История молекулярной биологии

История молекулярной биологии начинается в 1930-х годах с объединения ранее отдельных биологических дисциплин: биохимии, генетики, микробиологии и вирусологии. Кроме того, в надежде, что новая дисциплина откроет возможности понимания фундаментальных основ жизни, в неё пришли многие химики и физики.

Модель структуры ДНК, выполненная Уотсоном и Криком в 1953 г. и реконструированная через 20 лет из оригинальных частей для Музея науки (Лондон)

Молекулярная биология в современном понимании объясняет феномен жизни, начиная от свойств макромолекул. В особенности в центре внимания молекулярных биологов оказались два их вида: 1) нуклеиновые кислоты, среди которых наиболее известна ДНК, на ней зафиксирована структура генов, и 2) белки, активность которых обеспечивает жизнь на молекулярном уровне. Согласно одному из определений молекулярной биологии, эта дисциплина характеризует структуру, функции и отношения между этими двумя типами макромолекул.

Общий обзорПравить

Название новой дисциплины было предложено Уорреном Уивером, директором отдела естественных наук Фонда Рокфеллера, в 1938 г. Поначалу подразумевалось, что от неё ожидается объяснение физических и химических основ жизни. После того, как в 1910-х годах законы Менделя получили широкое признание в научных кругах, а в 1920-х годах развитие атомной теории привело к разработке принципов квантовой механики, казалось, что наука вплотную подошла к открытию молекулярного фундамента феномена жизни. Уивер от имени Фонда Рокфеллера поддерживал и финансировал исследования на стыке биологии, химии и физики, и даже такие знаменитости, как Нильс Бор и Эрвин Шрёдингер, пытались подвести под биологию теоретическую базу так, как они это делали в теоретической физике. Однако в 1930-х — 1940-х годах не было ясно, какие именно исследования приведут к цели, если эта цель вообще достижима. В том числе проводились исследования в коллоидной химии, биофизике, радиобиологии и кристаллографии.

В 1940 г. Джордж Бидл и Эдуард Тейтем показали факт существования связи между генами и белками[1], связав генетику с биохимией. Они предложили генетикам вместо дрозофилы использовать в качестве модельного организма грибок нейроспору. Использование более широкого спектра модельных организмов было чрезвычайно важно для появления новой дисциплины. В 1944 г. Освальд Эвери, работавший в Рокфеллеровском университете с бактериями, показал, что гены состоят из ДНК[2] (см. Эксперимент Эвери, Маклеода и Маккарти). В 1952 г. Алфред Херши и Марта Чейз подтвердили, что генетический материал бактериофага тоже состоит из ДНК[3] (см. Эксперимент Херши — Чейз). В 1953 г. Джеймс Уотсон и Фрэнсис Крик предложили двухспиральную структуру молекулы ДНК[4]. Их структурная модель действительно позволила объяснить многие фундаментальные биологические феномены, такие как существование очень больших биологических молекул, способ хранения и точного копирования информации о их структуре, возможность изменения структуры генов в эволюции и др., в результате чего молекулярная биология обрела свои основные принципы.

В 1961 г. Франсуа Жакоб и Жак Моно предположили, что между ДНК и белком должен быть посредник, который они назвали информационной РНК. В 1961—1965 гг. с расшифровкой генетического кода стало понятно, как информация, хранящаяся на ДНК, определяет структуру белка, и какие именно сочетания нуклеотидов в структуре ДНК соответствуют определенным аминокислотам белка. В начале 1960-х годов Жакоб и Моно показали также, как белок может регулировать транскрипцию и экспрессию генов[5].

Главные открытия в молекулярной биологии были сделаны на протяжении примерно четверти века. Затем понадобилось ещё пятнадцать лет исследований, прежде чем на их основе были разработаны новые сложные технологии, которые сейчас в совокупности называют генетической инженерией. Они позволили выделять и характеризовать отдельные гены, в том числе из весьма сложно устроенных живых организмов, включая человека.

