Открыть главное меню

Карпатские говоры

Ареал карпатских говоров на карте диалектов украинского языка[1][2][3]

Карпа́тские го́воры (также карпатская группа говоров; укр. карпатська група говорів) — одна из групп говоров юго-западного наречия украинского языка, ареал которой охватывает горные районы западной Украины (главным образом, большую часть Закарпатской области, юг Львовской области и запад Ивано-Франковской области), а также приграничные с Украиной горные районы Польши и Словакии. Является одной из трёх групп юго-западного украинского наречия наряду с волынско-подольской и галицко-буковинской. Карпатская группа объединяет закарпатские, лемковские и бойковские говоры[4][5][6].

На базе различных карпатских говоров в Словакии, Польше, Венгрии, а также и в самой Украине развивается региональный литературный карпаторусинский язык с несколькими вариантами литературной нормы (пряшевской, лемковской и другими)[7][8].

Ряд исследователей славянских языков рассматривают русинский как самостоятельный, отдельный от украинского, язык. В таких странах, как Словакия, Польша, Словения, Хорватия, Сербия, Венгрия, Румыния приводится отдельная статистика для украинского и русинского языков (в Польше — для украинского и лемковского языков)[9].

Черты закарпатских говоров отмечаются в югославорусинском (южнорусинском, паннонско-русинском) языке, имеющем смешанное западнославянско-восточнославянское происхождение[10].

КлассификацияПравить

В состав группы карпатских говоров входят[5][6][11]:

Область распространенияПравить

 
Карпатские горы и Закарпатье
на территории Украины

Ареал карпатских говоров включает горные районы западной Украины, юго-восточной Польши и северо-восточной Словакии (северные и южные склоны Карпат), а также Украинское Закарпатье. В данный ареал входят различные историко-этнографические области, такие, как Лемковщина, Пряшевщина, Верховина, Бойковщина и другие. Носителями карпатских говоров являются представителями нескольких карпатских субэтнических групп — долиняне, лемки, бойки. На территории Украины карпатский диалектный ареал охватывает южную часть Львовской области, западную часть Ивано-Франковской области и большую часть Закарпатской области (без Раховского района, который занимают гуцульские говоры). На территории Польши карпатский ареал расположен в южных районах Малопольского и Подкарпатского воеводств. В Словакии говоры карпатской группы размещены главным образом в северных и восточных районах Прешовского края, а также в восточных районах Кошицкого края. Некоторые закарпатские говоры сохраняются также в приграничных с Украиной территориях Румынии.

С 1945—1947 годов численность носителей лемковских говоров в их исконном ареале значительно сократилась в результате насильственных переселений лемков в разные регионы Украины (около 70 тысяч человек), вначале в Донецкую, Луганскую и Кировоградскую области, а затем и в ряд других областей. Позднее лемки стали самостоятельно переселяться на запад Украины, благодаря чему возникли их компактные поселения в Тернопольской, Ивано-Франковской, Львовской и других областях. Оставшаяся часть лемков (около 35 тысяч) была переселена в северные и западные воеводства Польши (Легницкое, Ольштынское и Кошалинское)[12].

Карпатские говоры за пределами Украины распространены также среди потомков украинских переселенцев в США, Канаде и других странах[5].

На территории СербииВоеводине) и соседних с Сербией районах Хорватии сохраняются говоры паннонских русинов, имеющие смешанный характер[13].

Ареал карпатских говоров на северо-западе граничит с ареалом говоров малопольского диалекта польского языка, на севере — с посанскими говорами, на северо-востоке и востоке — с поднестровскими говорами, на востоке — с ареалом гуцульских говоров юго-западного украинского наречия. На юго-востоке к ареалу карпатских говоров примыкает ареал румынского языка, на юго-западе и западе — ареал восточнословацкого диалекта, в котором отмечаются островные ареалы карпатских говоров[1][2][3][5].

Литературные языкиПравить

Часть носителей карпатских говоров имеет особое этническое самосознание — относит себя к русинам — субэтнической группе украинцев, по другой точке зрения — самостоятельной восточнославянской этнической общности. У польских русин распространено самоназвание — лемки, формируется лемковская этническая идентичность. Родными говорами русин являются часть закарпатских говоров Украины и лемковские (южнолемковские) говоры Словакии. Родными говорами лемков являются лемковские (севернолемковские) говоры Польши.

Язык русин рассматривается одной частью лингвистов как самостоятельный восточнославянский язык — карпаторусинский, другая часть лингвистов (в том числе и большинство украинских исследователей славянских языков) считают русинский идиом диалектом украинского языка. А. Д. Дуличенко относит карпаторусинский к «малым славянским литературным языкам (микроязыкам)»[14]. В ряде европейских стран, в которых представлено русинское население, статистические данные для украинского и русинского языков (в Польше — для украинского и лемковского языков) приводятся отдельно[9]. Согласно переписи 2011 года в качестве родного языка в Словакии русинский назвали 55 469 человек[15], в Венгрии — 3 332 человека[16]. В качестве регионального или языка национального меньшинства русинский признан в Боснии и Герцеговине, Хорватии, Румынии, Сербии и Словакии, лемковский — в Польше (причём во всех этих странах наряду с украинским языком)[17]. Лемковский язык согласно переписи 2011 года в Польше назвали родным 4 454 человека[18], языком домашнего общения — 6 279 человек[19]. На Украине русинский и лемковский идиомы считаются диалектами украинского языка, поэтому положение о региональных языках (закон «Об основах государственной языковой политики») на них не распространяется.

