Княжество (Франция)

Во Франции эпохи старого порядка термин «княжество» (principauté) имел двойной смысл — обычной сеньории во главе с феодалом, носившим титул принца, и суверенного (зачастую квазисуверенного) государства на границах Франции. В русскоязычных текстах владелец феодального французского княжества, как правило, титулуется принцем (например, принц де Роган), а глава суверенного княжества — князем (например, князь Монако). Исключением является князь суверенного княжества Оранж, титул которого, как правило, звучит как принц Оранский.

Простые принцыПравить

Княжество в первом значении обозначает владения «простых принцев» (princes simples, как их называет Жан Боден). По сути, это были подданные французской короны, обычные бароны, синьория которых в силу разных причин именовалась княжеством. Таковы принцы де Пуа из рода Креки, принцы де Шале из рода Талейранов, принцы де Тальмон из рода Латремуй и принцы де Субиз из рода Роганов. Правовед Ля-Рок в XVII веке определял «простых принцев» как слой титулованного дворянства, промежуточный между графами и герцогами. Однако принц де Тальмон (как и многие другие принцы) был вассалом графа Пуату, что свидетельствует о том, насколько условной была граница между графами и «простыми принцами».

Иностранные принцыПравить

Основная статья: Иностранный принц

В отличие от «простых», «иностранные принцы» не признавали себя подданными французской короны, а считали себя юридически равными французскому монарху в качестве государей суверенных земель за пределами Французского королевства.[1] В основном это были крохотные пограничные княжества, зажатые между Францией и соседними государствами (преимущественно в составе Священной Римской империи). Из числа таких приграничных княжеств ныне сохранились только Монако и Андорра.

«Иностранные принцы» подразделялись на тех, кто правил только на бумаге, de jure (как, например, Гизы в качестве государей местечка Шато-Рено или Латуры в качестве титульных государей Буйона) и тех, кто имел столицу за пределами Франции и правил de facto. Последних именовали «суверенными принцами» (princes souverains): таковы были Латуры в качестве государей Седана, Лонгвили в качестве государей Нёвшателя, Нассау в качестве государей Оранжа, Гонзага в качестве государей Шарлевиля и Гримальди (Матийоны) в качестве государей Монако.[2]

«Иностранные принцы» при французском дворе имели ряд привилегий над пэрами Франции, что обуславливало стремление последних приобрести княжество за пределами Франции и получить от короля признание в качестве суверена. В частности, «иностранные принцы» имели право не входить, а въезжать в королевскую резиденцию (будь то на карете или на носилках). При богослужении в присутствии французского короля они имели право сидеть на особом «табурете» и преклоняли колени не на пол, а на специальную подушечку. Пэры Франции, впрочем, не спешили признавать их первенство и с успехом отстаивали свои права во французских судах.

ПримечанияПравить

  1. Строго говоря, понятие «иностранного принца» обозначало не особый титул, а суверенный статус, несвязанность его обладателя французскими законами. Princes étrangers могли титуловаться не только князьями/принцами, но и графами (как владетели Монбельяра) или герцогами (как правители Буйона).
  2. При этом суверенность этих «государей» была весьма условной: князь Оранжа исторически признавал себя вассалом графов Прованса, невшательские правители признавали юрисдикцию Священной Римской империи, а князь Монако не был свободен от феодальных обязательств в отношении герцога Савойи.

ИсточникиПравить