Исследования молекулПравить

Оценивая молекулярную революцию в контексте истории биологии, нетрудно заметить, что рождение молекулярной биологии было кульминацией длительного процесса, который начался с первых наблюдений, сделанных под микроскопом. Ранние исследователи пытались понять, как функционируют живые организмы на микроскопическом уровне. С конца XVIII в. все большее внимание уделялось описанию особенностей химических молекул, производящихся живыми организмами. Так в трудах выдающихся химиков, таких как Юстус Либих, родилась физиологическая химия, предшественница современной биохимии, в свою очередь, обязанной своим рождением Эдуарду Бухнеру. Однако между молекулами, которые изучали химики, и тонкими структурами, заметными под микроскопом, например, хромосомами, лежала область неизвестного, «мир упущенных измерений», как его называл выдающийся физико-химик Вольфганг Освальд. Этот мир населяли коллоиды, химические соединения, структура и свойства которых оставались неясными.

Успех молекулярных биологов в исследовании этого неизвестного мира обеспечило появление новых методов физики и химии, таких как рентгеноструктурный анализ, электронная микроскопия, ультрацентрифугирование, электрофорез.

Поворотным пунктом в этом процессе стала работа Лайнуса Полинга 1949 г., в которой впервые болезнь человека, серповидноклеточная анемия, была связана с мутацией в молекуле гемоглобина.

Биохимия и генетикаПравить

При рождении молекулярной биологии произошла встреча двух дисциплин, переживавших в первой половине XX века период бурного развития: биохимии и генетики. Биохимики изучали структуру и функции молекул, из которых состоит живая материя. Между 1900 и 1940 гг. были описаны центральные процессы метаболизма: пищеварение и усваивание питательных веществ, в частности, углеводов. Каждый из элементарных химических процессов, из которых состоит метаболизм, катализируется особым ферментом. Ферменты — это белки, так же как антитела крови и белки, отвечающие за сокращения мускулатуры. Поэтому изучение структуры и функции белков стало одной из важнейших задач биохимии. Генетики, благодаря введению Томасом Морганом плодовой мушки дрозофилы в качестве модельного организма, установили справедливость законов Менделя и открыли множество новых фактов и закономерностей в отношениях между генами. В частности, Морган показал, что гены локализованы на хромосомах. Тем не менее, химическая природа генов и молекулярные механизмы их действия оставались загадкой.

Исследования биохимии ДНКПравить

Ранние исследованияПравить

В 1869 г. Иоганн Фридрих Мишер открыл вещество, которое он назвал нуклеином. Позже он очистил образец из спермы лосося, и в 1889 г. его ученик, Рихард Альтман, назвал его нуклеиновой кислотой. В 1919 г. в Рокфеллеровском институте был проведен химический анализ нуклеиновой кислоты, в составе которой были идентифицированы четыре азотистых основания, сахар и фосфат, соединенные между собой ковалентными связями в порядке фосфат-сахар-основание. Каждая из этих единиц получила название нуклеотид. Однако поначалу предполагалось, что четыре нуклеотида соединены между собой в короткие цепи одинаковой структуры. Лишь в 1934 г. Торбьёрн Касперссон и Эйнар Хаммерстен показали, что ДНК — это полимер.

Хромосомы и наследуемые признакиПравить

В 1927 г. Н. К. Кольцов предположил, что наследуемые признаки должны передаваться из поколения в поколение вместе с гигантскими молекулами, которые состоят из двух зеркальных цепей, реплицируемых полуконсервативным способом, и каждая из цепей при репликации служит матрицей для синтеза новой[6]. В 1935 г. Макс Дельбрюк, Н. В. Тимофеев-Ресовский и Карл Циммер предположили, что хромосомы — это гигантские молекулы, структура которых может быть изменена путём облучения рентгеновскими лучами, что приводит к изменению наследуемых признаков. В 1937 г. Уильям Астбери получил первые результаты рентгеноструктурного анализа ДНК, но не сумел сделать выводы о её структуре. Было только ясно, что эта структура является регулярной.