В последнее время в Словакии, Польше и украинском Закарпатье наблюдаются попытки кодификации карпаторусинского языка. В Польше кодифицирован лемковский вариант литературной нормы, в Словакии — пряшевский вариант[7][8]. Карпаторусинский в США и Канаде использует латиницу южнославянского и западнославянского типа; карпаторусинский в Польше и Венгрии — кириллическое письмо. В Восточной Словакии наряду с кириллицей отмечались попытки применить также и латиницу славянского типа[20].

Те или иные языковые черты закарпатских говоров отмечаются в югославорусинском (южнорусинском, паннонско-русинском) языке. Общепринятого мнения о генетической основе данного языка до настоящего времени нет. Имеется точка зрения как о его восточнославянском закарпатско-украинском (русинском) происхождении, так и о западнославянском (восточнословацком) генезисе. В первом случае считается, что восточнославянские говоры испытали воздействие говоров западнославянского происхождения, во втором — что западнославянские говоры подверглись восточнославянскому влиянию. Распространяется также мнение о смешанном происхождении югославорусинского — о незавершившемся развитии данных говоров от восточнославянской основы в сторону западнославянского восточнословацкого диалектного типа[13]. В начале XX века началось формирование литературной нормы этого языка, первая грамматика югославорусинского была издана в 1923 году[10]. У югославских русин в начале XX века сформировалось движение за сближение русинского с украинским литературным языком, процесс украинизации получил развитие во второй половине XX века[21]. Согласно переписи 2011 года в Сербии (главным образом в автономном крае Воеводина), русинский назвали родным 11 340 человек[22].

Особенности говоровПравить

Основные особенности карпатских говоров[7]:

  1. Наличие на месте древнерусских гласных /о/, /е/ в новых закрытых слогах рефлексов /у/, /ÿï/ и /и/: в[у]л, в[ÿï]л, в[и]л (укр. литер. віл «вол»), прин′ [ý]с, прин′ [ÿ́ï]с, прин′ [и́]с (укр. литер. приніс «принёс»), но на месте /ê/ только /i/: с′[í]но (укр. литер. сіно «сено»), л′ [í]то (укр. литер. літо «лето»).
  2. Распространение окончания -ове у существительных мужского рода в форме именительного падежа множественного числа: брáтове (укр. литер. брати «братья»), волóве (укр. литер. воли «волы»), плýгове (укр. литер. плуги «плуги»).
  3. Распространение окончания -ме / -ми у глаголов 1-го лица в форме множественного числа: несéме / несéми (укр. литер. несемо «несём»), бýдеме / бýдеми (укр. литер. будемо «будем») и т. д.

Кроме того, для каждого из трёх основных карпатских ареалов характерны свои диалектные особенности[7]:

