Фетх Али-шах

У этого термина существуют и другие значения, см. Баба-хан.

Фетх Али-Шах (азерб. Fətəli şah Hüseynqulu xan oğlu Qovanlı-Qacar; перс. فتحعلی شاه‎), в молодости Баба-хан (Bābā Khan; 25 сентября 1772 — 23 октября 1834) — второй шах Ирана династии Каджаров, правил с 1797 по 1834; племянник и преемник основателя Каджарской династии — скопца Аги Мохаммеда.

Фетх Али-шах
перс. فتحعلی شاه
Portraet-af-Fath-Ali-Shah-Qajar.jpg
шах, хаган
27 июня 1797 — 23 октября 1834
Предшественник Ага Мохаммед-хан
Преемник Мохаммед-шах
Рождение 25 сентября 1772(1772-09-25)
Дамган
Смерть 23 октября 1834(1834-10-23) (62 года)
Место погребения Кум, Иран
Род Каджары
Имя при рождении Баба-хан (بابا خان)
Отец Хусейн-кули хан
Супруга Агабеим-ага
Дети сыновья: Аббас-Мирза,Хасан Али Мирза, Аликола Мирза Каджар
Отношение к религии Ислам, шиитского толка
Автограф Fat′h-Ali Shah stamp.jpg
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

БиографияПравить

Фатх-Али-Шах принимал участие в походах Aга-Мухаммеда и считался неплохим военачальником. В момент убийства шаха наследник престола был правителем Фарса и находился в Ширазе. С небольшим войском он поспешил в Тегеран. Претендентами на шахский престол выступили также брат Фетх-Али-Шаха — Хусейн-Кули Каджар, также Садек-хан Шеккаки, брат Ага-Мухаммед-Шахa — Али-Кули-хан Каджар (вскоре он был ослеплен) и сын Заки-хана Зенда — Мухаммед-хан[1]. Фатали шах гордился своим каджарским происхождением, поэтому его называли Фетх Али, шах-и тюрк («тюркский шах»)[2]. Он также подчеркивал связи своего семейства с героическим прошлым огузов, с миграциями туркоман в период Хулагуидов и Ак-Коюнлу и с кызылбашской гегемонией[3].

Как пишет Адольф Берже, Фатали шах был небольшого роста, имел выразительные глаза и был очень красив, а его борода считалась самой длинной в государстве[4]. У него было 360 жён. Любимой из них была продавщица шашлыка, которая получила от шаха титул «таджи-доулэт» («венец государства»), но самой красивой была, как отмечает Берже, дочь Ибрагим Халил-хана Карабахского Агабеим-Ага[5].

К концу правления Фатали шаха риторика восстановления Сефевидской империи (1501—1722), обычная для летописей раннекаджарской эпохи, была заглушена серией конфликтов с расширяющейся Российской империей на северных границах. На западе формальные обсуждения о границе шли в 1840-х годов, и вовлекли не только британцев и русских, но и Османское государство и ряд пастушеских кочевых и/или племенных групп вдоль границы. Поэтому имперские амбиции Каджаров были сфокусированы непосредственно на неопределенном статусе территорий в Большом Хорасане, где ряд тюркских ханств все более и более зажимался расширяющимися империями на своих границах. Попытки расширить Каджарский имперский проект, как представляется, были известны бухарскому эмиру как минимум к 1830 году. Действительно, Мохан Лал полагал, что эмир Насрулла хан был главным одержим каджарской экспансией на его земли. Он недвусмысленно описывает страх эмира перед военной мощью экспансионистких соседей, но выделяет Каджарскую империю как особо значимую угрозу так, что «на данный момент, как представляется, ни один из врагов не беспокоит его ни малейшим образом или возбуждает у него (эмира Насруллы хана) тревогу, за исключением Персии». Его информаторы противопоставляют бухарскую армию с «отвагой русской и персидской армий, которых крайне опасается эмир», и «мощь» Каджаров со «слабостью» правителей Хорасана и Туркестана. Этот забытый имперский проект в Большом Хорасане и сопровождавший его Каджарский имперский дискурс остались погребенными под непреодолимой мощью Российской и Британской империй[6].

Внутренняя политикаПравить

Хусейн Кули-хан дважды восставал против брата. Назначенный правителем в Кашан, он хитростью захватил Исфахан и стал чеканить монету от своего имени. Сулейман-хан Каджар помог молодому шаху подчинить его. Хусейн признал власть Фетх-Али и по ходатайству матери был назначен правителем Шираза. Впоследствии он выступил против шаха, требуя передачи ему в управление не только Шираза и Кермана, но и Исфахана, за что был лишен даже Фарса, правителем которого был назначен Сулейман-хан Каджар.

Садек-хан Шеккаки при поддержке курдских ханов сумел захватить Иранский Азербайджан, дойти до Казвина и укрепиться в нем. Опасаясь столкновения с приближавшимися войсками Фетх-Али шаха, Садек-хан бежал в Сераб, и, изъявив покорность, получил этот город в управление. Вскоре Садек-хан вместе с губернаторами Хоя и Тебриза Джафар-Кули-ханом Думболи и Мухаммед-Кули ханом Афшаром выступили против Каджаров, но вoоставшие были разбиты армией Сулейман-Хана Каджара Незам-од-Доуле, а их владения и все имущество были конфискованы.

