Иреней (Винар)

Архимандрит Иреней (фр. Archimandrite Irénée, в миру Луи́ Жозе́ф Мари́ Шарль Вина́р, фр. Louis Joseph Marie Charles Winnaert; 4 июня 1880, Дюнкерк — 3 марта 1937, Париж) — священник Русской православной церкви (в последние месяцы жизни). Его община, принятая в общение с Московским Патриархатом в декабре 1936 года положило начало православия западного обряда в Европе.

Архимандрит Иреней
Archimandrite Irénée
Архимандрит Иреней
Имя при рождении Луи Жозеф Мари Шарль Винар
Оригинал имени при рождении Louis Joseph Marie Charles Winnaert
Рождение 4 июня 1880(1880-06-04)[1]
Смерть 3 марта 1937(1937-03-03)[1] (56 лет)

БиографияПравить

Родился 4 июня 1880 года. Был крещён в римско-католической церкви[2].

В 1899—1905 годы изучал богословие в Лилльском католическом университете[2], в 1905 году был рукоположен в католического священника. Вскоре он становится приверженцем «модернистского» течения среди католиков. Луи-Шарль Винар не смог вынести отказа от либеральных идей в своей Церкви и запрета социального церковного движения «Сантье»[3].

В 1918 году с небольшой группой верных прихожан он покинул Католитическую церковь и перешёл в старокатолицизм, примкнув к Утрехтской унии[3]. В 1922 году, покинув это движение, он создал «Католико-евангелическую церковь» с центром в Париже. Параллельно с этим Винарт вёл поиск архиереев, которые согласились бы рукоположить его во епископа. В результате он принял «архиерейство» в «Свободной католической церкви», чье «апостольское преемство» восходило к старокатоликам. Хиротонию возглавил Джеймс Ингэлл Уэджвуд[3]. Но и со «Свободной католической церковью» Винарт пребывал в общении недолго, усмотрев в её учении элементы теософии[2].

В 1920-е годы Винар заинтересовался православием. К тому времени уже был сделан перевод литургии на французский язык, в Париже существовал небольшой франкоязычный православный приход, где настоятельствовал иеромонах Лев (Жилле), перешедший в православие из католичества; с 1925 года действовало и Братство святого Фотия, заинтересованное в распространении православия среди французов, куда входили Владимир Лосский, Леонид Успенский и Николай Полторацкий, Евграф и Максим Ковалевские[2]. В 1927 году Винар познакомился с членами Братства святого Фотия, а в 1929 году — с иеромонахом Львом (Жиле). Постепенно глава «Католико-евангелической церкви» пришел к мысли о переходе в православие, но так, чтобы сохранить западный богослужебный обряд[2]. В течение нескольких лет иеромонах Лев общался с уже больным Винаром, предоставляя ему основную православную литературу, отвечая на его сомнения и вопросы, подолгу беседуя с ним[3].

В возрасте пятидесяти лет Винар, к тому времени тяжело больной уремией и передвигавшийся с трудом, совершил соблазнительный для многих людей из его окружения поступок — он вступил в брак со своей прихожанкой Иоанной Бард, которая была младше его на 27 лет. Это вызвало серьёзные разногласия среди последователей Винара. Ни один из подчинённых ему священнослужителей не согласился совершить венчание; так, священник Люсьен Шамбо отказался от этого, «почитая союз этот противным здравому смыслу, приличию и церковным канонам». В результате брак был заключён другом Винарта, протестантским пастором Вильфридом Моно. Община Винара в итоге уменьшилась примерно наполовину[2].

Тем не менее, желание присоединиться к православию у него не исчезло. Около 1932 года[3] Винар пытался присоединиться к Западноевропейскому экзархату во главе с митрополитом Евлогием (Георгиевским)[2]. Иеромонах Лев настойчиво пытался убедить митрополита Евлогия (Георгиевского) в полном православии общины Винара. В рапорте 1934 года он доказывал перед комиссией Свято-Сергиевского института полноценность вероисповедания епископа Винара. В прошении о присоединении общины к Православной Церкви архимандрит Лев писал: «исповедуя православную веру и стараясь адаптировать её формы к мышлению и потребностям Запада, Евангельская католическая Церковь (окончательное название общины Винара) отдаёт себе отчёт в том, что ни в чём не отходит от восточного Православия». Таким образом, отец Лев Жилле с осторожностью защищает создание «французской епархии, которая могла бы стать основой будущей Французской Православной Церкви»[3].

Комиссия Свято-Сергиевского института в лице священников Николая Афанасьева, Сергия Булгакова, Кассиана (Безобразова), а также профессоров Антона Карташёва и Василия Зеньковского положительно отнеслась к этому предложению. Дело им виделось в двойной перспективе — и как экуменическое, и как миссионерское создание Православной западной Церкви должно было стать «первым шагом в соединении христианского Запада и Востока»[3].

