Открыть главное меню

Марсе́ль Пля (фр. Marcel Pliat; 1890-е, Французская Полинезия — ?) — полинезиец, в годы Первой мировой войны служивший мотористом-стрелком на одном из бипланов серии «Илья Муромец» в составе Императорского военно-воздушного флота. Кавалер Георгиевских крестов III и IV степени.

Марсель Пля
фр. Marcel Pliat
Marcel Pla.jpg
Фотография из журнала «Огонёк» от 23 октября 1916 года
Дата рождения 1890-е
Место рождения Французская Полинезия
Дата смерти неизвестно
Место смерти неизвестно
Принадлежность Флаг Франции Франция
 Российская империя
Род войск авиация
Звание фельдфебель
Часть Imperial Russian Aviation Roundel.svg ИВВФ России
Сражения/войны
Награды и премии
RUS Imperial Order of Saint George ribbon.svg RUS Imperial Order of Saint George ribbon.svg

БиографияПравить

Марсель Пля родился в конце XIX века на территории Французской Полинезии. В Россию он был привезён в 1907 году, будучи подростком, вместе с матерью, которая работала нянькой. Со временем, обосновавшись на новом месте, Пля женился на русской; у него появился ребёнок. При этом полинезиец продолжал сохранять своё французское гражданство. Когда началась Первая мировая война, Пля, как гражданин Франции, формально должен был вступить в ряды французских вооружённых сил, однако предпочёл остаться в России, добровольно примкнув к Русской императорской армии в качестве вольноопределяющегося[1].

Первоначально Пля служил в российской армии в качестве шофёра, однако вскоре был направлен в Императорский военно-воздушный флот, где совмещал функции моториста и пулемётчика. Авторы книги «Крылья Сикорского», посвящённой русскому авиаконструктору Игорю Сикорскому, охарактеризовали его как «негра из французского цирка, каким-то чудом попавшего в эскадру»[2]. 13 апреля 1916 года Марсель Пля в составе экипажа бомбардировщика «Илья Муромец — X», принял участие в воздушном налёте на укреплённую зенитными орудиями станцию Даудзевас. После нанесения самолёту ряда повреждений и ранения шрапнелью командира экипажа Авенира Костенчика Пля вылез на крыло и долгое время оставался там, ремонтируя повреждённые двигатели[3].

 
Повреждённый «Илья Муромец — X» после налёта на станцию Даудзевас. 23 апреля 1916 года

Все немного пришли в себя, оказали первую помощь командиру, который находился в бессознательном состоянии. В этот момент из верхнего люка с грохотом свалился Пля. Все остолбенели. Кто-то не выдержал: «Марсель, ты ведь должен был лететь к земле самостоятельно!». Все рассмеялись, напряжение было снято. Оказывается, предусмотрительный француз привязался ремнём к стойке крыла, и, когда «Муромец» падал, он в шоковом состоянии болтался в воздухе. Марсель потом долго восхищался прочностью самолёта[2].

Во многом благодаря действиям моториста-полинезийца «Илья Муромец», несмотря на сильные повреждения поверхности (всего около 70 пробоин), сумел совершить посадку. За этот бой все члены экипажа биплана были отмечены воинскими наградами и повышены в звании, в том числе Марсель Пля — Георгиевским крестом III степени. Ему было присвоено звание старшего унтер-офицера (фельдфебеля)[2].

Другой известный воздушный бой с участием Марселя Пля произошёл в начале ноября того же 1916 года. Перед очередным боевым вылетом он обратился к командиру экипажа одного из усовершенствованных «Муромцев», поручику Лаврову, с просьбой взять его стрелком хвостовой установки. К тому времени Пля пользовался репутацией опытного и меткого стрелка, ввиду чего Лавров согласился[2].

Все на борту приготовились. Первый истребитель, имея превышение в 150 м, начал атаку с удаления в 300 м. Он в пикировании открыл огонь. Почти одновременно ему ответил Пля. Заговорил и верхний пулемёт. Немец дёрнулся в сторону, перевернулся и стал беспорядочно падать. Тут пошел в атаку второй. Пля не дал ему прицелиться и первый открыл огонь. Истребитель, не меняя угла пикирования, проскочил мимо «Муромца» и устремился к земле. Третий немного походил кругами, развернулся и отбыл восвояси. По возвращении «Муромца» весь отряд поздравил победителей[2].

После данного полёта Марсель Пля предложил Игорю Сикорскому внести ряд корректив в устройство «Ильи Муромца», отметив, что на борту биплана «в воздухе хорошо, хотя и сильно обдувает», однако «на взлёте и посадке нестерпимо трясёт, и потому приходится вставать», а сиденье мешает при стрельбе и должно быть складным. Все эти замечания были впоследствии учтены Сикорским как при доработке имеющихся самолётов, так и при внесении изменений в последующие серии «Муромцев»[2].

Вхождение полинезийца, которому зачастую приписывали африканское происхождение, в состав экипажа российского самолёта привлекло к нему внимание со стороны корреспондентов издания «Огонёк». В воскресном номере журнала от 23 октября 1916 года была опубликована небольшая заметка с фотографией, посвящённая Марселю Пля. В ней подмечалось, что фельдфебель прекрасно владеет русским языком, лишь иногда «заглатывая» окончания, и даже «любит щегольнуть забористыми солдатскими словечками»[1].

Дальнейшая судьба Марселя Пля после ноября 1916 года неизвестна.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Наша воздушная стража (рус.) // Огонёк : журнал. — 1916. — 23 октября (№ 43). — С. 8—9.
  2. 1 2 3 4 5 6 Катышев Г. И., Михеев В. Р. Крылья Сикорского. — М.: Воениздат, 1992. — 432 с.
  3. Каркотко, Андрей. Авиаторы 1 мировой войны, погибшие и похороненные на территории Белоруссии (рус.) // Западная Русь (zapadrus.su) : интернет-издание. — 2011-11-22.