Открыть главное меню

Барон Александр Казимирович Мейендорф (Христофор Густав Александр; 25 марта 1798 — 12 января 1865) — действительный тайный советник, камергер, член совета Министерства финансов, писатель-экономист, геолог и путешественник из рода Мейендорфов.

Александр Казимирович Мейендорф
Дата рождения 25 марта 1798(1798-03-25)
Место рождения
Дата смерти 12 января 1865(1865-01-12) (66 лет)
Род деятельности геолог
Награды и премии
орден Святого Владимира III степени орден Святой Анны II степени орден Святого Станислава II степени

Военная службаПравить

Происходил из рода титулованных остзейских аристократов из Лифляндии, выдвинувшихся на военной службе в правление Петра III — сын генерала от инфантерии Казимира Ивановича Мейендорфа (1749—1823) от брака его с Анной-Екатериной Фегезак (1771—1840). В семье было четыре сына: Казимир, Пётр, Егор и Александр.

Получил блестящее образование. С 1 сентября 1812 года обучался в Институте корпуса инженеров путей сообщения, где 23 декабря 1813 года был произведён в прапорщики. Окончил институт в 1816 году в числе лучших выпускников и 6 марта того же года был переведён в свиту императора по квартирмейстерской части, а 12 августа 1817 года в гвардейский Генеральный штаб[1].

В 1820 году Мейендорф, по приказу начальника Главного штаба и управляющего квартирмейстерскою частью князя П. M. Волконского, подвергся военному суду за дерзость, сказанную генерал-майору A. X. Бенкендорфу, но по ходатайству последнего был прощен императором[2]. После этого Мейендорф подал просьбу об увольнении его в отставку. По этому поводу князь Волконский писал князю И. В. Васильчикову в 1821 году из Лайбаха:

 Я представил на благоусмотрение его величества просьбу штабс-капитана Гвардейского генерального штаба Мейендорфа 2-го об увольнении его в отставку. Его величество находит, что очень неделикатно с его стороны просить об увольнении после милости, оказанной ему вследствие военного суда, которому он подвергся; напротив, он должен бы был ревностью к службе доказать, что он не недостоин милостей, оказанных ему государем. Я буду ждать ответа вашего; я желал бы, чтобы вы его вразумили на этот счет; жаль было бы потерять в нем те способности, которые он высказывает; со временем может быть полезен отечеству, тогда как, оставив службу, он потеряет навсегда своё достоинство... Так как войска идут в поход, не время теперь выходить в отставку, и потому советую ему снова приняться за службу. Со временем я посмотрю, что можно будет сделать для перевода его в армию, как он того желает. 

Наконец, 2 февраля 1824 года Мейендорф был уволен от службы «за болезнью» (у него болела рука[3]), получив при отставке чин полковника.

Гражданская службаПравить

В 1829 году вновь поступил на службу в Министерство финансов в подчинение к директору Департамента мануфактур и внутренней торговли Я. А. Дружинину. В звании камергера, с переименованием в коллежские советники[4], с 19 декабря 1829 года по 21 апреля 1830 года Мейендорф ездил в командировку в Московскую и Владимирскую губернии для обозрения фабрик. 9 августа 1829 года он был определен агентом Министерства финансов во Францию по части мануфактурной промышленности и торговли, и выполнял эти обязанности вплоть до 1842 года.

В 1839 году был произведен в действительные статские советники. В 1840—1841 годах по поручению Министерства финансов занимался изучением промышленности и торговли в центральной России. Командировка его совпала с геологическим путешествием по России знаменитого шотландского геолога Родерика Мурчисона в компании с французским палеонтологом Ф.-Э. Вернёлем. По просьбе Мейендорфа, обладавшего серьёзными познаниями в геологии, они присоединились к нему, но ненадолго: ученые цели не согласовались с практическими целями Мейендорфа, и они должны были разъединиться. К заслугам Мейендорфа можно отнести и то, что он заметил публикации молодого российского студента, обучавшегося в Берлинском университете, графа Кейзерлинга, привлёк его к участию в экспедиции на Север и способствовал дальнейшему продвижению учёного, ставшего в скором времени основоположником российской фундаментальной геологии.

