Открыть главное меню

Львов, Афанасий Иванович

Афанасий Иванович Львов (1703 — после 1762) — тайный советник, обер-прокурор Святейшего Синода в 1753-58 гг. Пытался подчинить епархиальные учреждения обер-прокурорскому надзору, что привело к конфликту с представителями высшего духовенства.

Афанасий Иванович Львов
Афанасий Иванович Львов
герб Львовых
5-й Обер-прокурор Святейшего Правительствующего Синода
18 декабря 1753 — 17 апреля 1758
Монарх Елизавета Петровна
Предшественник Яков Петрович Шаховской
Преемник Алексей Семёнович Козловский
Рождение 1703(1703)
Род Львовы

Ранние годыПравить

Из брянского рода Львовых. Сын стольника Ивана Ивановича Львова, внук Ивана Васильевича Львова, записанного при царе Алексее Михайловиче в качестве дворянина московского.

Начал службу в 1721 в армии. Участник войны за польское наследство и русско-турецкой войны 1735-39 гг.

Управление СинодомПравить

Назначен обер-прокурором 18 декабря 1753 года. В силу обер-прокурорской инструкции 1722 года, которая вменяла обер-прокурору бдительно наблюдать за тем, чтобы Св. Синод все дела рассматривал и все свои обязанности исполнял «истинно, ревностно и порядочно, без потери времени, по регламенту и указам», Львов признал необходимым подчинить епархиальные учреждения Синодального ведомства обер-прокурорскому надзору и 2 мая 1754 года предложил Св. Синоду разослать во все учреждения духовного ведомства копии с вышеозначенной инструкции. Эта инструкция предусматривала на местах особых прокуроров, которые должны были следить за своевременным исполнением подчиненными Синоду учреждениями и лицами синодальных указов, а равно и доносить о причинах неисполнения таковых и вообще представлять отчёт о деятельности епархиального начальства. Имея в виду то, что таких прокуроров в епархиях не было, что инструкция 1722 года к тому времени не была распубликована по ведомству Св. Синода и епархиальные архиереи пользовались полнотою власти, Св. Синод не находил нужным исполнять требование обер-прокурора, хотя оно и было повторено им в предложениях от 13 мая и 6 июля.

Подобно своим предшественникам, обер-прокурор Львов не был единственным посредником между Верховною властью и высшим органом церковного управления, к тому же он не пользовался особым расположением императрицы: ему приходилось объявлять Св. Синоду к исполнению лишь те Высочайшие указы, которые уже были объявлены, но не были исполнены Св. Синодом. Так, в предложении от 20 апреля 1754 года объявлено было Св. Синоду, что если указ об обязательном назначении «и великороссиян на праздные ваканции в архиереи и архимандриты, устно сообщенный императрицею синодальным членам, остается без должного исполнения, то императрица вменяет в непременную обязанность немедленно же записать в Св. Синоде Высочайшее повеление „для неотменного исполнения и о всем том донести ему, обер-прокурору, Её Императорскому Величеству“».

По словам историка Фёдора Благовидова: «Насколько незначительно было фактическое влияние обер-прокурора Львова на ход дел, находившихся в заведовании высшего церковного учреждения, всего нагляднее показывает один любопытный указ императрицы Елизаветы, который позволяет нам утверждать, что в некоторых случаях члены Св. Синода находили даже возможным оставлять прокуратуру в совершенном неведении относительно своих постановлений и распоряжений». 8-го октября 1755 года императрица Елизавета Петровна приказала т. с. барону Черкасову «объявить собранию Св. Синода, чтобы впредь Св. Синод в противность указам никаких дел по домам не делал, но по указу в Синоде, ничего не скрывая от обер-прокурора, как было до тех пор, по дошедшим до Её Величества сведениям, также чтобы и обер-секретари и прочие канцелярские служители были обер-прокурору послушны, дел не подписывали по домам у синодальных членов и того, что подписывали, не таили бы от обер-прокурора. И если окажут себя от сих пор противными указам и непослушными обер-прокурору, то с ними поступлено будет по жестокости прав государственных без послабления».

