Открыть главное меню

Культурно-историческая психология

Культурно-историческая психология имеет два существенно отличающихся друг от друга направления. Первое — это марксистское направление в психологических исследованиях, заложенное Львом Выготским[1] в конце 1920-х годов, и, в результате массированной и систематической фальсификации и искажения научного наследия этого научного деятеля, зачастую в существенно искаженном виде развиваемое его самопровозглашенными учениками и последователями как в России, так и во всём мире. И второе - созданное на основе исследований деятельности и возрастного развития человека, которое сформировалось на протяжении ряда десятилетий советской и пост-советской поры. Тем не менее, первый академический учебник по культурно-исторической психологии, The Cambridge Handbook of Cultural-Historical Psychology, вышел лишь в 2014 году в издательстве Кембриджского университета[2].

Несмотря на то, что обозначение «культурно-историческая теория» (или «культурно-историческая школа») никогда не встречалось в текстах самого Выготского, а было введено в обращение в критических работах 1930-х годов с обвинительной и разоблачительной целью[3], это название впоследствии прижилось и среди ряда научных деятелей, позиционировавших себя последователями Выготского, и получило распространение в первую очередь в их публикациях[4][5][6]. Дальнейшее распространение в странах Северной Америки и Западной Европы выражение «культурно-историческая теория» получило в контексте деятельностного подхода под названием: «культурно-историческая теория деятельности» (cultural-historical activity theory, CHAT), ближайшим аналогом которой в русскоязычной традиции является выражение «школа Выготского-Леонтьева-Лурии», однако допущение о существовании такого научного направления подвергается значительной критике в целом ряде публикаций. Серия исследований последних десятилетий указывает на многочисленные проблемы также и в западной «выготскианской» традиции[7].

Представители «культурно-исторической психологии» постулируют принципиально неадаптивный, целенаправленный и социальный характер и механизмы развития психологических процессов.

Декларируя изучение сознания (и его онтогенетического развития) человека основной проблемой психологического исследования, культурно-историческая психология, по оригинальному замыслу Выготского, изучает роль опосредования (опосредствование, mediation) и культурных медиаторов, таких как знак и слово, в развитии высших психологических функций человека, личности в её «вершинных» (Выготский) проявлениях. По положению дел на начало XXI века, оригинальный замысел Выготского так и не был реализован, а интегративная «вершинная психология» человека в его социо-биологическом развитии так и не была построена.

См. такжеПравить

СсылкиПравить

ПримечанияПравить

  1. Yasnitsky, A. (2018). Vygotsky: An Intellectual Biography. London and New York: Routledge BOOK PREVIEW
  2. Yasnitsky, A., van der Veer, R., & Ferrari, M. (Eds.) (2014). The Cambridge Handbook of Cultural-Historical Psychology. Cambridge: Cambridge University Press
  3. Размыслов П. О «культурно-исторической теории» психологии Выготского и Лурия // Книга и пролетарская революция. 1934. № 4, с. 78-86
  4. Keiler, P. (2012). «Cultural-Historical Theory» and «Cultural-Historical School»: From Myth (Back) to Reality // PsyAnima, Dubna Psychological Journal, 5 (1), 1—33
  5. Кайлер, П. «Культурно-историческая теория» и «культурно-историческая школа»: От мифа (обратно) к реальности // Психологический журнал Международного университета природы, общества и человека «Дубна», там же, с. 34—46
  6. Keiler, P. (2018). A history of the social construction of the “cultural-historical”. In Yasnitsky, A. (Ed.) Questioning Vygotsky's Legacy: Scientific Psychology or Heroic Cult. New York & London: Routledge
  7. van der Veer R., Yasnitsky A. Vygotsky in English: What Still Needs to Be Done // Integrative Psychological and Behavioral Science, 2011. (html, pdf)