Критический эксперимент, доказывающий, что гены состоят из ДНК, был поставлен в 1943 г. Освальдом Эвери и его соавторами, которые продолжали работу трагически погибшего в начале Второй мировой войны Фредерика Гриффита со штаммами пневмококков. В экспериментах Гриффита происходила трансформация невирулентных бактерий шероховатого типа (R) в вирулентный гладкий штамм (S). Эвери выделил «трансформирующий принцип» и идентифицировал его как ДНК. Аналогичный эксперимент был поставлен в 1953 г. Алфредом Херши и Мартой Чейз, которые работали с бактериофагом Т2. В своей работе они тоже показали, что генетическим материалом фага является ДНК.

Исследования структуры ДНКПравить

В 1950-х годах три группы ученых добились успеха в исследованиях структуры биологических макромолекул. Первая работала в Кингс-колледже (Лондон), в неё входили Морис Уилкинс и Розалинда Франклин. Вторая состояла из Фрэнсиса Крика и Джеймса Уотсона из Кембриджа. Третья группа, возглавляемая Лайнусом Полингом, работала в Калифорнийском технологическом институте (США). Уотсон и Крик конструировали модели структуры из шариков, соединенных металлическими стержнями, исходя из данных о структуре отдельных нуклеотидов и расстояниях между атомами. Франклин и Уилкинс анализировали данные кристаллографии и рентгеноструктурного анализа.

Группа Полинга в 1948 г. на основании таких же исследований обнаружила, что в пространственной структуре многих белков имеются более или менее крупные части в виде спирали. Аналогичные выводы можно было сделать и на основании данных Франклин и Уилкинса на ДНК. Окончательные выводы о спиралевидной структуре ДНК, наличии в ней двух цепей, связанных между собой водородными связями между отдельными нуклеотидами, обращенными друг к другу, и их комплементарности были сделаны Уотсоном и Криком. Им помог Эрвин Чаргафф, посетивший в 1952 г. Кембридж и напомнивший о своих экспериментах 1947 г., когда он обнаружил, что в разных образцах ДНК соотношение нуклеотидов варьирует, но аденин всегда присутствует в той же пропорции, в какой и тимин, а гуанин — в такой же, как и цитозин.

Первую точную модель ДНК Уотсон и Крик построили в 1953 г. на основании данных, полученных к этому моменту Франклин[7]. Их открытие вызвало необыкновенный энтузиазм как у ученых, так и у широкой публики. Статья Уотсона и Крика была опубликована в Nature 25 апреля. Её содержание было дублировано публичным докладом заведующего лабораторией, в которой работали Уотсон и Крик, Уильяма Брэгга, 14 мая. Уже 15 мая о нём была помещена заметка в лондонской газете News Chronicle, а 16 мая — в The New York Times. В 1962 г. Уотсон, Крик и Уилкинс получили за это открытие Нобелевскую премию. Розалинд Франклин к этому времени уже скончалась от рака в 1958 г.

«Центральная догма»Править

В 1957 г. Крик предложил формулу, которая получила известность как «центральная догма молекулярной биологии». Согласно этой формуле, ДНК является хранилищем информации о структуре белка. Посредником между ними является РНК. Предполагавшийся механизм полуконсервативной репликации ДНК был к этому времени подтвержден экспериментом Мезельсона и Сталя. Крик и его соавторы показали, что генетический код состоит из нуклеотидных триплетов, названных кодонами, каждый из которых кодирует один аминокислотный остаток белка. К 1966 г. Хар Корана и др. расшифровали генетический код, установив соотношения между кодонами ДНК и аминокислотными остатками белка.

Исследования РНКПравить

СтруктураПравить

Ранние работы по исследованию структуры РНК также относятся к 1950 м годам. Уотсон и Крик предполагали, что наличие у рибозы 2`OH группы препятствует образованию двойной спирали, характерной только для ДНК[8]. Были сомнения даже в способности этой макромолекулы к образованию любой спиральной структуры. Высокая степень гетерогенности очищенных образцов препятствовала получению на РНК отчетливых снимков дифракционной картины и их рентгеноструктурному анализу. В 1955 г. был открыт фермент полинуклеотидфосфорилаза[9], с помощью которого стал возможен искусственный синтез гомогенных нуклеиновых кислот, и данные рентгеноструктурного анализа значительно улучшились. Оказалось, что РНК не только может образовать спираль, но, как и ДНК, способна к созданию двойной спирали, хотя её структура и отличалась от двойной спирали ДНК.

