Открыть главное меню

Ларри, Ян Леопольдович

Ян Леопо́льдович Ла́рри (15 февраля 1900, Рига, Лифляндская губерния — 18 марта 1977, Ленинград) — советский детский писатель-фантаст.

Ян Ларри
Ян Ларри.jpg
Фотография арестованного Я. Ларри
Имя при рождении Ян Леопольдович Ларри
Дата рождения 15 февраля 1900(1900-02-15)
Место рождения Рига, Лифляндская губерния, Российская империя
Дата смерти 18 марта 1977(1977-03-18) (77 лет)
Место смерти Ленинград, РСФСР, СССР
Гражданство (подданство)
Род деятельности детский писатель, фантаст

Содержание

БиографияПравить

Ян Ларри родился 15 февраля 1900 года в Риге, в 9 лет осиротел, и с тех пор бродяжничал, работал учеником часовщика и официантом в трактире. Во время Первой мировой войны был призван в царскую армию, после Великой Октябрьской Революции перешёл на сторону Советской власти, в Красной армии воевал в Гражданскую войну.

После демобилизации работал в газетах Харькова, Ленинграда, Новгорода. Окончил биологический факультет Ленинградского государственного университета, аспирантуру Всесоюзного НИИ рыбного хозяйства. Работал директором рыбного завода.

Карьера писателяПравить

Писать Ян Ларри начал в 1923 году. Первые публикации в харьковской газете "Молодой ленинец" обратили на себя внимание. Ларри предложили штатную работу. С этого момента Ян Леопольдович мог считать себя журналистом и литератором[1].

В Харькове Ян Ларри выпустил свои первые книги.

В Ленинград он вновь приехал спустя 3 года уже профессиональным литератором. Работал секретарем журнала "Рабселькор", затем в газете "Ленинградская правда". Зарекомендовал себя как детский писатель. Трудился как журналист, а с 1928 года перешел на вольные "литературные хлеба".

Научная фантастика стала выходить в начале 1930-х годов. Дебютом в этой области стала неудачная повесть «Окно в будущее» (1930). Однако большим успехом пользовался утопический роман «Страна счастливых»[uk] (1931), где автор отразил свои взгляды на ближайшее будущее коммунизма. В этом мире нет места тоталитаризму и лжи, начинается экспансия в космос, но утопии грозит мировой энергетический кризис. Первого издания повести пришлось ждать несколько десятилетий.

Эта кажущаяся легкость путешествия по жизненным перекресткам была чисто внешней. В 30-е годы, вспоминал Ян Леопольдович, детскому писателю в СССР было нелегко: "Вокруг детской книги лихо канканировали компрачикосы детских душ - педагоги, "марксические ханжи" и другие разновидности душителей всего живого, когда фантастику и сказки выжигали каленым железом..." "Мои рукописи, - писал впоследствии Ян Леопольдович, - так редактировали, что я и сам не узнавал собственных произведений, ибо кроме редакторов книги, деятельное участие принимали в исправлении "опусов" все, у кого было свободное время, начиная от редактора издательства и кончая работниками бухгалтерии".

Редакторы самым бесцеремонным образом вмешивались в авторский текст, "вымарывая из рукописи целые главы, вписывая целые абзацы, изменяя по своему вкусу сюжет, характеры героев...". "Все, что редакторы "улучшали", выглядело настолько убого, что теперь мне стыдно считаться автором тех книжек", — с горечью отмечает Ларри.

Редакторский произвол, чудовищное бесправие автора отбили у Ларри желание заниматься литературой и, как знать, возможно, страна потеряла бы отличного детского фантаста, каких и в более благоприятные времена можно было пересчитать по пальцам, если бы не встреча с настоящим редактором. Им был — и для Ларри и для многих детских писателей той поры — С. Я. Маршак. Но встрече с Маршаком предшествовал еще один поворот в судьбе Яна Ларри. После выхода в свет нескольких книг, оставивших в душе писателя горький осадок, Ларри, по его словам, решил "переквалифицироваться".

