Открыть главное меню

Молдавский диалект

Молдавский диалект или молдавский говор — один из диалектов современного румынского языка[1][2], распространённый на территории исторической области Молдавия в современной Румынии (Западная Молдавия).

Содержание

Географическое распространениеПравить

 
Карта распространения изоглосс слова «pântece»[3]

Молдавский диалект распространён в северо-восточной части Румынии, в Республике Молдова и на небольшой части территории Украины. В частности, он распространён в следующих исторических или административных областях:

Таким образом, вопреки своему названию, область распространения молдавского диалекта не ограничивается границами исторической области Молдавия (рум.)[4].

ОсобенностиПравить

ФонетикаПравить

Следующие фонетические особенности отличают молдавский диалект от других диалектов румынского языка:

  • Постальвеолярные аффрикаты [t͡ʃ, d͡ʒ] превратились в фрикативы [ʃ, ʒ]: [ˈʃapɨ, ˈʃinɨ, ˈʒeni] в таких словах как ceapă, cină, gene.[5] Данные о произношениях, собранные в результате полевых исследований[3], свидетельствуют о том, что, хотя этот феномен покрывает большую часть ареала диалекта, он не является систематическим и иногда встречается в свободном варьировании.
  • После фрикативов [s, z, ʃ, ʒ] и аффрикаты [t͡s] (а иногда и после [r]), происходит сдвиг гласной, заменяющий [e] на [ə], [i] на [ɨ] и [e̯a] на [a]: [səmn, ˈsɨŋɡur, ˈsarə, zər, zɨd, ˈzamə, ˈʃəli, raˈʃɨnɨ, ˈʒəli, t͡səs, ˈt͡sapən, rəʃʲ] в словах semn, singur, seară, zer, zid, zeamă, șale, rășină, jale, țes, țeapăn, reci. В таком фонетическом контексте теряется функция фонемы /ʲ/, ответственной за указание множественного числа существительных и прилагательных, а также второго лица глаголов: [paˈrint͡s, vjez] (for standard părinți, vezi). В результате этого во многих существительных и прилагательных теряется различие в произношении единственного и множественного числа: moș, leneș, colț, ursuz.
  • После лабиального [v], звук [e] превращается в [ə], а звук [e̯a] — в [a]: [loˈvəsk, sə loˈvaskə] в словах lovesc, să lovească.
  • Звук [ə] в конце слова становится [ɨ]: [ˈmamɨ, ˈkasɨ] в словах mamă, casă.
  • Безударная [o] приближается к [u]: [akupiˈrit] в слове acoperit (редко встречается).
  • Дифтонг [o̯a] сохраняется: [ˈso̯ari, ˈbo̯alɨ] в словах soare, boală.
  • Безударная [e] в середине и в конце слова приближается к [i]: [ˈlapti, disˈfak] с словах lapte, desfac.
  • В северных областях ареала, гласная [ə] непосредственно перед ударным слогом открывается в [a]: [maˈɡar, baˈtrɨn, taˈkut, paˈduri] в словах măgar, bătrîn, tăcut, pădure.
  • Дифтонг [ja] превращается в [je]: [bəˈjet, ɨŋkuˈjet] в словах băiat, încuiat.
  • Этимологически, [ɨ] сохранятся в словах cîine, mîine, mîini, pîine [ˈkɨni, ˈmɨni, mɨnʲ, ˈpɨni].
  • Лабиальные звуки [p, b, m] получают палатализированное произношение, когда за ними следует гласная переднего ряда, и превращаются в [c, ɟ, ɲ], соответственно: [koˈkʲil, ˈɡʲini, nʲel] в словах copil, bine, miel.
  • Сходным образом происходит палатализация губно-зубных согласных [f, v], но двумя различными способами. В южной части ареала они превращаются в [ç, ʝ], а в северных они превращаются соответственно в [ɕ, ʑ]: [ˈhʲerbi / ˈʃʲerbi, ɦʲiˈt͡səl / ʒʲiˈt͡səl] в словах fierbe, vițel.
  • Дентальные согласные [t, d, n] остаются неизменными перед [e, i, e̯a]: [ˈfrunti, diˈparti, de̯al, ˈneɡru, ˈne̯aɡrə].
  • Так же как в банатском диалекте, марамурешском/мармарошском диалекте и в арумынском языке, присутствует аффриката [d͡z], которая в мунтенском/валашском диалекте, в кришанском диалекте и в стандартном румынском языке превратилась в [z][6]: [d͡zɨk] в слове zic (от латинского dico).
  • Дифтонг [e̯a] в конце слова превращается в монофтонг [ɛ]: [aˈvɛ, spuˈnɛ] в словах avea, spunea.
  • В последнем слоге появляются звуки [i] and [u]: [pəduˈrarʲ, koʒoˈkarʲʷ] в словах pădurar, cojocar.
  • В северной части ареала, [v] с последующим звуком [o, u] превращается в [h]: holbură, hulpe, hultan (сравнить со стандартными volbură, vulpe, vultan).