В конце 1950 — начале 1960-х годов было опубликовано множество результатов исследований РНК, в том числе о гибридизации РНК и ДНК с образованием двойных спиралей из цепей обеих макромолекул[10] и даже тройной спирали РНК[11], а также о структуре небольших фрагментов РНК и динуклеотидов G-C и A-U, кристаллизованных в виде завитков спирали[12]. Современный обзор этих работ был опубликован в 2009 г.[13]

К середине 1960-х годов были открыты рибосомы, показана их роль в синтезе белка и необходимость информационной РНК для их сборки. Кроме информационной РНК и РНК, входящей в структуру рибосом, в синтезе белка участвовали также транспортные РНК, доставляющие аминокислоты к рибосоме[14]. В 1965 г. была определена первичная структура первой транспортной РНК[15], а к 1968 г. сразу несколько групп ученых получили кристаллы транспортных РНК, хотя ещё недостаточно хорошего качества, чтобы стало возможно определить их пространственную структуру[16]. Эта цель стала достижимой благодаря кристаллизации в 1971 г. тРНКPHE из дрожжей[17]. Работа по исследованию пространственной структуры тРНКPHE была закончена к 1973 г.[18] Впоследствии методы этой пионерской работы были применены к кристаллизации и исследованию пространственной структуры и других тРНК[19][20]. Оказалось, что кроме линейной или спиралевидной формы, по крайней мере, такие РНК, как транспортные, как и белки могут иметь компактную глобулярную структуру.

Рибозимы и структура рибосомыПравить

В 1980-х годах было показано, что некоторые РНК способны к аутокаталитическому расщеплению[21][22][23]. РНК, способные, как и ферменты, катализировать химические реакции, такие как аутокаталитическое расщепление, назвали рибозимами. В 1990-х годах у некоторых из рибозимов была изучена пространственная структура[24][25]. Это были первые глобулярные РНК кроме транспортных, у которых стало возможно изучать пространственную структуру. На этой основе далее были проведены исследования особенностей формирования структуры РНК, выявление консервативных структурных мотивов, локальных стабилизирующих взаимодействий между фрагментами нуклеотидной последовательности и т. д.[26]. Эти достижения стали возможными, благодаря появлению метода транскрипции in vitro. Кроме того, для изучения структуры РНК начали применять ядерный магнитный резонанс, который оказался особенно полезен для исследования малых РНК (RNAs)[27][28][29].

Впоследствии развитие методов изучения структуры РНК позволило исследовать пространственную структуру ещё целого ряда макромолекул этого вида, включая рибосомальную РНК[30][31]. За работу по исследованию пространственной структуры рибосомальной РНК Ада Йонат, Венкатраман Рамакришнан и Томас Стейц получили Нобелевскую премию.

Исследования структуры белкаПравить

Первое выделение и классификацияПравить

Как особый класс биологических молекул, белки были определены ещё в XVIII в. Антуаном де Фуркруа. Вначале их называли альбуминами (matières albuminoides, albuminoids или Eiweisskörper) и их характерными свойствами считали способность к свертыванию или коагуляции при обработке теплом или кислотой. Широко известными примерами таких белков к началу XIX в. считали яичный альбумин, альбумин из сыворотки крови, фибрин и клейковину пшеницы. Сходство между свертыванием яичного белка и створаживанием молока было известно с древнейших времен. Даже само слово альбумин было предложено ещё Плинием Старшим и происходит от латинского выражения albus ovi (белок яичный).

