Лакедемоний

Лакедемоний (др.-греч. Λακεδαιμόνιος; родился примерно в 470-х годах до н. э. — умер после 433 года до н. э.) — афинский аристократ из рода Филаидов, сын Кимона, стратег в 433/432 году до н. э. Упоминается в сохранившихся источниках только в связи с двумя событиями: как гиппарх во время похода на Эвбею в 446 году до н. э. (предположительно) и как один из руководителей морского похода на помощь Керкире в её противостоянии с Коринфом в 433 году до н. э.

Лакедемоний
др.-греч. Λακεδαιμόνιος
433/432 год до н. э.
Рождение 470-е годы до н. э.
Смерть после 433 года до н. э.
Род Филаиды
Отец Кимон
Мать Исодика
Военная служба

ПроисхождениеПравить

Лакедемоний был сыном выдающегося афинского политика и военачальника Кимона (сына Мильтиада Младшего)[1][2] и происходил, таким образом, из древнего аристократического рода Филаидов, который возводил свою генеалогию к мифологическим героям Эакидам[3]. Матерью Лакедемония периегет Диодор называет Исодику из не менее знатного рода Алкмеонидов — дочь Евриптолема и внучатую племянницу реформатора Клисфена[2]. Плутарх со ссылкой на историка V века до н. э. Стесимброта приводит версию о том, что матерью Лакедемония была жительница города Клейтор[en] в Аркадии[2][4], но исследователи не доверяют этому сообщению. По одному из мнений, данные о матери-чужеземке незнатного происхождения появились из-за порочащих Лакедемония слухов, которые распускал его политический противник Перикл[5]. Существуют и гипотезы о порче текста, в результате которой гипотетическая первая жена Кимона по имени Клейто превратилась в клейторийку[6] либо «осквернённая женщина» (др.-греч. γυναικός... άλιτηρίας) Исодика, принадлежавшая к проклятому роду Алкмеонидов, превратилась в «женщину из Клейтора» (др.-греч. γυναικός... Κλειτορίας)[7].

Точной даты рождения Лакедемония в источниках нет, но брак его родителей учёные датируют рубежом 480-х и 470-х годов до н. э.[8], примерно 480 годом до н. э.[9] или 470-ми годами до н. э.[10] Эта свадьба скрепила союз трёх аристократических родов, Алкмеонидов, Филаидов и Кериков, направленный против народной «партии» Фемистокла[11].

Плутарх упоминает трёх сыновей Кимона и Исодики — близнецов Лакедемония и Улия, а также Фессала[2]. В другом источнике фигурируют ещё три сына — Мильтиад, Кимон и Писианакт[12]. Историки отмечают, что в ономастической сфере Кимон не последовал укоренившимся греческим традициям: своих сыновей от Исодики он называл не в память о предках, а в честь разных регионов Эллады[13]. Будучи лаконофилом, Кимон назвал сына Лакедемонием в честь Спарты (Лакедемона), с представителями которой имел наследственные и ксенические связи[14]. По мнению антиковеда С. Я. Лурье, Кимон действовал в рамках обычая, по которому дети получали имена, отражавшие заслуги, подвиги и чаяния их отцов. Примеры тому, кроме Лакедемония, — сын Писистрата Фессал, дочери Фемистокла Италия и Сибарис[15].

Лакедемоний был приписан к аттическому дему Лакиады[en] городской триттии[en] филы Ойнеиды[el][9].

КарьераПравить

О жизни Лакедемония известно немногое. По-видимому, он не обладал способностями политика и не играл, в отличие от отца, заметную роль в жизни Афин. В этом смысле может считаться показательным тот факт, что после смерти Кимона в 450 году до н. э. политическую группировку Филаидов возглавил его зять Фукидид, сын Мелесия, а не Лакедемоний[16].

Примерно в середине V века до н. э. Лакедемоний занимал должность начальника конницы (гиппарха)[9]. Об этом известно только благодаря тому, что конные статуи Лакедемония и его коллеги Ксенофонта, созданные Ликием, сыном Мирона, были установлены на афинском Акрополе в районе Пропилей; географ II века н. э. Павсаний ошибочно предположил, что это статуи сыновей писателя Ксенофонта[17]. Учёные связывают установку данных изваяний с военным походом на Эвбею 446 года до н. э. под командованием Перикла[18][9]. Впоследствии статуи не раз передвигали с места на место, снабжая новыми надписями (одну из них считали какое-то время статуей Германика)[18].

В 433 году до н. э. Лакедемоний был избран стратегом. В том же году жители Керкиры, острова в Ионическом море, в борьбе со своей метрополией Коринфом обратились за помощью к афинянам; те заключили с ними оборонительный союз и послали на помощь небольшую эскадру из 10 кораблей во главе с Лакедемонием, Диотимом и Протеем[19][9]. У Сиботских островов[el] между коринфянами и керкирянами завязалось сражение[20]. Афинским стратегам было приказано не вмешиваться[21], но, когда на одном из флангов коринфяне начали одерживать верх, афиняне всё же вступили в бой[22]. Коринфяне сочли это нарушением мирного договора[23], что стало позже одним из поводов для начала Пелопоннесской войны, охватившей всю Элладу[24][25].

Плутарх пишет, что Перикл поручил Лакедемонию керкирскую миссию «как бы в насмешку над ним: между домом Кимоновым и спартанцами были очень благожелательные и дружественные отношения. Перикл предполагал, что, если Лакедемоний во время своего командования не совершит никакого важного, выдающегося подвига, то его можно будет ещё больше обвинять в преданности Спарте; поэтому он и дал ему так мало кораблей и послал его в поход против его желания. Вообще Перикл постоянно противился возвышению Кимоновых сыновей, указывая, что они и по именам своим не настоящие афиняне, а чужие, иноземцы... Был слух, что все они сыновья одной аркадянки»[4]

Историки используют это сообщение для характеристики личных качеств и методов политической борьбы Перикла. Этот политик, отправив эскадру на помощь Керкире, не только нарушил условия мирного договора между Афинским и Пелопоннесским союзами (Коринф входил в состав последнего), но и сознательно подставил Лакедемония под удар. Учитывая дружественные отношения между семьёй Кимона и спартанцами, Лакедемония можно было обвинить в измене в случае поражения или рассорить со Спартой в случае успеха. К тому же флот из 10 кораблей был слишком мал, чтобы представлять собой реальную угрозу для противника. Перикл опасался детей Кимона, которые могли, учитывая их происхождение, встать во главе аристократической оппозиции; поэтому он актуализировал слух, возможно им же и инспирированный, о незаконнорожденности Лакедемония с братьями. Последние, отвечая на это, должны были напоминать о происхождении своей матери из Алкмеонидов и сталкиваться с угрозой дискредитации из-за проблемы наследственной «Килоновой скверны», которая, согласно представлениям греков, лежала на всех представителях этого рода[26][5][27].

Историк П. Д. Родс[en] считает, что Лакедемоний мог быть обязан своим назначением тем афинянам, которых не устраивала готовность Перикла идти на конфронтацию с Пелопоннесским союзом[28]. Незначительность выделенных Лакедемонию и его коллегам сил, возможно, была связана с тем, что идея союза с Керкирой не встретила в Афинах широкой поддержки[29].

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить

ИсточникиПравить

ИсследованияПравить