МорфологияПравить

  • Существительные женского рода с окончанием на -că в дательном и винительном падежах приобретают окончание -căi: maicăi, puicăi (сравнить со стандартным maicii, puicii).
  • Сдвиг гласной после [s, z, ʃ, ʒ, t͡s, d͡z] приводит к омонимии — существительные и прилагательные женского рода звучат одинаково в единственном и множественном числе: [ˈkasɨ] («дом или дома», сравнить со стандартным casă / case), [ˈɡrasɨ] («жирная», сравнить с grasă / grase).
  • Существительное tată «отец» в определённой форме (с определённым артиклем) звучит как tatul (стандартное произношение tatăl).
  • Артикль притяжательных местоимений не изменяется по лицам и числам: a meu, a mea, a mei, a mele («мой, моя, мои», сравнить со стандартным al meu, a mea, ai mei, ale mele).
  • Глаголы в имперфекте изменяются по числам в третьем лице: era / erau, făcea / făceau (так же как в стандартном языке).
  • Простой перфект (perfectul simplu) не используется, кроме редких исключений для третьего лица, где они используются для обозначения прошедшего время (без выделения совершенной формы).
  • Вспомогательный глагол в сложном перфекте (perfectul compus) имеет одинаковую форму в единственном и множественном числе третьего лица: el o fost / ei o fost («он был / они были», сравнить со стандартным el a fost, ei au fost).
  • В северной Молдавии, плюсквамперфект формируется аналитическим способом: m-am fost dus, am fost venit («я ушел, я пришёл», сравнить со стандартным mă dusesem, venisem).
  • Глаголы в будущем времени использует неопределённую форму глагола и иногда совпадают с ней: va veni, a veni («он придёт», в стандартном языке только va veni).
  • Встречаются следующие формы субъюнктива: să deie, să steie, să beie, să ieie, să vreie (сравнить со стандартным să dea, să stea, să bea, să ia, să vrea).
  • Встречаются следующие формы императива: ádă, vină (сравнить со стандартным adú, vino).
  • Когда объектом действия глагола является другой глагол, последний используется в инфинитиве с частицей a: prinde a fierbe («начинает кипеть», в то время как стандартный язык использует субъюнктив: prinde să fiarbă или începe să fiarbă).
  • Присутствует склонность формировать родительный и винительный падеж существительных аналитически: dă mîncare la pisică («дай еды кошке», сравнить со стандартным dă mîncare pisicii).

ЛексикаПравить

  • Некоторые слова сохранили архаичную форму: îmblu, împlu, întru, înflu, nour, dirept (сравнить со стандартными umblu, umplu, intru, umflu, nor, drept).
  • Существует специфический вариант личного местоимения третьего лица, который используется как в отношении одушевлённых, так и для неодушевлённых существительных: dînsul, dînsa, dînșii, dînsele («он, она, они»; сравнить с el, ea, ei, ele). В стандартном языке, эти местоимения первоначально использовались в качестве формы вежливости по отношению к третьему лицу.
  • Существуют специфические формы указательного местоимения: [aˈista, aˈjasta, aˈʃala, aˈʃeja] («этот, эта, тот, та»; сравнить во стандартным acesta, aceasta, acela, aceea).
  • Отдельные слова, не используемые в стандартном языке: omăt («снег», вместо стандартного zăpadă), agudă («шелковица», вместо dudă), poame («виноград», вместо struguri), perje («сливы», вместо prune), ciubotă («сапог», вместо cizmă), cori («корь», вместо pojar) и другие.