Якоб Берцелиус и Геррит Ян Мульдер провели элементный анализ растительных и животных белков и пытались определить их эмпирическую формулу. К их удивлению, у всех белков формула оказалась приблизительно одинаковой: C400H620N100O120, различными были лишь содержание серы и фосфора, присутствовавшие в относительно небольших пропорциях. Мульдер предполагал, что существует единая базовая белковая субстанция (Grundstoff), которая синтезируется в растениях и усваивается животными при переваривании. Берцелиус поддержал эту идею, назвав субстанцию протеином.

Я предложил наименование протеин для органического оксида фибрина и альбумина, я хотел бы произвести это слово от греческого πρωτειος, потому что он представляется примитивной или принципиальной субстанцией пищеварения у животных.

Из личной переписки Берцелиуса от 10 июля 1838 г.

Мульдер также идентифицировал продукты деградации протеина, в частности, аминокислоту лейцин, и определил её молекулярную массу, 131 Da.

Очистка и определение массыПравить

Минимальная молекулярная масса протеина, согласно анализу Мульдера, была примерно 9 kDa, в сотни раз больше, чем у большинства других молекул, с которыми ему доводилось сталкиваться. Поэтому химическая структура протеина (точнее, первичная структура) оставалась неизвестной до 1949 г., когда Фредерик Сенгер определил аминокислотную последовательность первого белка, которым был инсулин. Однако теоретически ещё в 1902 г. Франц Хофмайстер и Эмиль Фишер предсказали, что белки представляют собой линейную цепь из аминокислотных остатков, соединенных пептидными связями. Многие ученые сомневались, что столь длинные аминокислотные цепи могут оставаться стабильными в растворе, и существовали также альтернативные теории о возможном строении белков. Например, согласно коллоидной гипотезе, белки состоят из циклолов.

То, что белки все-таки являются макромолекулами с определенной структурой, а не коллоидными смесями, показал Теодор Сведберг с помощью аналитического ультрацентрифугирования. При помощи очистки из ткани трудно получить белок в количестве более, чем несколько миллиграммов. Поэтому ранние исследования проводили на протеинах, легко очищаемых из яичного белка, крови, а также различных токсинов и пищеварительных соков, получаемых со скотобоен. Техника очистки белка быстро развивалась во время Второй мировой войны в связи с необходимостью получать очищенные белки крови для лечения раненых солдат. В конце 1950 г. американская компания Armour and Company очищала в больших количествах рибонуклеазу А и бесплатно предоставляла её для исследований. В результате РНКаза А на несколько десятилетий стала основным объектом фундаментальных исследований для множества научных групп. В частности, на ней было сделано несколько работ, удостоенных Нобелевской премии.

Пространственная структураПравить

Исследования пространственной структуры белка начались в 1910-х годах, когда Крик и Мартин показали, что при коагуляции выпадению белка в осадок предшествует другой процесс, денатурация, при которой белок теряет растворимость и ферментативную активность, но приобретает дополнительные химические свойства. В середине 1920-х годов было отмечено, что иногда денатурация может быть обратимой и изменение свободной энергии при этом процессе существенно меньше, чем при обычных химических реакциях, а к 1929 г. появились представления о том, что денатурация представляет собой изменение конформации аминокислотной цепи, при которой остатки, ранее находившиеся внутри белковой глобулы, теперь экспонированы в растворитель. В таком случае растворимость должна понижаться в соответствии со сравнительно низкой растворимостью аминокислот с алифатическими и ароматическими боковыми группами. Соответственно появляются дополнительные химические свойства и утрачивается ферментативная активность.

В начале 1960 г. Кристиан Анфинсен показал, что РНКаза А действительно денатурирует обратимо, и что естественная конформация этого белка соответствует глобальному минимуму свободной энергии.

