Ле́мки (самоназвания: лемки, русины, руснаки) — восточнославянское население Лемковщины (в горных районах на границе Украины, Польши и Словакии)[~ 2]. Историческое самоназвание — руснаки, русины. В большинстве этнографических публикаций рассматриваются как субэтническая (этнографическая, этнокультурная) группа украинцев[7][8]. Частью украинского народа считают себя украинские лемки. Часть польских лемков считает себя самостоятельной этнической группой. Население Словакии, причисляемое в научных исследованиях к лемкам, имеет русинскую или украинскую идентичность.

Лемки
Численность около 11 200 чел.
Расселение

 Словакия:
70 000—120 000 чел. (оценка, 2010)[1][2][~ 1]
 Польша:
60 000 чел. (оценка, 2010)[1]
10 531 чел. (перепись, 2011)[3][4]
 Россия:
6 чел. (перепись, 2002)[5]
 Украина:
672 чел. (перепись, 2001)
90 000 чел. (оценка, 2010)[1][6]
 Чехия
 США

 Канада
Язык украинский, польский, словацкий, лемковские говоры с лемковским и пряшевским литературными стандартами
Религия православие, грекокатолицизм
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

В Польше по данным переписи 2011 года насчитывают свыше 10 тысяч человек с лемковской идентичностью (по оценочным данным — до 60 тысяч). Численность лемков в Словакии по разным данным составляет от 70 до 120 тысяч человек (имеющих как русинскую, так и украинскую и словацкую этническую идентичность). На Украине, согласно переписи 2001 года, лемками назвали себя 672 человека (по оценкам — несколько десятков тысяч человек). Значительные группы лемков живут также в Чехии, США и Канаде[1].

Язык повседневного общения — лемковские говоры, которые включаются как в украинский, так и в русинский диалектные ареалы. В Польше и Словакии кодифицированы литературные нормы — лемковская и пряшевско-русинская. Также говорят на литературных польском, словацком и украинском языках. Верующие — главным образом грекокатолики, есть также православные и римокатолики[1].

Родственные группы — долиняне и бойки[9].

ЭтнонимПравить

В XIX веке в Лемковщине наряду с историческим названием «руснаки» или реже «русины» в научной среде и в среде лемковской интеллигенции начали употреблять экзоэтноним «лемки»[10]. В литературе впервые это название употребил Иосиф Левицкий в предисловии к «Грамматике» (1831) от использования в их языке частицы лем «только» в отличие бо є «только», распространённого у бойков, и лише, тiлько, известного у других карпатских русинов. В дальнейшем это название распространили А. Торонский, В. Хиляк и другие. В начале XX века распространению этнонима «лемки» способствовало название периодического издания «Лемко». Территорию расселения лемков стали называть Лемковиной, или Лемковщиной.

Слово лем «только», «лишь» было заимствовано лемками у словаков (восточнословац. l’em и литер. словац. len). Впервые «лемки» как прозвище, подчёркивающее резкие диалектные отличия от говоров соседних русинских групп с такой наиболее яркой особенностью как использование слова лем, руснаки Низких Бескид получили от бойков. Название «лемки» появилось на бойковско-лемковском пограничье в начале XIX века и со временем стало распространяться среди остального восточнославянского населения Северных Карпат. В народе этноним «лемки» распространился сравнительно поздно. Он вытеснил прежнее самоназвание «руснаки» или «русины» только в первой половине XX века[10][11].

СтатусПравить

 
Флаг лемков

В научных исследованиях лемков определяют не только как этнографическую группу, но и как этническую группу в широком её понимании. О. Дуць-Файфер[pl] предлагает по отношению к лемкам использовать термин «этническо-этнографическая группа», поскольку лемки соответствуют критериям, позволяющим отнести их к обеим типам этнической общности: лемки характеризуются собственными культурно-бытовыми особенностями, общей этнической территорией, верой в единое происхождение, общей историей и осознанием себя этнически обособленной группой. Термин О. Дуць-Файфер согласуется с неоднородностью этнической самоидентификации лемков, одна часть которых относит себя к самостоятельной этнической группе, включаемой в более широкий тип этнической общности карпаторусинов (русинов), а другая считает себя частью украинского народа со статусом этнографической группы украинцев. Ситуация осложняется отсутствием у русинского населения Словакии какого бы то ни было лемковского самосознания. Обычно лемками называет себя русинские население, живущее в Польше и потомки польских лемков, выселенных на Украину. В то же время в научных публикациях по диалектным и этнографическим признакам к лемкам нередко причисляют восточнославянское население Словакии, но в отличие от польских лемков, словацкие называют себя русинами (пряшевскими русинами) или руснаками[12].

