Открыть главное меню

Залман Вендров (настоящее имя Давид Ефимович Вендровский; 17 января 1877, Слуцк — 1 октября 1971, Москва) — советский еврейский писатель, писал на идише. На русском языке его произведения известны благодаря переводу Ривы Рубиной.

Залман Вендров
Дата рождения 17 января 1877(1877-01-17)
Место рождения
Дата смерти 1 октября 1971(1971-10-01) (94 года)
Место смерти
Страна
Род деятельности журналист

БиографияПравить

Родился и вырос в Слуцке, еврейском местечке, где он видел нужду и бесправие еврейского населения «черты оседлости».

В 1899 году он опубликовал свой первый репортаж в газете «Дер Юд», издававшейся в Кракове (тогда Австро-Венгрия), поскольку в России еврейская периодика была запрещена. Репортаж был о том, как действуют липовые текстильные фирмы. На деле они ничего не производили, а перепродавали бракованный товар и остатки мелким еврейским лавочкам черты оседлости. По простоте душевной Вендров, работавший в одной из таких «фирм», подписался собственным именем. На следующий день он с треском вылетел со службы[1].

Впоследствии писатель немало скитался по свету, исколесил вдоль и поперек Англию и Шотландию, побывал в Америке, испробовал много разных профессий[2].

Попав в Англию, работал грузчиком на овощном рынке. Потом появились другие заработки. Одновременно учился в вечернем колледже. В еврейском еженедельнике «Дер Вандерер» опубликовал несколько произведений на идиш. В 1905 году добрался до Америки, где вскоре стал работать корреспондентом нескольких газет и где увидели свет многие его рассказы, фельетоны и журналистские работы. Опубликовал сборники рассказов «Он а hейм» («Без дома», 1907), «hуморэскн ун дэрцейлунген» («Юморески и рассказы», 1912), «Баканте паршойнен» («Знакомые лица», 1912) и другие[3]. «Одно время он подрабатывал тем, что обучал новоприбывших евреев английскому языку. По его словам, ученики не очень понимали, за что они платят деньги. „Что это за язык такой: фиш — это фиш, флайш — это флеш, брот — это брэд и штинк — это стинк. Ну, а если они называют парносе — бузинес, то чему здесь учиться?“ — пишет его внук Карл Вендровский в воспоминаниях о деде, опубликованных в газете „Еврейский мир“. — В 1908 году американские издания „Морген журнал“ и „Фрайе арбетер штиме“ послали его в качестве корреспондента в Россию. (…) В 1912 году в Варшаве Вендров издал двухтомник рассказов „Правожительство“, целиком посвященный положению евреев в России. Сборник был замечен прессой и переведен на русский. Автор до конца дней гордился тем, что выдержки из его книги зачитывались в Государственной думе, когда там обсуждался еврейский вопрос».

С началом Первой мировой войны Царское правительство закрыло всю еврейскую прессу под предлогом, что евреи — пособники кайзера. «Вчерашний литератор З. Вендров стал уполномоченным Еврейского Комитета помощи жертвам войны на западном и северо-западном фронтах. В открытке, посланной другу в Петроград, он пишет, что тоскует по своей работе, „как пьяница по водке“, но у него на руках 5000 беженцев: „Гречневая, перловая и пшенная крупа, мука, картофель, обувь, кожа, белье, платье, очаги, школы, заразные бараки и т. п. — вот о чём приходится думать день и ночь“», — продолжает воспоминания Карл Вендровский. После революции Вендров переселился в Москву. С 1919 по 1922 годы заведовал отделом печати в Наркомате путей сообщения. Потом снова ушел на свободные хлеба, в журналистику. Посылал корреспонденции в еврейские издания Нью-Йорка («Тог», «Форвертс»), Лондона («Ди цайт»), Варшавы («Дер момент»), Вильны («Тог»). Не оставлял и литературу, печатался в таких изданиях, как «Советише литератур» (Киев), «Форпост» (Биробиджан), в московский газете «Дер Эмес». В 1941 году вышла в издательстве «Дер Эмес» книжка его рассказов.

Великая Отечественная застала его в Москве, и писатель Перец Маркиш привлек его к работе редактора, журналиста и переводчика Еврейской редакции Московского радио. Кроме того, он продолжал писать статьи для Совинформбюро и Еврейского антифашистского комитета. После окончания войны Еврейский комитет был распущен.

Залман Вендров был арестован в 1950 году в возрасте 74 лет и осужден на 10 лет лагерей, но по какой-то причине (возможно, в силу возраста) по этапу не был отправлен и отбывал срок во Владимирском централе. B 1954 году, после смерти Сталина, был выпущен, но официально реабилитирован лишь через полтора года. Оставшуюся жизнь провел в квартире в центре Москвы со своей большой разросшейся семьей. В 1967 году издал сборник рассказов «Ундзэр гас» («Наша улица»).

Внук писателя, Карл Валерианович Вендровский, воспитывался своим дедом и тетей, известным литературоведром-шекспироведом Любовью Давидовной Вендровской (с которыми всю жизнь проживал), поскольку его родители были репрессированы, когда он был маленьким.

В 2004 году в Калифорнии (США), где с 90-х годов проживает семья, вышел сборник рассказов Залмана Вендрова на английском языке. Перевод с идиша на английский осуществила Ирен Джеррисон, внучатая племянница З. Вендрова. В переводе на русский название сборника — «Такова жизнь».

ПримечанияПравить

СсылкиПравить