Особенности молдавского говора на территории Республики МолдоваПравить

Из-за особенностей исторического развития Республики Молдова[7], разговорный язык жителей левобережья Прута подвергся более значительному, по сравнению с говором жителей Западной Молдавии, влиянию русского языка. В 1990-х годах исследователями отмечались[8] следующие лексические и морфологические особенности.

  • Заимствование отдельных лексем из русского языка и создание устойчивых выражений на основе румынской грамматики. Так, например, в молдавском говоре укоренилось слово sclad («склад»), заменив собой в разговорном языке слово depozit с тем же значением из стандартного румынского языка, и войдя в состав устойчивого выражения la sclad («на склад», «на складе»).
  • Смешение русских корней и румынских окончаний в морфологии глаголов. Примером подобного смешения может служить следующее предложение: Pe Ion l-au sudit pe doi ani («Ион был осуждён на два года»). Глагол sudit образован путём добавления к русскому корню суд- румынского окончания -t, соответствующего причастию прошедшего времени.
  • Калькирование в морфологии и синтаксисе. Например, калькируется с русского языка притяжательная конструкция «у меня/тебя/него/т.д.»: предложение La mine rochia-i nouă является калькой с русского «У меня новое платье», вместо стандартного Rochia mea este nouă (дословно «Моё платье — новое»).
  • Альтернативное произношение некоторых слов, имеющих эквивалент в русском языке: epizod вместо стандартного episod («эпизод»), organizm вместо стандартного organism («организм») и т. д. Отмечается, однако, что некоторые из этих произношений и написаний имели хождение и в литературном румынском на более ранних этапах.[9]

Примечательно, что проникновение русских лексем в советский период не ограничивалось левобережьем Прута. Отдельные лексемы попали в стандартный румынский. Примером может служить существительное sprafcă («справка»)[10], которое в определённый момент вытеснило в Молдавии стандартное adeverinţă, хотя в 1990-е годы предпочтение снова отдаётся слову adeverinţă.

Большая часть заимствований и калек присутствует лишь в устной речи, не проникая в письменный язык. Так, по результатам полевого исследования в 2014 году[11], пресса Республики Молдова содержит 0,28—0,58 % регионализмов, не встречающихся в стандартном румынском языке.

Карты лексемПравить

Соотношение молдавского языка и молдавского диалектаПравить

Молдавский диалект является устной формой («абштанд») румынского языка. Его не следует смешивать с «молдавским языком». Термин «молдавский язык» встречается в официальных документах Республики Молдова[12] и является одним из названий государственного языка Молдавии. Литературная форма («аусбау») языка в Молдавии и Румынии совпадает[источник не указан 115 дней].

Исторически, в советской лингвистике говоры румынского языка носили название «дако-румынской группы диалектов»[13][14], а социолингвистический статус идиома («молдавский диалект или молдавский язык») часть исследователей считала дискуссионным[15][уточнить]. В то же время, Большая Советская Энциклопедия разделяла молдавский язык и молдавский диалект румынского языка, хотя и называла их «близкими»[16].

Некоторые современные лингвисты[17][18][19] не выделяют молдавский и румынский в отдельные, отличный друг от друга, языки, а говорят о двух названиях (лингвонимах) одного языка.