В Польше лемки условно делятся на две группы: первая относит себя к части украинского народа, говорящей на лемковских говорах украинского языка, вторая считает себя отдельным народом (или частью русинского народа), а свой идиом — самостоятельным лемковским языком. При этом лемки проукраинской ориентации, как правило, — грекокатолики, а лемки-автономисты — православные. Региональной группой украинцев считает себя большинство потомков лемков, выселенных в 1945 году из Польши на территорию Украины, к идее самостоятельности лемковского языка и народа они относятся негативно[13]. В Словакии среди восточнославянского населения лемковские самосознание отсутствует. Как и в Польше, среди так называемых лемков проявляется дуализм самоидентификации, в частности, во время переписей населения часть лемков относит себя к украинцам, часть — к русинам, соответственно с родными украинским или русинским языками[2][14]. Кроме того, по данным переписей, в Польше отмечены поляки с родным лемковским языком, а в Словакии — словаки с родным русинским языком.

В Польше лемки признаны этническим меньшинством согласно закону от 6 января 2005 года о национальных и этнических меньшинствах. Согласно нормам этого закона этническим или национальным меньшинством признаётся этническая общность, предки которой населяют территорию современной Польши не менее 100 лет (статья 2, пункт 5). При этом к этническим меньшинствам в отличие от национальных относят этнические группы, не имеющие своего государства[15].

Ареал и численностьПравить

 
Карта расселения карпатских русин в 1919—1939 годах на территориях Лемковщины и Пряшевщины в границах современных Польши и Словакии[16][17]

В Польше во время переписи 2002 года к лемкам отнесли себя 5863 человека[18], во время переписи 2011 года лемками себя назвали 10 531 человек, из них 5612 человек указали лемковскую как единственную национальность (в ответах можно было указать первую и вторую национальность), 7086 человек — как первую, 3445 — как вторую, при этом как первую или вторую национальность наряду с польской указал 3621 человек[19]. Между тем, численность лиц, имеющих лемковское происхождение в Польше оценивается в 60 000 человек (при этом часть из них относит себя к полякам или украинцам нередко с родным лемковским или украинским языками)[1]. По данным первой Всеукраинской переписи населения 2001 года, численность лемков на территории Украины составляла 672 человека[20]. По разным оценкам численность лемков, живущих на Украине составляет от нескольких десятков до 90 тысяч человек[1][6]. В Словакии переписью 2001 года зафиксированы 24 201 человек, относящий себя к русинам[14]. Небольшие группы лемков живут также во многих других странах, в частности, согласно переписи 2002 года в России, лемками назвали себя 6 человек, а по переписи 2011 года общая численность лемков вместе с русинами, бойками, гуцулами и другими карпаторусинскими группами составила 225 человек[5][21].

В прошлом, в межвоенный период во Второй Польской республике численность лемков составляла по разным данным от 130[22] до 150 тысяч человек[23]. Лемки были расселены в горном регионе на юго-востоке Польши, называемом Лемковщиной (Лемковиной или Лемковской Русью). Рассматриваемый регион охватывал узкий горный пояс от реки Попрад на западе до реки Ослава на востоке протяжённостью до 150 км[22][24]. После 1945—1947 годов компактный ареал лемков перестал существовать, до 65—70% лемковского населения было депортировано в советскую Украину, бо́льшая часть остальных — на Возвращённые Земли (в северные и западные регионы Польши). В 1956 году польским лемкам разрешено было вернуться на родную землю, но вернулась лишь незначительная их часть. Таким образом, в настоящее время в Польше имеются два основных относительно удалённых друг от друга региона расселения лемков: один — в Западной Польше, другой — на исконной территории, в горной Лемковине на Юго-востоке Польши. И в том, и в другом регионе лемки не образуют компактной области расселения, находясь среди польского этнического большинства. Кроме этого, отдельные небольшие группы лемков рассеяны по другим регионам Польши. На Украине значительная часть лемков была ассимилирована, но родной язык и традиции лемков всё ещё сохраняются[22].

Лемков разделяют на две группы с различиями в диалектах и культурно-бытовых особенностях, а также с различной историей. К первой относят польских лемков, которые приняли этноним «лемки». Ко второй группе относят словацких лемков, для которых «лемки» является экзоэтнонимом, принятым в научной среде, сами себя они называют «руснаки» или «русины». Иное деление предлагает И. А. Бойко, выделяющий в западнолемковской области расселения в бассейнах Попрада, Горнада и Дунайца (как в Словакии, так и в Польше) спишских русинов, которые могут быть либо обособленной группой среди лемков, либо образовывать отдельную от лемков субэтническую группу[25]. Кроме того, в Польше выделяются два анклава среди польского этнического массива, в которых живут особые группы лемков — шляхтовские русины (к западу от исторической Лемковины) и замешанцы (к северу от исторической Лемковины).