Он поступил на работу во Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства. Разумеется, порвать с литературой Ян Леопольдович не смог. Он печатал статьи и фельетоны в ленинградских газетах, что-то редактировал по службе и среди своих коллег считался, как он потом писал не без иронии, чуть ли не классиком литературы.

Когда к шефу Ларри академику Л. С. Бергу обратился С. Я. Маршак с предложением написать книгу для детей познавательного характера, эта просьба была переадресована Яну Ларри. Тему будущей книги выбирали совместно с академиком Бергом. Решили остановится на энтомологии — области зоологии, которая наиболее изобиловала белыми пятнами.

Автор назвал написанную книгу «Необыкновенные приключения Карика и Вали». Фантастический прием, положенный в основу сюжета, был довольно прост: превращение двух детей и профессора-энтомолога в маленькие по размерам существа, которым пришлось с риском для жизни путешествовать в огромном мире, населенном страшными хищными насекомыми и растениями. Брат и сестра Карик и Валя становятся маленькими и путешествуют в мире насекомых. Фантастический прием позволял проникнуть в мир, недоступный обычному взгляду.

Увы, первая же рецензия, полученная от Московского Детгиза, камня на камне не оставляла от авторского замысла: "Неправильно принижать человека до маленького насекомого. Так вольно или невольно мы показываем человека не как властелина природы, а как беспомощное существо", — поучали молодого писателя. "Говоря с маленькими школьниками о природе, мы должны внушать им мысль о возможном воздействии на природу в нужном нам направлении".

"Не ждать милостей от природы", приспособить ее, заставить, поломать... Это воспитание людей в духе конфронтации с природой и десятилетия спустя заставит нас платить по ее счетам. Не пройдет и полвека, как экологический кризис заставит нас вспомнить о том, что мы — всего лишь часть Природы, а не повелители ее. С горькой иронией будем мы вспоминать победные марши еще недавнего прошлого: "Нам нет преград..." Но сейчас речь идет о другом — о трансформации писательской судьбы в идеологической мясорубке. По-видимому, у Ларри не возникал вопрос - переделывать ли книгу в угоду издательским вкусам. Он был уверен: если книга не может зарекомендовать себя, то автору лучше воздержаться от выпуска ее на книжный рынок. Но и богатый материал для сомнений в редакторской компетентности у Ларри тоже имелся. После некоторых колебаний Ларри решил написать Маршаку. Судьба "Карика и Вали" решилась в течение недели.

"Повесть я читал, — сообщил Самуил Яковлевич автору. — С интересом читал. Ее можно печатать, ничего не изменяя. Но если поработать над текстом, то это будет уже не просто интересная книга, но отличная во всех отношениях". О Маршаке-редакторе написано немало. Каждого, кто попадал в орбиту его внимания, Самуил Яковлевич рассматривал как человека, который может, а потому просто обязан поделиться с детьми-читателями своими знаниями, опытом, наблюдениями. Работа с Маршаком переменила мнение Ларри о редакторском корпусе, подкрепленное его печальным опытом: "С первого же часа работы с Маршаком, меня поразило его исключительное уважение к авторской работе". Маршак терпеливо заставлял автора искать в случае необходимости "более емкое слово"[1].

Детская книга «Необыкновенные приключения Карика и Вали» (1937) имела десятки переизданий. В 1987 году повесть экранизировали. Также Ларри написана детская книга «Загадка простой воды» (1939).

АрестПравить

В начале 1940 года Ян Ларри анонимно отправил на имя Сталина письмо с литературной рукописью[2]:

Дорогой Иосиф Виссарионович!

..Ни у одной исторической личности не было еще своего писателя. Такого писателя, который писал бы только для одного великого человека. Впрочем, и в истории литературы не найти таких писателей, у которых был бы один-единственный читатель...

Я беру перо в руки, чтобы восполнить этот пробел.

Я буду писать только для Вас, не требуя для себя ни орденов, ни гонорара, ни почестей, ни славы.

