895 года, по словам сторожа, некой барыней, которая ехала из Персии[4]:

Надпись на стене дворца неизвестного автора

Так вот он, памятник минувшего величия
Зеркальный пестрый зал, судилище людей.
Теперь блуждаете вы в области теней,
А много лет назад здесь громко раздавались
Могучий голос ваш и песня юных жен.
Волшебно на стенах зеркальных отражались
Огни зажжённые, как бы со всех сторон,
А мраморный фонтан струёй холодной рвался,
Каскадом падал, дробился серебром.
Журча таинственно, он пышно рассыпался,
Сверкая радужно — чарующим огнем…
Теперь здесь мертво все, не слышен говор громкий,
Не льется дивный ключ живительной струёй.
Сомкнула смерть уста неслышно песни звонкой,
И веет во дворце могильной тишиной.
Портреты грозные давно веков минувших,
Со стен разрушенных задумчиво глядят.
Лишь в полночь тени их, как тени нимф воздушных
По плитам мраморным, безмолвным
Уныло…раздается…
Сардара гордый дворец, как статуя стоит
Холодной мраморной…
На Зангу быстру…
Она по-прежнему широкой лентой вьётся
Сверкает, как змея сребристой чешуей,
И вечно юная, игривая, несется
В страну далекую блестящею волной.
А он, Сардар, великий сын ислама,
Он — эриванский царь, он грозный бич людей,
Теперь безгласный дух жилищ, могил без славы
Блуждающая тень в безмолвии ночей[4].

20 марта 1895

ПримечаниеПравить

  1. Erevan — статья из Encyclopædia Iranica. Erich Kettenhofen, George A. Bournoutian and Robert H. Hewsen
  2. 1 2 3 Н. Миклашевская. Художники XIX века Мирза Кадым Эривани и Мир Мохсун Навваб. — Искусство Азербайджана. — Баку: Издательство Академии наук Азербайджанской ССР, 1954. — Т. IV. — С. 88.

    В 1914 году при полном разрушении дворца эти портреты были сняты со стен и в настоящее время находятся в Государственном музее Грузинской ССР.

  3. 1 2 Р. Г. Ананикян. Ереван: Путеводитель. — Прогресс, 1982. — С. 35. — 95 с.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Александр Кольчицкий. Зеркальный зал в Сардарском дворце, в гор. Эривани // Весь Кавказ : Иллюстрированный справочно-литературный сборник, посвященный детальному и всестороннему изучению Кавказского края во всех отношениях. Исторический отдел. — 1903. — № 1. — С. 7-9.
  5. Л. С. Бретаницкий (архитектура), Ю. А. Казиев, К. Д. Керимов (изобразительное и декоративно-прикладное искусство). Искусство Азербайджана / Под ред. Б. В. Веймарна. — История искусства народов СССР: в 9 томах: Изобразительное искусство, 1979. — Т. 5. — С. 361.
  6. Эривани / Под ред. Б. В. Иогансона. — Искусство стран и народов мира (краткая художественная энциклопедия): Советская энциклопедия, 1962. — С. 61.
  7. 1 2 Н. Миклашевская. Художники XIX века Мирза Кадым Эривани и Мир Мохсун Навваб. — Искусство Азербайджана. — Баку: Издательство Академии наук Азербайджанской ССР, 1954. — Т. IV. — С. 84-108.
  8. Л. С. Бретаницкий (архитектура), Ю. А. Казиев, К. Д. Керимов (изобразительное и декоративно-прикладное искусство). Искусство Азербайджана / Под ред. Б. В. Веймарна. — История искусства народов СССР: в 9 томах: Изобразительное искусство, 1979. — Т. 5. — С. 363.
  9. Александр Кольчицкий. Зеркальный зал в Сардарском дворце, в гор. Эривани // Весь Кавказ : Иллюстрированный справочно-литературный сборник, посвященный детальному и всестороннему изучению Кавказского края во всех отношениях. Исторический отдел. — 1903. — № 1. — С. 7-9.

    Портреты эти довольно хорошо написаны. Над некоторыми портретами есть надписи на татарском языке. Фасад занимает самая красивейшая часть залы — мраморная площадка.

  10. Л. С. Бретаницкий, Б. В. Веймарн. Искусство Азербайджана IV—XVIII веков. — М.: Искусство, 1976.
  11. Авторы Вараздат Мартиросович Арутюнян, Мурад Маргарович Астратян, Арсен Арутушевич Меликян "Ереван" // Стройздат, 1968
  12. А. С. Щенков. Памятники архитектуры в дореволюционной России: очерки истории архитектурной реставрации, Терра-Книжный клуб, 2002. Стр. 357