Запрос «Менялы» перенаправляется сюда; см. также другие значения.

Меняла — человек, занимающийся разменом или обменом денег, получая за это определённый процент[1][2].

Меняла с женой. Квентин Массейс. Ок. 1514 г.

В Древнем мире и в Средние века — люди, которые занимались обменом монет одного государства на монеты другого государства.

ИсторияПравить

Вместе с появлением в античном мире большого разнообразия монет, возникла необходимость в обмене одних монет на другие. Для этого были созданы меняльные лавки, владельцы которых назывались трапезитами. Из обычных менял они со временем превратились в людей, которые принимали вклады, совершали расчеты за товары, которые были приобретены вкладчиком[3].

Менялами обычно становились ювелиры. Они проверяли подлинность монет и постоянно держали запасы монет различных государств.

В Иудее евреи, приходившие в Иерусалимский Храм, могли уплачивать храмовый сбор только специальной монетой — половиной шекеля, так как она единственная не имела изображения римского императора. Менялы в храме с выгодой для себя обменивали другие монеты на эти.

Во время крестовых походов менялы шли за крестоносцами, а в пунктах, которые обладали важным значением, создавали свои конторы. Евреи, которые в средневековой Европе могли только в пределах гетто владеть землей и заниматься ремеслами, занимались ростовщичеством и содержали меняльные конторы[3].

В Генуе с XII века менял начали называть банкирами (bancherii, — от итальянского banco, лавка, скамья: менялы производили свои операции за особыми столами, поставленными на городской площади). Эти столы назывались рапса. Менялы проводили размен монет и экспертизу монет, они выдавали ссуды и принимали деньги на хранение, могли выполнять разные денежные операции вместо своих клиентов[3].

Менялы, соединяясь в товарищества, часто покупали у сюзеренов и городов право чеканить монету.

Купцы начали отдавать свои деньги на хранение менялам. При этом, сосредоточивая у себя вклады различных купцов, менялы могли осуществлять безналичные расчёты между ними, без той длительной процедуры, которая потребовалась бы для взвешивания и определения качества монеты.

В Италии менялы занимали высокую ступень в городском сословии. В стране велась обширная торговля, путешественники, туристы и купцы нуждались в обмене иностранных монет на национальные и наоборот. Эту функцию выполняли менялы, которые назывались campsores. Менялы должны были хорошо разбираться в монетах, должны были обладать квалификацией, чтобы определить подлинность монет, и обладать средствами, которыми могли распоряжаться. Обмен совершался очень просто, из рук в руки. Разница в курсе во время этой операции была заработком менялы. Со временем размен монет стал операцией по их переводу из какого-то одного места в другое. Купцы опасались возить с собой монеты на дальние расстояния из-за их веса и опасностей, которые могли подстерегать их в пути. Менялы были обычно либо родственниками либо хорошими знакомыми, потому что для осуществления операций между ними должно было быть доверие. В этой ситуации появилось письменное оформление сделки — документ, который можно было считать прототипом векселя. Меняла выдавал плательщику нотариально заверенную расписку в получении денег, дополнительное письмо к плательщику, уведомительное письмо о предстоящем платеже. Со временем письмо плательщику стало принимать форму переводного векселя. Меняла таким образом обязывался выплачивать деньги позднее, в другом месте. В этот период появляется вексель[4].

По сведениям Министерства финансов в 1823 году в Российской империи насчитывалось около 2287 менял[5]. Меняльные лавки второй половины XIX века - начала XX века представляли собой заведения частного банкирского промысла, основной операцией, которую они выполняли, был обмен денег[6]. В 1889 году годовой оборот меняльных лавок достиг 135 миллионов рублей[7]. Весной 1889 года Особенная канцелярия по кредитной части закончила свою работу над проектом Положения о банкирских заведениях. 14 мая 1889 года министр финансов И.А. Вышнеградский направил проект для его рассмотрения Государственным советом. И.А. Вышнеградский сделал заявление о том, что меняльные лавки, банкирские дома и банкирские конторы, почти ничем не отличаются между собой. Помимо операций, которые разрешено совершать учреждениям краткосрочного кредита, они совершают незаконные сделки. Например, продажу в рассрочку билетов внутренних с выигрышем займов и право, которое позволяло получить выигрыш по этому билету. Министр финансов считал, что меняльные лавки нужно исключить из числа банкирских заведений[8], при этом должно быть запрещено осуществлять операции краткосрочного кредита. И.А. Вышнеградский считал, что меняльные лавки должны обладать правом размена денежных знаков и оплаты купонов ценных бумаг, вышедших в тираж[9].

Согласно закону, опубликованному 3 июля 1894 года, те, кто хотел открыть меняльную лавку, должны были заявить о своем желании губернскому начальству и проинформировать о характере операций, которые собирались осуществлять. Если владелец меняльной лавки не делал этого, он мог быть оштрафован. В праве Министерства финансов было запретить нарушителю делать одну или несколько операций[10].

На меняльные лавки распространился закон, который был принят 8 июня 1893 года. Этим законом было запрещено проводить операции с валютой на срок. Закон должен был поспособствовать стабилизации рубля, при этом ограничить спекулятивные сделки с валютой, которые проводились на бирже. До 1895 года действие этого закона не распространялось на меняльные лавки, потому что их владельцы не могли посещать биржу[11].

В начале XX века было создано Особое междуведомственное совещание для рассмотрения законопроекта о меняльных лавках и банкирских заведениях. В январе 1910 года в Министерство финансов поступили данные о 287 меняльных лавках. 50 из них находились в столицах и крупных городах. В городах губерний различных районов было 38 меняльных лавок[12].

Сохранилась информация о месторасположении меняльных лавок в Петербурге на март 1914 года: меняльная лавка Коносова находилась по адресу Невский проспект, 19[13], меняльная лавка С. Федотова на Невском проспекте, 66)[14], меняльная лавка П. Н. Никифорова — Б. Гостиный двор, 29[14]. По улице Садовой располагалось сразу несколько меняльных лавок: в доме № 29 — меняльная лавка Артемовой, в доме № 32 — меняльная Лавка Левина, № 33 — меняльная лавка Рудневой, доме № 36 — меняльная лавка Балина, № 44 — меняльная лавка Журавлевой, [14], № 59 — меняльная лавка Михаила Никоноровича Балина, № 57 — меняльная лавка М. А. Левина[15]. На Невском проспекте, 49 располагалась меняльная лавка Викторова, а на Невском проспекте, 83 — меняльная лавка Никифорова. На Разъезжей, 30, работала меняльная лавка Андреева. Меняльная лавка петербургского 2-й гильдии купца Ивана Евгеньевича Гарунова была на Невском проспекте, 122, а меняльная лавка личного почетного гражданина Алексея Ивановича Дубинина — на Невском проспекте, 132[16].

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить

  • Ананьич Б. В. Банкирские дома в России 1860-1914 гг. Очерки истории частного предпринимательства. — Наука. — Ленинград, 1991. — ISBN 5-02-027315-5.
  • Туризм и рекреация: фундаментальные и прикладные исследования: труды II Международной научно-практической конференции, МГУ им. М. В. Ломоносова, географический факультет. — РИБ «Турист». — Москва, 2007. — 366 с. — ISBN 5-98025-014-X.

СсылкиПравить