В конце 1841 года Мейендорф был назначен членом Coвета министра финансов, 8 мая 1842 года председателем в Москве двух отделений Советов: Мануфактурного и Коммерческого. 23 апреля 1843 года назначен попечителем Первой и Второй рисовальной школы в Москве. Ему «пришлось управлять школами, не имея ни необходимых денег, ни подходящих людей, притом в эпоху, когда общие условия мало благоприятствовали правильному развитию художественно-промышленного образования. Понятно, что на его долю выпало не столько управлять, сколько быть управляемым теми течениями, которые его окружали»[5]. Справиться же с этими течениями Мейендорф не мог, потому что не отличался практичностью. В 1849 году он оставил своё попечительство и уехал на Кавказ, получив командировку по мануфактурным делам.

Принимал деятельное участие в основании Кавказского Общества сельского хозяйства. По проекту Мейендорфа, была устроена в залах Тифлисской гимназии первая выставка естественных и мануфактурных произведений края, открытая в марте 1850 года. По его же инициативе был приглашен обществом сортировщик табака и учреждена в Хони, Кутаисской губернии, табачная ярмарка; приглашен сортировщик шерсти и классификатор стада. Мейендорф заботился об улучшении разных отраслей хозяйства в крае, особенно о распространении культуры торговых и мануфактурных растений. — Иногда со страстью прожектёра. Так, он убедил кавказского наместника М. С. Воронцова предпринять очищение русла Куры для устройства пароходного сообщения от селения Мингегаур до Каспийского моря, и ещё только приступили к работам, уже заказал семена индиго в Елизаветполь — для разведения там и доставки товара в Тифлис по новому водному каналу[6].

В 1853 году получил чин тайного советника. В 1855, когда кавказским наместником стал Н. Н. Муравьёв-Карсский, вернулся в столицу.

Кавалер орденов Св. Анны II-й степени с короной, Св. Владимира III-й степени, Св. Станислава II-й степени со звездой[7]. Член Главного управления училищ[8]; первый вице-президент «Общества для поощрения лесного хозяйства»[9]; член «Политико-экономического комитета при отделении статистики „Русского географического общества“»[10]; почётный член «Общества любителей коммерческих знаний при Московской практической коммерческой академии»[11].

В январе 1865 года, в Петербурге, в возрасте 66 лет, барон Мейендорф скончался.

Литературная деятельностьПравить

Мейендорф занимался литературой по различным специальным вопросам, находившемся в связи с его служебного деятельностью. Свои статьи он печатал в Московском Телеграфе (статья «О промышленности в России»[12], 1833, No 10, с. 181—196), в Земледельческом Журнале и в Журнале Овцеводства. Из отдельно изданных трудов его известны: «Опыт прикладной геологии преимущественно северного бассейна Европейской России» (1849) и — «Елисаветполь (Ганжа) и его окрестности. Отрывок из промышленного путешествия по Кавказу». Был составителем (вместе с П. Зиновьевым) «Промышленной карты России» (1842).

Примечательно, что в «Советской исторической энциклопедии» (т. 9, M., 1966, стлб. 292) Александра Казимировича ошибочно назвали автором «Путешествия из Оренбурга в Бухару», в то время как автором был старший брат Александра — Егор Казимирович[10]. Ошибка распространилась в некоторых научных изданиях[13].