ЯзыкПравить

В настоящее время лемки в большинстве своём являются билингвами, они владеют своим родным языком и государственным языком той страны, в которой живут — польским, словацким или украинским[1]. Младшее поколение лемков отчасти переходит к пассивному двуязычию, то есть спсобно понимать по-лемковски, но говорить уже не может, или переходит к польскому, словацкому или украинскому одноязычию. В США и Канаде потомки лемков практически полностью перешли на английский язык. Часть лемков проукраинской ориентации, живущих в Польше и Словакии, изучают украинский литературный язык в школах.

Родным языком, который лемки используют в повседневном общении являются местные лемковские говоры. Среди интеллигенции отчасти распространены литературные нормы лемковского — собственно лемковская в Польше и пряшевско-русинская в Словакии. Данные нормы вводятся в школьное обучение, частично используются в официальных мероприятиях, в издании периодики, в радиопередачах и некоторых других сферах. Согласно традициям украинской диалектологии, лемковские говоры наряду с бойковскими и закарпатскими включаются в состав карпатской группы юго-западного наречия украинского языка[26][27][28]. В работах лингвистов, рассматривающих русинский как самостоятельный язык, лемковские говоры выделяют как западную группу карпаторусинского диалектного ареала, противопоставляя её восточной, в которую включают бойковские и закарпатские говоры[29].

Лемковские говоры, носители которых находились в течение нескольких столетий в тесных языковых контактах с носителями польского языка и отчасти восточного диалекта словацкого языка, подверглись ощутимому западнославянскому влиянию. Помимо значительного по объему пласта лексики лемковские говоры заимствовали ряд фонетических и морфологических черт. В числе подобных заимствованных черт отмечают произношение лабиовелярного аппроксиманта [ў] на месте альвеолярного латерального аппроксиманта л, наличие мягкой артикуляции палатальных согласных ц’, д͡з’, с’ и з’, отвердение согласных в исходе слов типа кiн «конь», наличие парокситонического фиксированного ударения (всегда падающего на предпоследний слог), развитие звонкого типа межсловной фонетики сандхи (характерного для малопольских говоров), распространение окончания -ом у имён и местоимений женского рода в форме творительного падежа единственного числа и т. д.[30][31][32]

ИсторияПравить

ПроисхождениеПравить

Существует две теории происхождения лемков. Одна из них связывает современную лемковскую этническую общность с автохтонным восточнославянским населением Низких Бескид, другая — с миграциями восточных славян в данную местность с иных территорий[33].

Согласно первой теории, лемки являются потомками племени белых хорватов, которое традиционно относят к восточнославянским племенам. Предки лемков населяли северный и южный склоны Карпат уже в VI—VII веках, но впоследствие, в результате частичной ассимиляции поляками из Малой Польши сохранились лишь в горной местности. В дальнейшем, в конце X — первой половине XI века территории, прилегающие к западным Карпатам, вошли в состав Древнерусского государства, после чего данный регион стал частью Волынского княжества, позднее — Галицкого и затем — объединённого Галицко-Волынского княжества. В 1340 году северная часть Прикарпатья отошла к Польше, а южную часть ещё ранее захватила Венгрия.

По второй теории, восточные славяне пришли на земли с уже имевшимся здесь с XIII века польским и словацким населением, которое предками лемков было частично ассимилировано[34]. Формирование восточнославянского населения Низких Бескид происходило в процессе валашско-русской пастушеской миграции, первая волна которой относится к XIV веку. Переселение шло с юга из области Шариш, расположенной в современной Восточной Словакии[33].

Теории автохтонного происхождения лемков придерживаются в основном восточнославянские исследователи, которые связывают формирование Лемковины с распространением территории Киевской Руси намного западнее, чем принято в польской историографии. Версия образования восточнославянского клина на Карпатах в результате пастушеских миграций чаще встречается в работах польских и словацких авторов[35]. В пользу последней версии говорят в числе прочего данные археологических исследований, а также языковая близость говоров восточнословацкого и малопольского диалектов, которая даёт основание предполагать, что изначально территории с польским и словацким населением граничили друг с другом, и только с XIV—XVI веков были разделены ареалом восточнославянского населения[24][36].

В среде лемковской интеллигенции наиболее популярно утверждение о том, что лемки являются прямыми потомками белых хорватов. Причём время появления этого племени в Низких Бескидах иногда датируют первым веком нашей эры. С этим утверждением связывают причины диалектных и культурных отличий лемков от остальных восточных славян. Также на основании этого утверждения поддерживается вера в принятие крещения предками лемков непосредственно от Кирилла и Мефодия в IX веке[33][37]. По словам Э. Михны, один из активистов лемковского движения заявил, что «Если речь идет о белых хорватах, то правды в этом может быть совсем немного…Но эта теория, несомненно, из разряда вещей, способных в значительной степени сцементировать чувство общности…»[38].