О незначительном влиянии обер-прокурора Львова на ход дел в Синоде говорит и тот факт, что Сенат непосредственно, помимо обер-прокурора, вступал в рассмотрение дел синодальных. Так, Сенат в ведении от 9 февраля 1755 года напомнил Синоду о непременной его государственной обязанности определять в монастыри и богадельни всех отставных военнослужащих, которые посылаются в Синод из Военной коллегии и от генералитета, и Синод приказал канцелярии синодального экономического правления в точности исполнять Высочайшие повеления о распределении по монастырям и богадельням «отставных от воинской и статской службы воинских чинов». Другой пример. Во исполнение ведения Сената от 20 декабря 1756 года, Синод должен был послать указы епархиальным архиереям о принятии мер к пресечению незаконного обычая венчать несовершеннолетних мальчиков на взрослых девицах, — обычая, который особенно был распространён в Украйне.

Св. Синод не только нередко отклонял предложения Львова, но и должен был войти с всеподданнейшим докладом к императрице об удалении его от должности обер-прокурора Св. Синода. Дело в следующем. 11-го марта 1757 года состоялось Синодальное определение «о бытии Карачевской Тихоновой пустыни с вотчинами к Воскресенскому, Новый Иерусалим именуемому, монастырю в приписке», но это определение вместе с делом задержано было обер-прокурором. И вот 11-го того же марта заслушано было Синодом доношение члена Синода Переяславского епископа Амвросия, в котором преосвященный приносит Синоду жалобу на обер-прокурора Львова за то, что тот означенное определение Синода задержал в ожидании от него, преосвященного, таких же взяток, «как и прежде с епархиальных его монастырей, усильно домогаясь и не отпуская указов об определении в те монастыри на церковные и монастырские нужнейшие починки денег взятки брал», например, в 1754-м году он взял с Данилова и Никитского монастырей по 50 рублей, с Волоколамского Иосифова — 100 рублей да с наместника Воскресенского монастыря Каллистрата требовал 50 рублей.

20-го того же марта состоялось следующее определение Синода: по прежнему определению Синода от 11 марта «отправу указов за явным господина обер-прокурора, как по тому делу явствует, подозрениями учинить и без его смотрения немедленно, а о прочем от его преосвященства в том доношении, на упоминаемого синодального обер-прокурора представленным, поднесть Её Императорскому Величеству к Высочайшему усмотрению от Синода всеподданнейший доклад», который и был представлен 18 апреля того же 1757 года. Вследствие новых жалоб преосвященного Амвросия на обер-прокурора Синод 17 июля того же года подал императрице новый всеподданнейший доклад о том, чтобы Львов не был допускаем до рассмотрения дел по Переяславской епархии и чтобы «от него не принимать ни словесные, ни письменные предложения».

12-го же января 1758 года Синод «во исполнение Именного Высочайшего повеления, объявленного изустно 29 декабря 1757 года и через духовника, протоиерея Ф. Дубянского, 11 января 1757 года к определению в Синод на место обер-прокурора Львова обер-прокурором же из представленных Её Императорскому Величеству от Сената 4-х кандидатов, согласно избрав, за способного и достойного признавает обретающегося при Сенате Рекетмейстерской Конторы советника Алексея Яковлева, который, как Синод ведает, состояния доброго и в делах искусный».

Правительствующий Сенат ведением от 19 апреля 1758 года сообщил Св. Синоду, что «Её Императорское Величество указом 17 апреля того же года Всемилостивейше пожаловала отставного унтер-майора лейб-гвардии князя Алексея Козловского, на место обретающегося в Св. Синоде обер-прокурора Афанасия Львова, в обер-прокуроры с рангом армейского генерал-майора». Последний был уволен от службы с чином тайного советника 20 апреля 1762 года.

ИсточникиПравить