Географически, ни одна из существенных изоглосс молдавского диалекта не проходит по границе между Республикой Молдова и Румынией, что свидетельствует о несовпадении политической границы и границы распространения диалектов. По мнению одних исследователей фонетика и морфология (которые являются определяющими в классификации диалектов) идентичны по обе стороны границы, а отличия в лексике минимальны[20]. Другие исследователи считаю различия, особенно в лексики, достаточными, чтобы составить молдавско-румынский словарь (англ.), который в 2011 году отпечатанн в типография Академии Наук Республики Молдова[21].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Сергиевский, М. В. Введение в романское языкознание. — Изд-во лит-ры на иностранных языках, 1952.:
     Молдавский диалект дакорумынского языка, издавна распространённый в старом «господарстве» Молдавии, в Буковине и Бессарабии, отличается существенными чертами от валашского, лежащего в основе литературного языка. 
  2.  (англ.) George L. Campbell. 2 // Сборник языков мира: ладакхский — зуни = Compendium of the World's Languages: Ladakhi to Zuni. — Routledge, 2000. — P. 1854. — (Compendium of the World's Languages). — ISBN 9780415202978., с. 1406—1407.
  3. 1 2  (рум.) Atlasul lingvistic român, edited by Sextil Puscariu, Cluj, 1938 (part 11); Sibiu, Leipzig 1942 (part 12), Sibiu, Leipzig, 1940, (part III), Sibiu, Leipzig 1942, (supplement to part III).
  4. Gheorghe Postică, Civilizația veche românească din Moldova, ed. Știința, Chișinău 1995, ISBN 5-376-01634-X.
  5.  (рум.) Tratat de dialectologie românească, Editura Științifică și Enciclopedică, Bucharest, 1984, p. 213.
  6.  (рум.) Matilda Caragiu-Marioțeanu, Compendiu de dialectologie română, Editura Științifică și Enciclopedică, 1975, p. 90.
  7. Под «особенностями исторического развития» понимается нахождение Молдавии в составе СССР и языковое строительство, имевшее место в советский период.
  8. Donald L. Dyer. Влияние русского языка на румынский в Молдавии в советский период (англ.) = Some Influences of Russian on the Romanian of Moldova during the Soviet Period // The Slavic and East European Journal : журнал. — American Association of Teachers of Slavic and East European Languages, 1999. — Vol. 43, no. 1. — P. 85—98. — ISSN 00376752.
  9. K. Bochmann, V. Dumbrava. Limba romană vorbită în Moldova istorică. — Leipziger Universitätsverlag, 2002. — Vol. 1. — P. 182. — 202 p. — ISBN 9783936522082.
  10. Dicţionarul limbii române, Bucureşti, Academia Română, 1994, vol. X, pp. 1425—1455.
  11. Daniela Gîfu. Creating of parallel lexicons for Romanian and Moldovan (рум.) // COMMUNICATION, CONTEXT, INTERDISCIPLINARITY : журнал / Iulian BOLDEA. — Tîrgu Mureş: Universitatea «Petru Maior», 2014. — Т. 3. — P. 624—633. — ISSN 2069-3389.
  12. Концепция национальной политики Республики Молдова, 19.12.2003.
     Концепция исходит из исторически сложившейся и подтвержденной общей литературной сокровищницей истины: молдавский и румынский народы используют общую литературную форму [...] Связанные общим происхождением, имея общий основной лексический фонд, молдавский национальный язык и румынский национальный язык сохраняют каждый свой лингвоним/глоттоним как идентификационный признак каждой нации - молдавской и румынской. 
  13. Сергиевский, с. 34
  14. Алисова, Т. Б., Т. А. Репина, М. А. Таривердиева. Введение в романскую филологию: Учебник. — Высшая школа, 1987.
  15. Алисова, с. 22
  16. Сергей Иванович Вавилов. Большая советская энциклопедия. — 2. — Изд-во Большая советская энциклопеди, 1954. — Т. 28., с. 108
  17. Лухт Л. И., Нарумов Б. П. Румынский язык // Языки мира. Романские языки. — М., Academia, Институт языкознания РАН, 2001 — С. 575.
  18. «Румынский язык» в энциклопедии «Britannica»
  19. King, Charles. Forging a Soviet Moldovan Nation // The Moldovans: Romania, Russia, and the Politics of Culture. — Hoover Press, 2000. — P. 107—108. — 303 p. — ISBN 9780817997922.
  20.  (рум.) Vasile Pavel, Limba română — unitate în diversitate, Limba română, nr. 9-10, 2008.
  21. Молдавско-румынский словарь. Второе издание