  • в бойковских говорах распространена узкая артикуляция гласной /ê/ (т[ê]п[ế]р — укр. литер. тепер «теперь»); употребление лабиализованной гласной /ы̊/: м[ы̊] (укр. литер. ми «мы»), х[ы̊́]жа (укр. литер. хижа «хижина»); переход согласной /л/ в позиции конца слова в /ў/: стi[ў] (укр. литер. стіл «стол»), оре[ў] (укр. литер. орел «орёл»);
  • для закарпатских говоров характерны сближение гласной /е/ с /и/ перед слогом с /i/, /ÿ͜ï/, /и/ и мягкими согласными: п[и́]рш′i (укр. литер. перш′i «первые»), от[и́]ц′ (укр. литер. отець «отец»), д[и́]с′ат′ (укр. литер. десять «десять»); наличие фонемы заднего ряда /ы/ на месте древнерусской /y/ (с[ы]н — укр. литер. син «сын») и древнерусского /ъ/ после /р/, /л/ (др[ы]вá — укр. литер. дрова «дрова»), а также после заднеязычных г, к, х: г[ы́]нуты (укр. литер. гинути «гибнуть»), ломáґ[ы] (укр. литер. ломаки «дубины»), к[ы́]снути (укр. литер. киснути «киснуть»), х[ы́]трий (укр. литер. хитрий «хитрый»); широкое распространение окончания двойственного числа -ма: зубóма (укр. литер. зубами «зубами»), з ни́ма (укр. литер. з ними «с ними»);
  • в лемковских говорах в фонетическую систему включается фонема /ы/: узк[ы́]й (укр. литер. вузький «узкий»), рýск[ы́]й (укр. литер. руський «русский»), иногда на месте этимологического /о/: м[ы]ст (укр. литер. міст «мост»); в конце слова наблюдается отвердение мягких согласных: пáле[ц] (укр. литер. палець «палец»), смер[т] (укр. литер. смерть «смерть»); переход /в/ в /г/ перед согласными: [г]довéц (укр. литер. вдовець «вдовец»), [г]лáсний (укр. литер. власний «собственный»), [г] болóт′i (укр. литер. в болотi «в болоте»); отмечается фиксированное ударение на предпоследнем слоге; употребление существительных в архаичной форме именительного падежа множественного числа с основой на /г/, /к/, /х/: вóлц′и (укр. литер. вовки «волки»), слýз′и (укр. литер. слуги «слуги»), птáс′и (укр. литер. птахи «птицы») и т. д.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Карта говорів української мови за І. Зілинським і Ф. Жилком. Енциклопедія Українознавства — II, Т.2, С.525 // Українська мова: Енциклопедія. — Киев: Українська енциклопедія, 2000. ISBN 966-7492-07-9 (Проверено 6 января 2015)
  2. 1 2 Карта говорів української мови за виданням «Говори української мови» (збірник текстів), Київ, 1977 // Українська мова: Енциклопедія. — Киев: Українська енциклопедія, 2000. ISBN 966-7492-07-9 (Проверено 6 января 2015)
  3. 1 2 Карта говорів української мови // Українська мова: Енциклопедія. — Киев: Українська енциклопедія, 2000. ISBN 966-7492-07-9 (Проверено 6 января 2015)
  4. Пилинский Н. Н. Украинский язык // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  5. 1 2 3 4 Гриценко П. Ю. Південно-західне наріччя // Українська мова: Енциклопедія. — Киев: Українська енциклопедія, 2000. ISBN 966-7492-07-9 (Проверено 6 января 2015)
  6. 1 2 Жовтобрюх, Молдован, 2005, с. 541—542.
  7. 1 2 3 4 Жовтобрюх, Молдован, 2005, с. 545.
  8. 1 2 Дуличенко, Восточнославянские малые литературные языки, 2005, с. 610—611.
  9. 1 2 Жовтобрюх, Молдован, 2005, с. 514—515.
  10. 1 2 Дуличенко, Югославорусинский язык, 2005, с. 612.
  11. Нимчук В. В. Закарпатський говір // Українська мова: Енциклопедія. — Киев: Українська енциклопедія, 2000. ISBN 966-7492-07-9 (Проверено 6 января 2015)
  12. Алексеева М. Лемковские говоры в контактах с другими славянскими языками // Исследования по славянской диалектологии. 13: Славянские диалекты в ситуации языкового контакта (в прошлом и настоящем) / Калнынь Л. Э.. — М.: Институт славяноведения РАН, 2008. — С. 45—46. — ISBN 978-5-7576-0217-2.
  13. 1 2 Дуличенко, Восточнославянские малые литературные языки, 2005, с. 612.
  14. Дуличенко, Малые славянские литературные языки, 2005, с. 595.
  15. Statistics. Demografia a sociálne štatistiky. Sčítanie obyvateľov, domov a bytov. Sčítanie obyvateľov, domov a bytov 2011. Základné výsledky. Slovenská republika. Tab. 11. Obyvateľstvo SR podľa materinského jazyka (слов.) (недоступная ссылка). Štatistický úrad Slovenskej republiky (2011). Архивировано 25 октября 2014 года. (Проверено 6 января 2015)
  16. Population census 2011. Data. National data. 1. Retrospective data 1.1. Number and characteristics of the population 1.1.1. Population number, population density 1.1.6. Nationality, mother tongue. 1.1.6.2. Population by nationality, mother tongue, language spoken with family members or friends and affinity with nationalities’ cultural values (англ.). Hungarian central statistical office (2011). (Проверено 6 января 2015)
  17. List of declarations made with respect to treaty No. 148. European Charter for Regional or Minority Languages (англ.). Council of Europe (21.10.2014). (Проверено 6 января 2015)
  18. Ludność. Stan i struktura demograficzno-społeczna. Narodowy Spis Powszechny Ludności i Mieszkań 2011 (польск.) (pdf) S. 98. Warszawa: Główny Urząd Statystyczny (2013). (Проверено 6 января 2015)
  19. Ludność. Stan i struktura demograficzno-społeczna. Narodowy Spis Powszechny Ludności i Mieszkań 2011 (польск.) (pdf) S. 96. Warszawa: Główny Urząd Statystyczny (2013). (Проверено 6 января 2015)
  20. Дуличенко, Малые славянские литературные языки, 2005, с. 599.
  21. Дуличенко, Малые славянские литературные языки, 2005, с. 600.
  22. Попис у Србији 2011. Резултати. Коначни резултати. База података. Становништво према вероисповести, матерњем језику и националној припадности. Становништво према матерњем језику (серб.) (недоступная ссылка). Република Србија. Републички завод за статистику (2011). Архивировано 11 октября 2017 года. (Проверено 6 января 2015)

ЛитератураПравить

СсылкиПравить