Когда структура белка ещё не была известна, Дороти Ринч и Ирвинг Ленгмюр для обоснования гипотезы о циклолах предположили, что эти структуры стабилизируются за счет гидрофобных связей. Хотя идею о гидрофобных взаимодействиях поддержал сам Джон Бернал, она в 1930-х годах была отвергнута вместе с гипотезой о циклолах Лайнусом Полингом и другими исследователями. Полинг был сторонником водородных связей, теорию которых развивал Уильям Астбери. Несмотря на то, что роль водородных связей в стабилизации структуры белка в конце концов оказалась незначительной, это не помешало Полингу верно сформулировать представления об основных структурных элементах белка, альфа-спиралях и бета-складках. Значимость гидрофобных связей прояснилась лишь к 1959 г., когда было показано, что ионизация части аминокислотных остатков, показанная ещё Арне Тиселиусом, играет роль лишь на поверхности белковой глобулы, где полипептидная цепь входит в контакт с растворителем.

Пространственную структуру глобулярных белков вначале изучали лишь гидродинамическими методами и ультрацентрифугированием. В 1950-х годах появились спектральные методы, включая круговой дихроизм, флуоресценцию, определение спектров поглощения в ультрафиолетовой и инфракрасной областях. Кристаллография и рентгеноструктурный анализ для определения пространственной структуры гемоглобина были впервые применены Перуцом и Кендрю в 1960-х годах. За эту работу они были удостоены Нобелевской премии. В 1980-х годах начали также применять ядерный магнитный резонанс. К 2006 г. Protein Data Bank содержал данные о пространственной структуре 40 тысяч белков. Благодаря выявлению консервативных доменов, гомологичные структуры разных белков теперь можно реконструировать при помощи компьютерных программ, а для исследования структуры больших межбелковых комплексов применяют криоэлектронную микроскопию.

См. такжеПравить

ЛитератураПравить

  • Fruton, Joseph. Proteins, Genes, Enzymes: The Interplay of Chemistry and Biology. New Haven: Yale University Press. 1999. ISBN 0-300-07608-8
  • Lily E. Kay, The Molecular Vision of Life: Caltech, the Rockefeller Foundation, and the Rise of the New Biology, Oxford University Press, Reprint 1996
  • Morange, Michel. A History of Molecular Biology. Cambridge, MA: Harvard University Press. 1998.