ФормированиеПравить

 
Лемковская деревянная церковь в словацком Свиднике

К середине XIV века восточнославянское население фрагментарно расселялось до территорий, непосредственно примыкающих к Люблину, Ряшеву и Горлице. Однако не представляется возможным установить, было ли это население автохтонным, либо переселилось в указанные районы вследствие экспансии галицко-волынских князей или в результате татаро-монгольского нашествия на Русь. В тот же исторический период города, расположенные на территории современной Западной Украины, оказались под воздействием польско-немецко-еврейской колонизации, а сёла переводились с русского на волошское право, в них вводилась барщина. Данные процессы способствовали оттоку части населения с равнин в горные районы Восточных Бескидов и Карпат.

В целом формирование этнической общности лемков завершилось к XVII веку. На этот процесс оказали влияние переселенцы с Украины (в том числе пленные запорожские казаки), поляки, словаки, отчасти карпатские немцы и венгры.

XVIII — начало XX векаПравить

 
Лемки на гравюре 1877 года

В 1772 году Галиция и территория Лемковщины была присоединена Австрией.

В XVIII веке отмечался рост церковно-приходских школ в Лемковине, первые из которых появились ещё в середине XVII века. Обучение в школах велось на «руськом» языке, дети учились читать и писать как по-польски, так и «по-руськи». В конце XVIII века, в частности, в Мушинском униатском деканате школы были открыты почти в каждом приходе. После школы часть детей продолжала обучение в училищах. Многие из них закончили училище в спишском Подолинце. Его выпускники родом из Лемковины стали затем видными деятелями церковной, научной и культурной жизни Галиции XIX века. Это грекокатолические митрополиты Йозеф и Сильвестр Сембратовичи, епископы Фома Полянский и Юлиан Пелеш, профессоры теологии Онуфрий Криницкий, Тит Мишковский и другие, политики Дамиан Савчак и Владимир Курилович, журналисты Владимир Щавиньский и Иван Бучма, сотрудник аппарата Министерства внутренних дел в Вене Иван Конштантинович, судья аппеляционного суда Львова Александр Кмицикевич, доктора медицинских наук Миколай Тиханьский, Михал Савчак и другие, полковники австрийской армии Иван Пухыр и Роман Сембратович, известный химик, ректор Ягеллонского университета в Кракове Эмилиан Черняньский, исследователь зоологии и минералогии Василь Черняньский, писатели Владимир Хиляк, Амвросий, Олимпий и Петро Полянские, Миколай Малиняк и многие другие[39].

В середине — второй половине XIX века в среде лемков развернулось национальное движение. Лемковская интеллигенция (в большей части — священники) осознали себя частью единого русского народа, простирающегося от реки Попрад (западная граница Лемковщины) до Камчатки. Лучшим писателем-лемком второй половины XIX века стал Владимир Хиляк, писавший зачастую под многочисленными псевдонимами, наиболее известный из которых — Иероним Аноним.

Во второй половине XIX века важную роль в обучении лемков стали так называемые руськие бурсы, в том числе горлицкая и сондецкая, выпускники которых стали активными патриотами, общественными и культурными деятелями Лемковины межвоенного периода[40].

В 1911—1914 годах впервые у лемков появилось своё печатное издание — журнал «Лемко»[41].

Первая мировая война принесла много страданий лемкам. Были полностью разорены отдельные села, много крестьян погибло на войне. За симпатии лемков к великорусскому народу австрийские власти в самом начале войны вывезли из Лемковщины свыше трех тысяч интеллигенции и крестьян в Талергофский концентрационный лагерь, где несколько сотен лемков погибло. Многие лемки были убиты в своих деревнях, как опасные «руссофилы». Эту кровавую расправу на время прекратила Русская армия, захватившая в конце 1914 года почти всю Лемковщину. Однако в мае 1915 года, после Горлицкого прорыва австро-германских войск, Русская армия была вынуждена отступить. С ней отступило вглубь России несколько десятков тысяч лемков, а многих оставшихся настигла по возвращении австрийской армии та же страшная участь. Всё это привело к тому, что к концу Первой мировой войны Лемковщина заметно обезлюдела.

Распад Австро-Венгерской монархии в 1918 году оказал содействие борьбе порабощенных народов за самоопределение. Такая борьба развернулась и на Лемковщине. В селе Команча под городом Санок было провозглашено создание Западнолемковской республики, которая провозгласила своё объединение с Западно-Украинской Народной Республикой (ЗУНР). В селе Флоринка возле города Новый Санч была провозглашена Восточнолемковская русская республика, которая выступала за солидарность с Россией. Обе эти республики были ликвидированы польскими войсками, и вся северная часть Лемковщины вошла в состав Польши.