Личная жизньПравить

Барон Александр Мейендорф был тем самым офицером Генерального штаба, который в октябре 1820 года составил, по должности, донесение Его Императорскому Величеству, пребывавшему на конгрессе заграницей, о возмущении в Семёновском полку; доставил это донесение императору адъютант командира гвардейцев П. Я. Чаадаев. Доставил с задержкой. В результате Меттерних узнал о происшествии на 36 часов раньше, и Государь был очень недоволен[14]. Отставка Чаадаева, бывшего любимца семёновского полка, наряду с расправой над самим полком и его офицерами, вызвала сильные пересуды в столице, — многие фамилии из са́мого высшего общества были так или иначе задеты[15][16]. В такой ситуации гвардии штабс-капитан барон Мейендорф счёл за лучшее также попросить отставку. И хотя он получил её лишь в 1824 году, первым делом Александр Мейендорф договаривается с Чаадаевым о совместном проживании в Париже, — на квартире, снятой бароном. Дружба с Чаадаевым длилась до конца его дней: во время обыска в 1837 году у Чаадаева нашли письмо Мейендорфа, в котором он похвально отзывался о «Философических письмах». — У барона были некоторые неприятности по службе, за которые Чаадаев сильно переживал и извинялся[17].

Какое-то время барон Александр Мейендорф был вероятной партией А. А. Олениной, руки́ которой добивался и Пушкин, упоминается в её дневниках; в «приютинском альбоме» Олениной сохранился сочинённый бароном стишок: «И я в Приютине бывал,//И красных дней там наслаждался,//Анюту свет ещё не знал,//А я уж ею любовался…»

 
Елизавета Мейендорф

Жена (с 29 сентября 1825) — баронесса Елизавета Васильевна д’Оггер (1802—1873), одна из двух дочерей нидерландского посла в Петербурге, барона Вильгельма д’Оггера; по матери — внучатая племянница княгини Дашковой. Вместе с мужем входила в число петербургских знакомых Пушкина, их имена часто упоминаются в письмах П. А. Вяземского к А. И. Тургеневу. По отзыву современника, барон Мейендорф был человек «любезный и словоохотливый», жена его женщина «очаровательно веселая и оживляла любой салон»[18], она «жила постоянно в Париже и, не удаляясь от высшего тамошнего общества, более принадлежала к кружку литераторов и артистов, и с успехом предавалась живописи»[19]. Графиня А. Д. Блудова в своих воспоминаниях за 1831 год дала такую характеристику Мейендорфу и его жене[20]:

 Они были довольно молоды, довольно привлекательной наружности; он, со всегда поднятой головой, comme s'il humait l'аіr (как если бы он втягивал воздух), с особенной походкой как-то немножко раскачиваясь, с добродушною улыбкою, с готовностью всякому протянуть руку помощи, если не дружбы. Любознательный, деятельный и веселый, он всюду собирал новости и щедро расточал их потом, не справляясь о их истине, так что никто, кажется, больше его не рассказывал небывальщины, хотя он не лгал и не выдумывал. Он был добрый и приветливый до бесконечности... Баронесса Мейендорф была гораздо умнее мужа и одарена замечательным талантом живописи. Она была скорее дурна, нежели хороша; но черные, оживленные, смеющиеся глаза, роскошные волосы, уменье одеваться к лицу составляли все вместе наружность более привлекательную, нежели иной холодной и чопорной красавицы. Она имела большой успех в модном свете. Хотя отец её был голландец, однако, она была совершенно русская и по душе, и по воспитанию. 

Должность агента Министерства финансов позволила Мейендорфу часто бывать заграницей, попутно проводя множество полезных или приятных встреч в различных европейских салонах и городах. Так, в 1829 году барон нанёс визит писателям Вальтеру Скотту и Альфреду де Виньи, в Веймаре неоднократно встречался с Гёте[21].

Болтливость Мейендорфа, на которую указывала графиня Блудова, а также и граф П. А. Валуев[22], дала повод С. А. Соболевскому написать на него несколько эпиграмм, отличающихся резкостью выражений[23]. А. И. Герцен в своем дневнике называл Мейендорфа «милым типом важной глупости»[24].