Возможно, что мои литературные способности не встретят Вашего одобрения, но за это, надеюсь, Вы не осудите меня, как не осуждают людей за рыжий цвет волос или за выщербленные зубы. Отсутствие талантливости я постараюсь заменить усердием, добросовестным отношением к принятым на себя обязательствам.

Дабы не утомить Вас и не нанести Вам травматического повреждения обилием скучных страниц, я решил посылать свою первую повесть коротенькими главами, твердо памятуя, что скука, как и яд, в небольших дозах не только не угрожает здоровью, но, как правило, даже закаляет людей.

Вы никогда не узнаете моего настоящего имени. Но я хотел бы, чтобы Вы знали, что есть в Ленинграде один чудак, который своеобразно проводит часы своего досуга - создает литературное произведение для единственного человека, и этот чудак, не придумав ни одного путного псевдонима, решил подписываться Кулиджары. В солнечной Грузии, существование которой оправдано тем, что эта страна дала нам Сталина, слово Кулиджары, пожалуй, можно встретить, и, возможно, Вы знаете значение его.

Рукопись представляла собой сатирический роман ("социально-фантастическую повесть") «Небесный гость», в котором рисовалось мироустройство жителей Земли с точки зрения инопланетян.

Роман критиковал "гнёт партийной администрации", "вы только и занимаетесь тем, что выступаете с яркими содержательными речами на собраниях", также писалось о вопиющей российской бедности, причиной которой "является... гипертрофическая централизация всего нашего аппарата, связывающая по рукам и ногам инициативу на местах", и о том, что "Москва стала единственным городом, где люди живут, а все остальные города превратились в глухую провинцию, где люди существуют только для того, чтобы выполнять распоряжения Москвы", о том, что в нашей стране не знают своих ученых, о ненависти к интеллигенции: и хотя "было вынесено решение: считать интеллигенцию полезной общественной прослойкой", ничего не изменилось. И о том, что во времена Иоанна Первопечатника выходило больше книг, чем сейчас. "Я не говорю о партийной литературе, которую выбрасывают ежедневно в миллионах экземпляров", — писал неизвестный автор[1].

За 4 месяца в Москву было отправлено 7 глав с продолжением романа, после чего автора "вычислили" и арестовали.

В постановлении на арест от 11 апреля 1941 года было сказано: "...Ларри Ян Леопольдович является автором анонимной повести контрреволюционного содержания под названием - "Небесный гость", которую переслал отдельными главами в адрес ЦК ВКП(б) на имя тов. Сталина".

Писателю Яну Ларри инкриминировали критику мероприятий ЦК ВКП(б) и Советского правительства с троцкистских позиций. В обвинительном заключении ему приписывали "извращение советской действительности, антисоветские клеветнические измышления о положении трудящихся в Советском Союзе, попытки дискредитировать комсомольскую организацию и другие мероприятия Советской власти".

Обычно материалы "творческого характера", изымаемые при аресте, уничтожались, но "Небесный гость" уцелел и спустя почти полвека рукопись была передана в Союз писателей и опубликована.

Ларри был осуждён 3 июля 1941 года по статье 58-10 на 10 лет лишения свободы с последующим поражением в правах сроком на 5 лет.

Спустя 15 лет приговор был отменен, а дело прекращено за отсутствием состава преступления. Писатель реабилитирован в 1956 году.

После арестаПравить

Пятнадцатилетнее пребывание в ГУЛАГе не сломило писателя, но сказалось на здоровье[2].

После лагеря Ларри написал две детские повести: «Приключения Кука и Кукки» (1961) и «Записки школьницы». Одной из последних прижизненных публикаций писателя оказалась помещенная в «Мурзилке» сказка «Храбрый Тилли: Записки щенка, написанные хвостом». Также Ян Ларри написал много других произведений, в том числе «О маленьких людях», «Страна счастливых», «Записки школьницы» и др.

Умер 18 марта 1977 года[2] в Ленинграде в возрасте 77 лет[3][4].

БиблиографияПравить

 
Обложка книги «О маленьких людях», изданной в Харькове в 1926 году.

ПримечанияПравить

СсылкиПравить