 
Лемки местности около Прешова (слева) и украинцы из местности около Пшемышля (справа) в народных костюмах, 2007 год

В межвоенный период обострились противоречия в лемковской среде по национальному вопросу. Хотя часть лемков по-прежнему называла себя «русинами» и относился себя к «единому русскому народу», заметную популярность приобрело и другое национальное течение, проповедывавшее единство между лемками, галичанами и коренным населением Советской Украины, то есть украинское течение, проникшее на Лемковщину ещё перед Первой мировой войной, но не нашедшее в то время для себя много союзников. Среди лемков «русского» направления можно выделить учёного и богослова, декана Греко-католической семинарии во Львове Т. И. Мышковского, историка и священника И. Ф. Полянского; среди лемков «украинского» течения — поэта Б.-И. Антоныча, географа В. Кубиёвича. Оба движения имели свои организации и печатные органы: русское направление — газету «Лемко», украинское — газету «Наш лемко» и находились в заметной конфронтации друг с другом. Следует отметить, что оба направления также сильно притеснялись польским правительством.

В сравнительно лучших условиях проживали лемки в Чехословакии (включая современную Закарпатскую область, которая в составе Чехословакии называлась «Подкарпатская Русь»). Здесь существовали «русинские» школы, общества (наиболее известное — Русское культурно-просветительное общество имени А. В. Духновича), литературные объединения, образовательные и культурные центры.

Очередной удар лемкам нанесла Вторая мировая война. Нападение Германии на Польшу в сентябре 1939 года привело к оккупации всей Лемковщины. Были закрыты все русские культурные общества, тогда как украинское направление, поддерживающее Германию, напротив, несколько оживилось. В отличие от Восточной Галичины, в Лемковщине (как Северной, так и Южной) сформировалось мощное партизанское антигитлеровское движение. Многие лемковские герои-патриоты были заключены немцами в «лагеря смерти», иных просто казнили.

ВыселениеПравить

В отличие от Восточной Галичины, где заметная часть населения была настроена против Советского Союза, лемки с радостью восприняли освобождение Лемковщины Советской армией в конце 1944 года. Однако их надежды о выходе из состава Польши не оправдались: СССР признал территорию Лемковщины за Польшей. Более того, уже осенью 1944 года временное правительство Польши заключило соглашение с правительством Советской Украины об обмене населением. По этому соглашению украинское население, которое проживало в границах послевоенной Польши, подлежало выселению на Украину в обмен на польское население, которое выселялось с Украины в Польшу. Невыносимую ситуацию создало националистическое польское подполье — постоянные запугивания, убийства, грабежи. Отказ от «добровольного» переселения привёл к фактически насильственному выселению, то есть к депортации в УССР.

В 1945—1946 годах на Украину было выселено до 65—70% лемков. В основном переселение проходило принудительно. Добровольно после агитации, проводимой представителями советских властей, выехала лишь незначительная часть лемков. Помимо того, что лемки не хотели покидать родные дома, они не стремились уезжать на Украину также потому, что в своём большинстве не считали себя украинцами[42][22].

Тем не менее, после переселения лемков на Украину их в Польше оставалось ещё более 30 тысяч (30—35% лемковского населения). Однако и эти лемки были насильно выселены из Карпат в 1947 году в соответствии с операцией «Висла» и рассеяны на землях, отошедших к Польше от Германии после Второй мировой войны (Возвращённые Земли — северные и западные районы современной Польши)[42]. Одной из причин операции «Висла» была деятельность в Лемковщине Украинской повстанческой армии, боровшейся с польскими вооружёнными силами. В 1956 году лемкам разрешили вернуться на родную землю, но обратно в горы, куда уже были заселены поляки, переехала лишь небольшая часть лемков[22].

Эти события значительно ослабили лемковское движение. С этого времени компактная область расселения лемков перестала существовать. Лемки оказались рассеяны на значительных территориях Польши и Украины. Во многом выселение лемков было направлено на их скорейшую ассимиляцию. Так, например, по решению польской власти в рамках операции Висла предписывалось расселять в одной местности более 10% лиц лемковского и украинского происхождения, подлежащих депортации. Нередко жителей одного лемковского села расселяли в разных польских регионах. В регион Средней Одры было выселено 11 768 лемков, при этом в некоторых гминах численность лемков составляла до 30%. Как правило, новыми соседями лемков становились поляки, приехавшие с Восточных Кресов. Восточные поляки после Волынской резни и прочих подобных событий были враждебно настроены по отношению к лемкам. Изменился горный климат на умеренный, горы и предгорья сменились равнинами, изменился тип хозяйства в новых условиях. Произошёл разрыв с привычными религиозными обрядами — все православные и грекокатолические церкви лемков наряду с родными домами остались в горах. Адоптация к новым условиям длилась у лемков в течение двух поколений. При этом лемки были вынуждены жить, скрывая свой язык, свои культуру и обычаи[43]. Лемки, переселённые на северо-запад Польши, во многом ассимилировались поляками, а на Украине приняли украинскую идентичность. Кроме того, Украина и Народная Польша считали всех лемков украинцами и не признавали для них иного национального самоопределения.