ПримечанияПравить

  1. Beadle, G. W.; Tatum, E. L. Genetic Control of Biochemical Reactions in Neurospora (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America : journal. — 1941. — Vol. 27, no. 11. — P. 499—506. — doi:10.1073/pnas.27.11.499. — PMID 16588492.
  2. Avery, Oswald T.; Colin M. MacLeod, Maclyn McCarty. Studies on the Chemical Nature of the Substance Inducing Transformation of Pneumococcal Types: Induction of Transformation by a Desoxyribonucleic Acid Fraction Isolated from Pneumococcus Type III (англ.) // Journal of Experimental Medicine  (англ.) : journal. — Rockefeller University Press  (англ.), 1944. — 1 February (vol. 79, no. 2). — P. 137—158. — doi:10.1084/jem.79.2.137. — PMID 19871359.
  3. http://jgp.rupress.org/cgi/content/abstract/36/1/39 Архивная копия от 27 марта 2010 на Wayback Machine Hershey, A.D. and Chase, M. (1952) Independent functions of viral protein and nucleic acid in growth of bacteriophage. J Gen Physiol.
  4. Watson J.D. and Crick F.H.C. A Structure for Deoxyribose Nucleic Acid (англ.) // Nature. — 1953. — Vol. 171, no. 4356. — P. 737—738. — doi:10.1038/171737a0. — Bibcode1953Natur.171..737W. — PMID 13054692.
  5. Jacob, F; Monod, J. Genetic regulatory mechanisms in the synthesis of proteins (англ.) // J Mol Biol  (англ.) : journal. — 1961. — Vol. 3. — P. 318—356. — PMID 13718526.
  6. Soyfer V.N. The consequences of political dictatorship for Russian science (англ.) // Nat. Rev. Genet. : journal. — 2001. — September (vol. 2, no. 9). — P. 723—729. — doi:10.1038/35088598. — PMID 11533721.
  7. Watson J., Crick F. Molecular structure of nucleic acids; a structure for deoxyribose nucleic acid (рум.) // Nature. — 1953. — Т. 171, nr. 4356. — P. 737—738. — doi:10.1038/171737a0. — Bibcode1953Natur.171..737W. — PMID 13054692.
  8. Watson J.D., Crick F.H. Molecular structure of nucleic acids; a structure for deoxyribose nucleic acid (рум.) // Nature. — 1953. — Aprilie (т. 171, nr. 4356). — P. 737—738. — doi:10.1038/171737a0. — Bibcode1953Natur.171..737W. — PMID 13054692.
  9. Grunberg-Manago M., Ortiz P.J., Ochoa S. Enzymatic synthesis of nucleic acidlike polynucleotides (англ.) // Science : journal. — 1955. — November (vol. 122, no. 3176). — P. 907—910. — doi:10.1126/science.122.3176.907. — PMID 13274047.
  10. Rich A., Davies D.R. A new, two-stranded helical structure: polyadenylic acid and polyuridylic acid (англ.) // J. Am. Chem. Soc.  (англ.) : journal. — 1956. — July (vol. 78, no. 14). — P. 3548—3549. — doi:10.1021/ja01595a086.
  11. Felsenfeld G., Davies D.R., Rich A. Formation of a three-stranded polynucleotide molecule (англ.) // J. Am. Chem. Soc.  (англ.) : journal. — 1957. — April (vol. 79, no. 8). — P. 2023—2024. — doi:10.1021/ja01565a074.
  12. Sobll H., Tomita K., Rich A. The crystal structure of an intermolecular complex containing a guanine and a cytosine derivative (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America : journal. — 1963. — June (vol. 49, no. 6). — P. 885—892. — doi:10.1073/pnas.49.6.885. — PMID 13989773.
  13. Rich A. The era of RNA awakening: structural biology of RNA in the early years (англ.) // Q. Rev. Biophys. : journal. — 2009. — May (vol. 42, no. 2). — P. 117—137. — doi:10.1017/S0033583509004776. — PMID 19638248.
  14. Warner J.R., Rich A. The number of soluble RNA molecules on reticulocyte polyribosomes (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America : journal. — 1964. — June (vol. 51, no. 6). — P. 1134—1141. — doi:10.1073/pnas.51.6.1134. — PMID 14215634.
  15. Holley, R.W., Apgar, J., Everett, G.A., Madison, J.T., Marguisse, M., Merrill, S.H., Penwick, J.R., Zamir. Structure of a ribonucleic acid (англ.) // Science. — 1965. — March (vol. 147, no. 3664). — P. 1462—1465. — doi:10.1126/science.147.3664.1462. — PMID 14263761.
  16. Kim S.H., Rich A. Single crystals of transfer RNA: an X-ray diffraction study (англ.) // Science : journal. — 1968. — December (vol. 162, no. 3860). — P. 1381—1384. — doi:10.1126/science.162.3860.1381. — PMID 4880852.
