Открыть главное меню

Трапези́ты (др.-греч. τραπεζῖται от τράπεζα — стол) — в Древней Греции первоначально менялы, функции которых к концу V — IV векам до н. э. значительно расширились и стали напоминать роль современных финансово-кредитных организаций.

Обмен валютыПравить

Каждый древнегреческий полис имел свою монетную систему, так как право чеканить монету было признаком суверенитета. По закону монеты любого из городов не имели никакой ценности в соседнем государстве; поэтому при отправлении за границу нужно было обменивать свои монеты на деньги той страны, куда отправлялись. Учитывая сильную раздробленность Греции, понятны затруднения, с которыми сталкивались путешественники и торговцы.

Предпринимались определённые меры, чтобы свести эти неудобства к минимуму. Иногда для трансграничной торговли выбирали одну монету, которая получала преимущество в качестве единицы обмена (афинская тетрадрахма и кизикский статер в V—IV веках до н. э., позднее — монеты македонской чеканки). Позже пришли к мысли о валютном союзе, когда два полиса договаривались об унификации денежной системы, поочерёдно чеканили монеты и распределяли между собой доходы от эмиссии[1].

Однако роль менял, очевидно, оставалась по-прежнему важной. Их столы (трапезы), как правило, располагались на торговой площади (агоре). Они занимались обменом монет различных греческих полисов и «варварских» государств, разменом крупных номиналов на более мелкие, оценкой подлинности[2].

Другие функцииПравить

  1. Трапезиты оказывали своим клиентам помощь в составлении договоров и принимали эти акты на хранение.
  2. Они брали на себя различные денежные выплаты то из денег, переданных им должником, то из своих собственных средств, которые они выдавали в виде аванса. Примеры таких операций содержатся в речах Демосфена: «Ликон из Гераклеи, уезжая в Африку, привёл в порядок свои дела через своего банкира и дал ему распоряжение уплатить оставленные у него 16 мин и 40 драхм Кефи­си­а­ду»[3]. Тимофей соби­ра­ет­ся покинуть Афины; но, ожидая прибытия леса из Македонии, он условился со своим банкиром, чтобы тот, когда прибудет этот груз, уплатил расходы по перевозке (1750 драхм); банкир уплатил и «записал Тимофея в число своих должников»[4].
  3. Трапезиты открывали своим клиентам текущий счёт. Например: один молодой иностранец приехал в Афины; он вверяет банкиру Пасиону привезённые им с собой деньги и берёт из этого капитала по мере надобности[5].
  4. Трапезиты устра­и­ва­ли денежные переводы. Один афинянин поехал в Милет и, не желая брать с собой капиталов из страха потерять их, внёс известную сумму банкиру, а тот написал в Милет своему поверенному, чтобы он перечислил эту сумму на текущий счёт путешественника.
  5. Трапезиты давали в долг деньги частным лицам и — реже — городам[6].

Деловые обычаи и общественное положениеПравить

Трапезит производил различные операции и со своими собственными капиталами и с капиталами своих вкладчиков. Чтобы добиться доверия потенциальных клиентов, он вводил в своё дело как бы соучредителей, снабжавших его деньгами и бравших на себя поручительство за него; они имели право на часть доходов и взамен этого несли личную ответственность перед кредиторами. Нередко такие предприятия оказывались несостоятельными, и тогда происходила ликвидация дела или банкротство. Хотя, вероятно, нормой считалось 100%-ное резервирование средств по вкладам до востребования, известны многие случаи, когда трапезиты использовали средства клиентов в личных целях[7]. Ввиду этого осторожные люди помещали свои капиталы у нескольких различных трапезитов — таким образом они подвергались меньшему риску потерять все свои сбережения. Так, отец Демосфена имел «2400 драхм в банке Пасиона, 600 в банке Пилада и 1600 в банке Демомела»[8].

Финансовый сектор поражали периодические кризисы, например, 377—376 годов до н. э. и 371 года до н. э., когда разорились конторы Тимодема, Соcинома и Аристолоха. Хотя эти спады был вызваны нападением Спарты и победой фиванцев, они случились после очевидной инфляционной экспансии, в развитии которой центральную роль играли трапезиты‑мошенники. Источники также рассказывают о жестоком финансовом кризисе, разразившемся в Эфесе после восстания против Митридата. Этот кризис побудил власти наделить трапезитские конторы первой исторически документированной привилегией, которая устанавливала 10-летнюю отсрочку возврата вкладов[9].

Сделки по внесению вкладов часто совершались в устной форме и без свидетелей, поэтому бизнес трапезитов был всецело основан на доверии вкладчиков[10]. Трапезиты вели записи о выдаче денег, о назначении займов и о вкладах[11].

Некоторые трапезиты наживали очень значительные состояния. Так, состояние Пасиона к концу жизни достигало 50—60 талантов[12], что делало его одним из богатейших людей в Афинах его времени. В то же время профессия трапезита не считалась достойной, поэтому среди них преобладали метеки и вольноотпущенники[2].

ПримечанияПравить

  1. Гиро, 1915, с. 544—545.
  2. 1 2 БРЭ, Трапезиты.
  3. Демо­сфен. Про­тив Кал­лип­па, 3.
  4. Демо­сфен. Против Тимофея, 29—30.
  5. Исократ. Трапезитика, 4.
  6. Гиро, 1915, с. 241—242.
  7. Уэрта де Сото, 2008, с. 40.
  8. Гиро, 1915, с. 242—243.
  9. Уэрта де Сото, 2008, с. 44.
  10. Уэрта де Сото, 2008, с. 39, 41.
  11. Уэрта де Сото, 2008, с. 42.
  12. Гиро, 1915, с. 250, 253.

ЛитератураПравить