Конец XX — начало XXI векаПравить

 
Лемки. Санокский повят, Польша

С 1989 года после либерализации национального вопроса и реформировании польскими властями законодательства, в том числе после принятия закона об общественных организациях, в лемковской среде возобновилась общественно-культурная деятельность. Были созданы Содружество лемков (1989) и Объединение лемков (1990), начато обучение лемковскому языку в школе, издание периодики на лемковском, организованы фестивали, в том числе наиболее известная Лемковская Ватра, в Лемковине появились двуязычные указатели населённых пунктов[44].

Одновременно с этим довоенные противоречия между «русским» и «украинским» движением, ещё более обострившиеся в период Второй мировой войны, не способствовали самоопределению значительной части лемков украинцами. Это привело к тому, что часть лемков в Польше объявила себя особым народом. Сторонники лемковской этнической общности как самостоятельного народа (осознавая свою принадлежность к остальным карпаторусинам) объединились вокруг организации «Содружество Лемков». Представители этого движения кодифицировали лемковский язык. К заметным деятелям данного направления можно отнести поэта П. Трохановского, исследовательницу О. Дуць-Файфер. Вместе с тем часть лемков Польши считает себя украинцами и группируется вокруг организации «Объединение лемков».

На Украине часть лемков стала обычными украинцами, а часть — сохранила свою лемковскую идентификацию, но, вместе с тем, считает себя частью украинского народа[45]. Преимущественно эти лемки проживают в Галичине (куда они и были переслены в 1940-х годах). Их поддерживает Всеукраинское товарищество «Лемковщина» во Львове.

Культурно-бытовые особенностиПравить

В основе особенностей культуры лемков лежат восточнославянские элементы, которые встречаются как в традиционной одежде (с характерным кроем, распространённым также у польских гуралей), так и в обычаях, народной музыке (в частности, с многоголосием церковных песнопений) и во многих других аспектах традиционной культуры[31].

Основным традиционным занятием лемков в области сельского хозяйства было отгонное и выгонное скотоводство. Разводили крупный и мелкий рогатый скот, включая карпатскую грубошёрстную породу овец и местную породу волов. Также лемки традиционно возделывали ячмень, овёс, рожь, полбу, картофель. К наиболее характерным традиционным блюдам лемков относят ощипок, или паленю — пресный или заквашенный на минеральной воде ячменный или овсяной хлеб (нередко с добавлением картофеля)[1].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