Тем не менее Константинопольский Патриархат не согласился принять общину, поскольку она не существовала как каноническое объединение верующих. Кроме того, от Винара потребовали отречения от епископского сана. Не были признаны как действительные совершенные им таинства рукоположения и миропомазания. Самое главное, ему не было разрешено служение другой литургии, кроме как литургии Иоанна Златоуста. Возможность использования древних текстов галльской литургии была главным пунктом аргументации отца Льва и потому он вместе с Луи-Шарлем Винаром не посчитал возможным принять условия Константинопольского Патриархата[3].

При помощи Евграфа Ковалевского и Владимира Лосского он обратился в Московский Патриархат[3]. После рассмотрения всех поступивших сведений Московская Патриархия во главе с Патриаршим Местоблюстителем митрополитом Сергием (Страгородским) отметила, что структура, созданная Винаром, приемлет предание относительно таинств, иерархии, почитания Божией Матери, святых и икон. Римские новшества, в том числе «филиокве» здесь осуждались. При этом, в отличие от протестантов, в «Католико-евангелической церкви» признавался авторитет Священного Предания. Последователи Винарта безоговорочно осуждали оккультизм, теософию и антропософию. Богослужение велось на французском языке, внешне устройство храмов было католическим за исключением замены статуй на иконы. Основой литургии была изменённая латинская месса. Эпиклесис был усилен особой молитвой Святому Духу с призывом благословить и освятить Дары, причастие преподавалось под двумя видами, были добавлены некоторые ектении. Московская Патриархия признавала допустимость обрядовых различий, но опасалась широких жестов, могущих вызвать недовольство в других Поместных Церквах, поэтому, по мнению московского священноначалия, чинопоследования таинств не должны принципиально отличаться от принятых православным миром. Было принято решение не признавать архиерейскую хиротонию Винара так как официального признания старокатолических хиротоний в Российской Церкви не было. Таким образом, епископство Винара было признано незаконным[2]. В итоге решено было принимать его в качестве священника, то есть в той степени священства, которую Винар получил в Римо-Католической Церкви[4].

За брак после хиротонии в соответствии с 6-м правилом Трулльского собора Винара следовало лишить сана, однако в Московской Патриархии рассудили, что «Винарт вступал в брак вне Церкви и блуждая в межцерковном пространстве», а потому «могло произойти замутнение важности жизни по канонам». Для него сделали исключение в соответствии с 3-м правилом Трулльского собора, по которому лица, вступившие в брак после хиротонии до 15 января 691 г. и нарушившие закон по незнанию, оставались в своих степенях при условии развода и без надежды на получение следующей степени священства. Сам Винар заявил о готовности развестись[2].

16 июня 1936 года Заместитель Патриаршего Местоблюстителя митрополит Сергий (Страгородский) и Временный Патриарший Синод при нём по ходатайству братства святителя Фотия издали указ № 1249, в котором было оговорено, как будут приняты в Православие Винарт и его последователи[5].

Сам Винарт находился на грани жизни и смерти, в конце ноября 1936 года он перенёс тяжелый приступ уремии, что ускорило решение вопроса о его приёме. 1 декабря 1936 года священник Михаил Бельский принял Винара в православие в сане иерея[2]. Будучи тяжело больным, священник Луи-Шарль Винарт сразу же после воссоединения изъявил желание принять монашеский постриг[5], однако этому препятствовало его пребывание в браке. Бракоразводные процессы во Франции длились годами, поэтому было решено не дожидаться гражданского развода, а провести церковный развод. В конце января 1937 года иеромонах Стефан (Светозаров) постриг прикованного к постели Винара в монашество с именем Ириней[2].

2 февраля 1937 года митрополит Елевферий (Богоялвенский) принял в православие в качестве мирян Винаровских клириков: Люсьена Шамбо, Карла Гарда и Франка Ламота. В течение последующих дней митрополит Елевферий рукоположил во священников Лукиана Шамбо, Вильгельма Карла Гарда, Петра Глазема[2].

5 февраля иеромонах Ириней был возведён в сан архимандрита. 7 февраля архимандрит Ириней в Вознесенской часовне во время литургии принял в православие 55 своих последователей, в том числе и свою бывшую жену, о которой было сказано, что для него она «остаётся сестрой»[2].

4 марта 1937 года архимандрит Ириней скончался, возложив попечение о небольшой общине западного обряда на вновь рукоположенного священника Евграфа Ковалевского[3].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Bibliothèque nationale de France идентификатор BNF (фр.): платформа открытых данных — 2011.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 А. А. Кострюков О некоторых причинах неудачи православия западного обряда // Вестник православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 2: История. История Русской Православной Церкви. 2016, стр. 80-97
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Попытка создания Галликанской церкви: Католическая Православная Церковь Франции (ECOF).
  4. Французское Православие западного обряда: исторический путь от церковной миссии к расколу | Minds.by
  5. 1 2 В. В. Бурега, В. В. Тюшагин. Иоанн-Нектарий // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2011. — Т. XXV. — С. 139-142. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 978-5-89572-046-2.