  17. Kim S.H., Quigley G., Suddath F.L., Rich A. High-resolution x-ray diffraction patterns of crystalline transfer RNA that show helical regions (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America : journal. — 1971. — April (vol. 68, no. 4). — P. 841—845. — doi:10.1073/pnas.68.4.841. — PMID 5279525.
  18. Kim S.H., Quigley G.J., Suddath F.L., McPherson A., Sneden D., Kim J.J., Weinzierl J., Rich A. Three-dimensional structure of yeast phenylalanine transfer RNA: folding of the polynucleotide chain (англ.) // Science : journal. — 1973. — January (vol. 179, no. 4070). — P. 285—288. — doi:10.1126/science.179.4070.285. — Bibcode1973Sci...179..285K. — PMID 4566654.
  19. Drew H.R., Wing R.M., Takano T., Broka C., Tanaka S., Itakura K., Dickerson R.E. Structure of a B-DNA dodecamer: conformation and dynamics (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America : journal. — 1981. — April (vol. 78, no. 4). — P. 2179—2183. — doi:10.1073/pnas.78.4.2179. — PMID 6941276.
  20. Shen L.X., Cai Z., Tinoco I. RNA structure at high resolution (англ.) // The FASEB Journal  (англ.) : journal. — Federation of American Societies for Experimental Biology  (англ.), 1995. — August (vol. 9, no. 11). — P. 1023—1033. — PMID 7544309.
  21. Cech T.R., Zaug A.J., Grabowski P.J. In vitro splicing of the ribosomal RNA precursor of Tetrahymena: involvement of a guanosine nucleotide in the excision of the intervening sequence (англ.) // Cell : journal. — Cell Press, 1981. — December (vol. 27, no. 3 Pt 2). — P. 487—496. — doi:10.1016/0092-8674(81)90390-1. — PMID 6101203.
  22. Stark B.C., Kole R., Bowman E.J., Altman S. Ribonuclease P: an enzyme with an essential RNA component (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America : journal. — 1978. — August (vol. 75, no. 8). — P. 3717—3721. — doi:10.1073/pnas.75.8.3717. — PMID 358197.
  23. Prody G.A., Bakos J.T., Buzayan J.M., Schneider I.R., Bruening G. Autolytic Processing of Dimeric Plant Virus Satellite RNA (англ.) // Science : journal. — 1986. — March (vol. 231, no. 4745). — P. 1577—1580. — doi:10.1126/science.231.4745.1577. — PMID 17833317.
  24. Pley H.W., Flaherty K.M., McKay D.B. Three-dimensional structure of a hammerhead ribozyme (англ.) // Nature : journal. — 1994. — November (vol. 372, no. 6501). — P. 68—74. — doi:10.1038/372068a0. — PMID 7969422.
  25. Cate J.H., Gooding A.R., Podell E., Zhou K., Golden B.L., Kundrot C.E., Cech T.R., Doudna J.A. Crystal structure of a group I ribozyme domain: principles of RNA packing (англ.) // Science : journal. — 1996. — September (vol. 273, no. 5282). — P. 1678—1685. — doi:10.1126/science.273.5282.1678. — PMID 8781224.
  26. Ferré-D'Amaré A.R., Doudna J.A. RNA folds: insights from recent crystal structures (англ.) // Annu Rev Biophys Biomol Struct : journal. — 1999. — Vol. 28, no. 1. — P. 57—73. — doi:10.1146/annurev.biophys.28.1.57. — PMID 10410795.
  27. Ramos A., Gubser C.C., Varani G. Recent solution structures of RNA and its complexes with drugs, peptides and proteins (англ.) // Curr. Opin. Struct. Biol. : journal. — 1997. — June (vol. 7, no. 3). — P. 317—323. — doi:10.1016/S0959-440X(97)80046-2. — PMID 9204272.
  28. Butcher S.E., Dieckmann T., Feigon J. Solution structure of a GAAA tetraloop receptor RNA (англ.) // EMBO J.  (англ.) : journal. — 1997. — December (vol. 16, no. 24). — P. 7490—7499. — doi:10.1093/emboj/16.24.7490. — PMID 9405377.
  29. Costa M., Michel F. Frequent use of the same tertiary motif by self-folding RNAs (англ.) // EMBO J.  (англ.) : journal. — 1995. — March (vol. 14, no. 6). — P. 1276—1285. — PMID 7720718.
  30. PDB 3BWP; Toor N., Keating K.S., Taylor S.D., Pyle A.M. Crystal structure of a self-spliced group II intron (англ.) // Science : journal. — 2008. — April (vol. 320, no. 5872). — P. 77—82. — doi:10.1126/science.1153803. — PMID 18388288.; rendered with PyMOL Архивная копия от 2 августа 2019 на Wayback Machine
  31. PDB 1FFK; Ban N., Nissen P., Hansen J., Moore P.B., Steitz T.A. The complete atomic structure of the large ribosomal subunit at 2.4 A resolution (англ.) // Science : journal. — 2000. — August (vol. 289, no. 5481). — P. 905—920. — doi:10.1126/science.289.5481.905. — PMID 10937989.; rendered with PyMOL Архивная копия от 2 августа 2019 на Wayback Machine