Комментарии
  1. Русинское население Словакии (Пряшевщины) и даже отдельных районов Закарпатской области часто включается в состав субэтнической группы лемков по общности этнографических и языковых особенностей, разделяемых ими с польскими русинами, при этом некоторыми этнологами словацкие русины к числу лемков не причисляются ввиду отсутствия у них лемковского самосознания и различия исторической судьбы русинских регионов к северу и к югу от горного хребта Карпат.
  2. В 1945—1947 годах значительная часть лемков была переселена в центральные и восточные районы Украины и в западные и северные районы Польши. Существуют также диаспоры лемков в Северной Америке — потомки эмигрантов конца XIX — начала XX веков.
Источники
  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Лемки / Бойко И. А. // Лас-Тунас — Ломонос. — М. : Большая российская энциклопедия, 2010. — С. 216. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 17). — ISBN 978-5-85270-350-7. (Проверено 3 ноября 2019)
  2. 1 2 Дронов М. Ю. Лемки и Лемковщина. Страницы истории и культуры самой западной Руси // Вестник Юго-Западной Руси. — 2006. — № 1. — С. 93. (Проверено 3 ноября 2019)
  3. Ludność. Stan i struktura demograficzno-społeczna. Narodowy Spis Powszechny Ludności i Mieszkań 2011 (польск.) (pdf) S. 92. Warszawa: Główny Urząd Statystyczny (2013). (Проверено 25 ноября 2015)
  4. Narodowy Spis Powszechny Ludności i Mieszkań 2011. Raport z wyników (польск.) (pdf) S. 106. Główny Urząd Statystyczny. Архивировано 28 мая 2013 года. (Проверено 28 мая 2013)
  5. 1 2 http://www.perepis2002.ru/ct/doc/descript_00.doc
  6. 1 2 Дронов М. Ю. Лемки и Лемковщина. Страницы истории и культуры самой западной Руси // Вестник Юго-Западной Руси. — 2006. — № 1. — С. 92. (Проверено 3 ноября 2019)
  7. Горленко В. Ф. Украинцы // Народы и религии мира: Энциклопедия / Гл. редактор В. А. Тишков; Редкол.: О. Ю. Артемова, С. А. Арутюнов, А. Н. Кожановский, В. М. Макаревич (зам. гл. ред.), В. А. Попов, П. И. Пучков (зам. гл. ред.), Г. Ю. Ситнянский. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1999. — С. 569. — ISBN 5-85270-155-6.
  8. Лемки. Российский этнографический музей. Архивировано 28 мая 2013 года. (Проверено 28 мая 2013)
  9. Русины / Дронов М. Ю. // Румыния — Сен-Жан-де-Люз. — М. : Большая российская энциклопедия, 2015. — С. 44—45. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 29). — ISBN 978-5-85270-366-8. (Проверено 26 декабря 2019)
  10. 1 2 Misiak, 2018, s. 61—62.
  11. Алексеева, 2015, с. 62.
  12. Misiak, 2018, s. 57.
  13. Алексеева М. Лемковские говоры в контактах с другими славянскими языками // Исследования по славянской диалектологии. 13: Славянские диалекты в ситуации языкового контакта (в прошлом и настоящем) / Калнынь Л. Э.. — М.: Институт славяноведения РАН, 2008. — С. 47. — ISBN 978-5-7576-0217-2.
  14. 1 2 Bývajúce obyvateľstvo podľa národnosti - 2001, 1991 (слов.) (pdf). Štatistický úrad Slovenskej Republiky. Архивировано 28 мая 2013 года. (Проверено 28 мая 2013)
  15. Misiak, 2018, s. 57, 59.
  16. Маґочій П. Р. Народ нивыдкы. Iлустрована iсторія карпаторусинôв / По русинськы текст потовмачив Падяк В. — Ужгород: 2007. — С. 70.
  17. Дронов М. Ю. Роль Греко-католической церкви в формировании этнонациональной идентичности русинов Словакии (1919—1938) — диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. — Москва: Институт славяноведения РАН, 2013. — С. 269 Приложение № 1. Карта расселения карпатских русинов в 1919—1939 гг. — 269 с.
  18. Ludność według narodowości, płci oraz miejsca zamieszkania w 2002 r. (польск.)
  19. Ludność. Stan i struktura demograficzno-społeczna. Narodowy Spis Powszechny Ludności i Mieszkań 2011 (польск.) (pdf) S. 91—92. Warszawa: Główny Urząd Statystyczny[pl] (2013). (Проверено 27 декабря 2019)
  20. Численность лиц отдельных этнографических групп украинского этноса и их родной язык
  21. https://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.htm Перепись населения в РФ 2011 года. Том 4. Национальный состав и владение языками, гражданство.
  22. 1 2 3 4 5 Duć-Fajfer, 2008, s. 217.
  23. Misiak, 2018, s. 60.
  24. 1 2 Misiak, 2018, s. 58.
  25. Бойко И. А. Культура заготовки сена в Словацких и Украинских Карпатах // Этнос и среда обитания. Сборник этноэкологических исследований к 85-летию В. И. Козлова / Григулевич Н. И., Дубова Н. А. (отв. редактор), Ямсков А. Н. — М.: Старый сад, 2009. — Т. 1. — С. 281—311. — 312 с. — ISBN 5-89930-125-2.
  26. Гриценко П. Ю. Південно-західне наріччя // Українська мова: Енциклопедія. — Киев: Українська енциклопедія, 2000. ISBN 966-7492-07-9 (укр.) (Проверено 26 декабря 2019)
  27. Жовтобрюх М. А., Молдован А. М. Восточнославянские языки. Украинский язык // Языки мира. Славянские языки. — М.: Academia, 2005. — С. 541—542. — ISBN 5-87444-216-2.
  28. Гриценко П. Ю.. Лемківський говір // Українська мова: Енциклопедія. — Киев: Українська енциклопедія, 2000. ISBN 966-7492-07-9 (Проверено 26 декабря 2019)
  29. Ванько Ю. Русиньскый язык. Карпатьскы русиньскы діалекты. Класіфікація карпатьскых русиньскых діалектів : [арх. 11.09.2012] : [русин.] // Академія русиньской културы в Словеньскій републіцї. — Пряшів. (Проверено 26 декабря 2019)
  30. Скорвид С. С. Серболужицкий (серболужицкие) и русинский (русинские) языки: к проблеме их сравнительно-исторической и синхронной общности // Исследование славянских языков в русле традиций сравнительно-исторического и сопоставительного языкознания. Информационные материалы и тезисы докладов международной конференции. — М., 2001. — С. 113. (Проверено 27 декабря 2019)
  31. 1 2 Misiak, 2018, s. 62.
  32. Duć-Fajfer, 2008, s. 217—218.
  33. 1 2 3 Misiak, 2018, s. 58—59.
  34. Дуць-Файфер О. Лемкы в Польщы // Тривалість регіональних культур. Русини і українці на їхній карпатській батьківщині та за кордоном / Упор. П. Р. Маґочий. — Нью-Йорк, 1993. — С. 83—84.
  35. Дронов М. Ю. Лемки и Лемковщина. Страницы истории и культуры самой западной Руси // Вестник Юго-Западной Руси. — 2006. — № 1. — С. 95. (Проверено 27 декабря 2019)
  36. Алексеева М. М. Лемковские говоры в контактах с другими славянскими языками // Исследования по славянской диалектологии. 13: Славянские диалекты в ситуации языкового контакта (в прошлом и настоящем) / Калнынь Л. Э.. — М.: Институт славяноведения РАН, 2008. — С. 45. — ISBN 978-5-7576-0217-2.
  37. Дронов М. Ю. Лемки и Лемковщина. Страницы истории и культуры самой западной Руси // Вестник Юго-Западной Руси. — 2006. — № 1. — С. 94—95. (Проверено 27 декабря 2019)
  38. Алексеева, 2015, с. 58—59.
  39. Duć-Fajfer, 2008, s. 218—220.
  40. Duć-Fajfer, 2008, s. 220.
  41. Duć-Fajfer, 2008, s. 220—221.
  42. 1 2 Misiak, 2018, s. 63—64.
  43. Misiak, 2018, s. 63—66.
  44. Misiak, 2018, s. 65.
  45. РЕЗОЛЮЦІЯ V з'їзду Лемків України (недоступная ссылка). Дата обращения 20 января 2010. Архивировано 26 октября 2010 года.