Мухаммед-хан Зенд правил Беxбеханом и Казеруном: при поддержке сородичей и луров он на короткое время овладел Исфаханом и конфисковал у населения лошадей и товары в лавках купцов. Каджарам пришлось мобилизовать значительные силы, чтобы сломить сопротивление Зендов. Мохаммад-хан бежал, но в Дизфyле был пойман Хусейн-ханом, ослеплен и послан к Фатх-Али-Шаху. Антикаджарские мятежи вспыхивали повсеместно и свидетельствовали сепаратистских настроениях крупных феодалов. Только в 1798 г. Фатх-Али-Шаху при поддержке Хаджи Ибрахима и Cулейман-хана Каджара удалось одержать верх над своими противниками[1].Фетх-Али-Шах гордился своим каджарским происхождением и и был приверженцем тюркского языка, на котором также писал стихи[7].

Правление Фатали шаха в конечном счете принесло достаточный порядок и эффективное управление, что дало возможность для некоторого экономического восстановления. Европейцы-современники критиковали ранних Каджаров за коррупцию, жестокость и неумелость, но несмотря на то, что по меркам европейских представлений о том, как должно управляться государство, существовали пороки в бюрократии, Иран Фатали шаха был более спокойным и процветающим, чем он был в любой период после того, как власть Сефевидов прекратила свое существование[8].

Наследник престола, талантливый Аббас-Мирза, воспитался под влиянием английского посольства, которое при Фетх-Али-Шахе стало постоянно резидировать в Иране, а когда, по установившемуся отныне обычаю, получил в управление Иранский Азербайджан, то подвергся и русскому влиянию. Можно было надеяться, что он решительно двинет Иран вперед и приобщит его к европейской культуре, но он умер за год до смерти Фетх Али-Шаха, и престол достался Мохаммед-шаху. Кроме того, шах оставил несколько десятков детей, среди которых был целый ряд государственных деятелей, в том числе Хасан Али Мирза и министр науки Аликола Мирза Каджар.

Внешняя политикаПравить

Война с АфганистаномПравить

В 1805 году была начата война с Афганистаном, которая продлилась недолго. Причиной была пограничная крепости Гуриан на территории Герата. Когда афганский принц Фируз Мирза бежал во дворец Фатали шаха, последний дал указание руководству Хорасана поддержать его. Гуриан был взят и оставался в руках каджарских войск. Заместитель коменданта, однако, согласился передать его афганцам, и Фируз Мирза, несмотря на свои обязательства перед шахом, послал войска для атаки Гуриана, где произошла битва, закончившаяся выдающимся разгромом афганцев, командир которых был убит на спине слона, с которого он наблюдал за ходом битвы. Губернатор Хорасана Хасанали Мирза Каджар тотчас же подошел к воротам Герата, и принц Фируз был принужден заплатить сумму денег в качестве дани за прошедшие два года и согласиться в будущем регулярно выплачивать такую дань. Далее он передал своего сына в качестве заложника своей лояльности и доставил Каджарам заместителя коменданта Гуриана[9].

ЛичностьПравить

Путешественник Дж. М. Танкойн писал о Фатали шахе следующее:

«Фатали шаху примерно 42 года; его лицо красиво и величественно, и его большие черные глаза, увенчанные толстыми бровями, далеки от придания его облику того сурового и свирепого выражения, которое можно было бы ожидать найти в азиатском монархе. Он носит длинную бороду, которая достигает его пояса; это замечательная красота для персиян и часто вдохновляет музу её поэтов. Король защищает и поддерживает, своими привилегиями, ученых людей, но особенно поэтов; и утверждается, что он сам иногда предается поэтическим произведениям. Я еще неоднократно вернусь к правителю, который заслуживает восхищения и внимания со стороны иностранцев во всех отношениях. Именно умеренности и справедливости его правления Персия обязана счастьем и спокойствием, которым она наслаждается много лет после стольких лет потрясений. По этой причине я понимаю, что вас должно интересовать все, что относится к такому правитель»[10].

ПортретыПравить

Интересные фактыПравить

  • Американская актриса и модель Сара Шахи является пра-пра-правнучкой Фатх Али-шаха[11].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Н. Кузнецова. «Иран в первой половине XIX века».
  2. Afsaneh Najmabadi, Women with Mustaches and Men Without Beards: Gender and Sexual Anxieties of Iranian Modernity, p. 263. Цитата: «"Fath'ali, shah-i Turk" indicates Fath'ali Shah's pride in his Qajar lineage, but also his attachment to the Turkish language, which was "the vernacular language" of Qajar households and which he used, along with Persian, to compose poetry.»
  3. Cambridge History of Iran, volume 7, p. 145
  4. Адольф Берже, «Фетх-Али-Шах и его дети», с. 552
  5. Адольф Берже, «Фетх-Али-Шах и его дети», с. 553
  6. James M. Gustafson, "Qajar Ambitions in the Great Game..."
  7. Afsaneh Najmabadi. «Women with Mustaches and Men Without Beards: Gender and Sexual Anxieties of Iranian Modernity».
  8. Cambridge History of Iran. — Т. 7.
  9. Robert Watson, «A history of Persia from the beginning of the nineteenth century to the year 1858, with a review of the principal events that led to the establishment of the Kajar dynasty», p. 156-157
  10. J. M. Tancoigne, «A Narrative of a Journey into Persia and Residence at Teheran, Containing a Descriptive Itinerary from Constantinople to the Persian Capital», p. 101-102
  11. Jeff Baron, Staff Writer. With New Show, Sarah Shahi Is Ready for Her Close-Up, The America.gov (04 January 2011). Архивировано 9 января 2011 года.

СсылкиПравить