ПримечанияПравить

  1. РГИА, Адрес-календарь г. 1822 Ч. 1. — С. 163
  2. Подробности этого инцидента приводятся в комментарии к письму И. В. Васильчикова П. М. Волконскому (от 11 марта 1821 г.), данному издателем при его публикации: Бумаги князя Илариона Васильевича Васильчикова // Русский Архив. 1875. Кн. 8. — С. 463—465
  3. Письмо Н. М. Муравьёва своей матери Марта 24-го дня, 1822 ГАРФ Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 77-78
  4. РГИА, Адрес-календарь г. 1833 ч.1 , стр. 642
  5. Школа рисования в отношении к искусствам и ремеслам, учрежденная в 1825 г. графом С. Г. Строгановым: Её возникновение и развитие до 1860 г./ Сост. А. Ф. Гартвиг. — M., 1901. — С. 249.
  6. Мои воспоминания 1845—1846 гг. Князя Дондукова-Корсакова // Старина и новизна, Книга 6. 1908
  7. РГИА, Адрес-календарь г. 1840 ч.1 , стр. 10
  8. Милютин Д. А. Воспоминания 1860—1862 / Л.Г. Захарова, ТА. Медовичева, Л.И Тютюнник. — М.: Студия ТРИТЭ, 1999. — С. 531, 455. — 554 с. — ISBN 5-86566-015-2.
  9. РГИА Ф. 91. Оп. 2. Д. 881. Л. 1-1 об., 3-4, 13 об., 16 об.
  10. 1 2 Мейендорф Е. К. Путешествие из Оренбурга в Бухару. Предисл. Н. А. Халфина. М., Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1975
  11. РГИА, Адрес-календарь г. 1833 ч.1 , стр. 790
  12. В статье барон говорит об исключительно больших, но неиспользуемых ресурсах России, о необходимости перехода от торговли сырьём к торговле готовыми изделиями и о необходимости вводить новые технологии обработки сырья для повышения его качества.
  13. См. прим. 8 к первому упоминанию барона Мейендорфа: Записки, 1828—1832 // Корнилович А. О. Записки из Алексеевского равелина: Записки, письма, роман. — М.: Рос. фонд культуры: ГАФР: Гос. истор. музей: Рос. Архив, 2004. — С. 51—308. — (Рос. архив).
  14. Розен А. Е. Записки декабриста. — Издание подготовлено Г. А. Невелевым.— Иркутск; Восточно-Сибирское книжное издательство. 1984.— 480 с.- ил,— (Серия «Полярная звезда») — С. 75.
  15. Эйдельман Н. К биографии Сергея Ивановича Муравьева-Апостола. — Исторические записки. — М., 1975. Т. 96, С. 252—271
  16. Из эпистолярного наследия декабристов. Письма к H. Н. Муравьёву-Карскому. М., 1975. Т. 1. С. 163.
  17. П. Я. Чаадаев. Полное собрание сочинений и избранные письма. — М., «Наука», 1991, Т. 2. — С. 30, 93, 115, 116; 331, 351
  18. Долли Фикельмон. Дневник 1829—1837. Весь пушкинский Петербург. — М.: Минувшее, 2009. — 1002 с.
  19. Записки Д. Свербеева. Ч. I. — М., 1899. — С. 330.
  20. Воспоминания графини А. Д. Блудовой // Русский Архив. 1873. Кн. 2. — С. 2078—2079.
  21. Алексеев М. П. В. Скотт и русские писатели. — Литературное наследство. Том 91. Русско-английские литературные связи (XVIII — первая половина XIX века). — М., "Наука", 1982
  22. Дневник графа П. А. Валуева // Русская Старина. 1891. Т. 70. — С. 339, 345, 603.
  23. Они напечатаны в Русском Архиве за 1884 год (кн. 2, стр. 242; кн. 3, стр. 350—351).
  24. «14 января 1844. Крик и гам об лекциях Грановского. Он имел разговор с графом Строгановым, и он боится, а сначала таким жарким защитником был. Майендорф — милый тип важной глупости, боится ездить. Страх заметно разливается». А. И. Герцен. Собрание сочинений в тридцати томах. Том второй. Статьи и фельетоны 1841—1846. Дневник 1842—1845 — М., Издательство Академии Наук СССР, 1954

ЛитератураПравить

СсылкиПравить