ЛитератураПравить

  • Лемки / И. А. Бойко // Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов. — М. : Большая российская энциклопедия, 2004—2017.
  • Drozd R., Halczak B. Dzieje Ukraińców w Polsce w latach 1921—1989 / Roman Drozd, Bohdan Halczak. — wyd. II, poprawione. — Warszawa : TYRSA, 2010. — 237 s.
  • Duć-Fajfer O.[pl]. Lemkovský jazyk v edukačnom systéme Poľska // Rusínska kultúra a školstvo po roku 1989 (Zborník vedeckých a vedecko-populárnych príspevkov I.) / A. Plišková (ed.). — Prešov: Prešovská univerzita v Prešove. Ústav rusínskeho jazyka a kultúry, 2008. — S. 217—231. — ISBN 978-80-8068-867-7.
  • Halczak B. Publicystyka narodowo — demokratyczna wobec problemów narodowościowych i etnicznych II Rzeczypospolitej / Bohdan Halczak. — Zielona Góra : Wydaw. WSP im. Tadeusza Kotarbińskiego, 2000. — 222 s.
  • Halczak B. Problemy tożsamości narodowej Łemków / Bohdan Halczak // W: Łemkowie, Bojkowie, Rusini: historia, współczesność, kultura materialna i duchowa / red. nauk. Stefan Dudra, Bohdan Halczak, Andrzej Ksenicz, Jerzy Starzyński . — Legnica — Zielona Góra : Łemkowski Zespół Pieśni i Tańca «Kyczera», 2007 — s. 41-55.
  • Halczak B. Łemkowskie miejsce we wszechświecie. Refleksje o położeniu Łemków na przełomie XX i XXI wieku / Bohdan Halczak // W: Łemkowie, Bojkowie, Rusini — historia, współczesność, kultura materialna i duchowa / red. nauk. Stefan Dudra, Bohdan Halczak, Roman Drozd, Iryna Betko, Michal Šmigeľ . Tom IV, cz. 1 . — Słupsk — Zielona Góra : [b. w.], 2012 — s. 119—133.
  • Misiak M. Łemkowie — tylko „inni” czy aż „obcy”? // Kształcenie Językowe (Acta Universitatis Wratislaviensis) / Kordian Bakuła (red.). — Wrocław: Издательство Вроцлавского университета[pl], 2018. — Т. 16 (26), № 3854. — S. 57—69. — ISSN 1642-5782. — DOI:10.19195/1642-5782.16(26).5.
  • Trzeszczyńska Patrycja, "Bridges to the past: a Lemko family history explored through letters. An ethnographic case study, " Canadian Slavonic Papers 60, no. 1-2 (2018)
  • Алексеева М. М. Лемки-переселенцы в Польше: Этническое самосознание и языковая ориентация // Актуальные этноязыковые и этнокультурные проблемы современности. Книга II / Отв. редактор Г. П. Нещименко. — М.: «Рукописные памятники Древней Руси», 2015. — С. 59—72. — 376 с. — (Studia philologica). — ISBN 978-5-9905759-8-1.
  • Дрозд Р., Гальчак Б. Історія українців у Польщі в 1921—1989 роках / Роман Дрозд, Богдан Гальчак, Ірина Мусієнко; пер. з пол. І. Мусієнко. 3-тє вид., випр., допов. — Харків : Золоті сторінки, 2013. — 272 с.
  • Половинкин И. Н. Лемки // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

СсылкиПравить